МЕЧ и ТРОСТЬ

В.Черкасов-Георгиевский «Записки зарубежника». Глава 3 «Приход на Филях».

Статьи / История РПЦЗ
Послано Admin 09 Мая, 2020 г. - 11:32

Начало: В.Черкасов-Георгиевский «Записки зарубежника». Глава 1 «Новогиреевский приход».
В.Черкасов-Георгиевский «Записки зарубежника». Глава 2 «"Приход у метро "Проспект Вернадского"»


Приход РПЦЗ на Филях, где настоятелем был приехавший из Воркуты иерей Андрей Щербаков, обосновался в просторной квартире. Здесь с ним служил его земляк иеромонах Андроник (Шмидт), высокий с удлиненным бледным лицом. Отец же Андрей был красавцем с вьющимися волосами. Они открыли приход, рассчитывая на приток зарубежников из столицы, которые по тем или иным причинам действительно пополнили этот домовой храм с открытым алтарем-престолом. Здесь был народ из исчезнувшего новогиреевского прихода, новые люди с трудной судьбой в МП. От отца Тихона (Козушина) сюда перешел со мной и моей женой чтец А.Давыдов.

Воркутян также представлял спонсор этого прихода предприниматель Станислав с немецкой фамилией. Он оплачивал расходы и строго следил, чтобы имущие не забывали платить десятую часть своих доходов. Однако по всей Москве на всех приходах зарубежники были в основном бедны и не обращали внимания на такие требования. Начальство прихода также представляла жена о.Андрея матушка Надежда, незамысловато заявлявшая:

-- Мы знаем, кто нам нужен.

Нужны же были на деле все и получалось, что здесь по разным поводам сталкивались разные люди. Был, например, громадного роста худой Сергей, бывший послушник монастыря МП, который по смирению истово молился в коридоре, из которого был виден престол в комнате. Он любил земные поклоны и клал их по собственному настроению, а не по уставу. Это сильно раздражало старика-новогиреевца Трофимыча и однажды он не выдержал, схватил Сергея за локоть, когда тот склонялся в поклоне. За трапезой после литургии Сергей с помертвевшим лицом схватил чашку, саданул ей по столу с криком Трофимычу:

-- Ну,если еще раз меня схватишь на поклоне!

Была ярая монархистка из МП Валентина, знавшая чуть ли не все приходы МП на Москве и их мероприятия. Она принесла в храм огромный поясной портрет Царя-Мученика, так как в РПЦЗ он был главным человеком в отличие от МП, где теперь поклоняются выдуманному культу Матроны Московской. Отношением к этой православной, как и к какому-нибудь Славику Чебаркульскому в противовес Царю-Мученику наглядно разнятся зарубежники и патриаршие радетели.

Многую энергичность в жизнь прихода внес Олег Трофименко, приехавший из США. Он уехал туда из РФ после тюремного заключения как политзэк, попросивший политического убежища в американском посольстве. Теперь, обзаведшись деньгами, он решил, что сможет отгрохать настоящий храм для РПЦЗ в Москве. На предостережения, что такими делами ведают у нас бандиты-решалы, Олег . уверенно парировал:

-- Но разговаривать-то с ними можно!

С женой и двумя сыновьями-школьниками он снял квартиру неподалеку от моего дома, а на службы всегда появлялся одетым с иголочки, в галстуке. Ему казалось, что сможет заразить энтузиастом прихожан из-за своей биографии, берущей начало в Одессе. Но люди прихода были по-совецки инертны, и хотя инициативнее патриарших, не дотягивали до планов Трофименко. Так побившись, он все-таки потом опять уехал в США.

Над этим приходом витала провинциальность родины его батюшек из Коми республики. Другие священники, активисты из Благочиния Коми наезжали в приход постоянно. Они сплотились дома вокруг монастыря иеромонаха Стефана (Бабаева), который из него воевал еще в МП с местным епископом. Идеологом этой группы был писатель-националист Юрий Екишев,попавший под суд за экстремизм и отбывший позже заключение. Я писал как член Союза писателей прокурору в его защиту, когда Екишев был под следствием.

На краю России эти люди были менее зависимы от властей, нежели москвичи. Но по тамошним условиям, где близкие северные лагеря формировали население, они приобрели своеобразную хватку. Умели заработать и наладили поставку из Москвы запчастей для иномарок, стояли друг за друга горой. Когда я секретарем Епархиального собрания уж после ухода с Филей cделал замечание Благочинию Коми, мне в Алексине было сделано внушение в сумрачном коридоре. Немилосердно разговаривали они с зарубежниками из центральной России по любым вопросам, что проявилось когда начались интриги против вл.Дамаскина (Балабанова). Было это в Славянске-на-Кубани, где резиденция вл.Виктора (Пивоварова), и в Щербинке, когда в тамошнем приходе был Чрезвычайныый съезд после смерти митрополита Виталия по преображению группировки вл.Антония (Орлова) в РосПЦ.

Дух некоторой наивности окрашивал атмосферу прихода в Филях, на трапезах здесь возобладали долгие разговоры о нашем житье-бытье. Это о.Андрею Щербакову нравилось и он подбадривал:

-- А вы богословствуйте!

Не по этим ли причинам ныне отец Андрей перешел со своим приходом под руку никого иного, как вл. Мартина (Лапковского)? А я ушел из Филей поле того, как сам о.Андрей стал говорить негативно о вл.Викторе (Пивоварове). Тогда я уже начал с 2002 года выпуск этого сайта «Меч и Трость», обновлял его ежедневно публикациями со всего света и обо всем на свете на приходах РПЦЗ, ведь они были почти во всех странах. Сайт был известен по странам, где прижилась русская эмиграция. Первое издание МИТ было на бесплатном «Яндексе», где плохо с картинками, но мгновенно вошел в пул самых читаемых по миру даже в таком лишь «печатном» текстами виде. Как аттестовал сайт священник из Питера о.А.Лебедев, «писалось обо всем в РПЦЗ до мелочей»,

Я сделался, как шутили, «министром печати» у правящего в России вл.Виктора (Пивоварова), который сам оказался неутомимым публицистом. Всемогущий в «виталибанской» РПЦЗ о.В.Жуков за его защиту на МИТ однажды написал мне: «Слава белому воину!» Но наряду с этой поддержкой я заимел много врагов. Людей раздражала моя манера писать хлестко, не «по-церковному». Тот же теперешний недруг вл.Мартина (Лапковского) из-за их разрыва в осколке ПРЦ-РПЦЗ о.В.Рожнов, преданный тогда еще о.В.Жукову, советовал мне:

_-- Пиши не критически, а в созидательном ключе, большего достигнешь в убеждении оппонентов.

Однако другой исторический мыслитель заявлял: «Стиль – это человек». Мне пришлось узнать сие на своей шкуре. Все последующие годы я продолжал разить на МИТ, отчего и дружелюбно настроенные ко мне люди остерегались высказывать о моих работах приличные слова.

После ухода с Филей путь мой лежал на сотрудничество с тогда помощником вл.Виктора епископом Дамаскиным (Балабановым), в приход в подмосковной Щербинке.



Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  https://archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  https://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3660