МЕЧ и ТРОСТЬ

“Герой белого Северо-Запада России маршал барон Маннергейм заслуживает памятника в России”

Статьи / Царский путь
Послано Admin 31 Окт, 2007 г. - 12:33

Открытое письмо в редакцию газеты “Карелия”

Уважаемая редакция,
прочитав в газете “Карелия” №96 за 30 августа 2007г. на стр.7 заметку “Ветераны Кеми против” , хочу сказать несколько слов в защиту идеи депутата Петросовета Владислава Грина поставить памятник барону Карлу Густаву Маннергейму, маршалу, а, затем -- Президенту Финляндии, в бывшем же -- царскому генералу.


В 2004 году в здании петербургской гостиницы «Маршал» появился бюст Карла Густава фон Маннергейма, генерала русской службы, финского маршала и президента Финляндии в 1918–1920 и 1944–1946 годах, работы известного скульптора Вячеслава Уланова

Маннергейм был близок Царской семье и до конца жизни почитал память Святого Мученика Императора Николая Второго и его семьи. Портрет императора всегда стоял на его столе, что не нравилось финнам. “Он любит русских и не говорит по-фински”, - говорили они. Действительно, К.Г.Маннергейм был шведом, и только в конце жизни немного выучил финский. Он, как и вся его семья были патриотами России и не разделяли идей финских сепаратистов, за что против его семьи имели место угрозы со стороны националистически настроенных финнов.

Маннергейм не принял присяги Временному Правительству. Кроме него на такой шаг пошёл только генерал Келлер, впоследствии убитый петлюровцами. Сразу же после Февральской революции Маннергейм предложил ряду генералов (некоторые из которых впоследствии стали вождями белого движения), покончить с Временным Правительством и восстановить монархию. Но он в то время не нашёл поддержки у этих военачальников. Тогда и только тогда Маннергейм уехал в Финляндию, по пути удивительным (непонятно каким) образом, проникнув в Царское Село, где в заключении находилась Царская Семья (отрёкшийся от Престола Государь ещё не прибыл).

“-- Барон, вы знаете меня хорошо и знаете давно, -- сказала Государыня Маннергейму. -- Вы знаете, что я могу владеть собой. Но когда сюда вошёл генерал Корнилов с орденом, пожалованным ему Никки, и с красным бантом на рукаве, и сказал: “Гражданка Романова встаньте выслушать указ Временного Правительства”, -- у меня потемнело в глазах.

И на глазах Императрицы, - пишет Маннергейм - выступили слёзы”.

В Финляндии Маннергейм весьма энергично взялся за ликвидацию большевизма. Там впервые армия, противостоящая большевикам, стала называться “белая армия”. Но целью Маннергейма была не Финляндия, а Россия. Он планировал в союзе с генералом Юденичем взять Петроград и покончить с большевизмом. Несмотря на противодействие финских националистов (включая правительство), ему удалось утвердить эту свою идею и начать мобилизацию финской армии для наступления на Петроград. Весь этот план был сорван не финнами, а близорукой политикой Юденича, который стоял за “единую и неделимую Россию”, т.е. не хотел признать независимость Финляндии, и надеялся на успех своих сил без помощи финской белой армии. Он категорически потребовал отмены наступления финской армии на Петроград. Как известно, Юденич не смог взять Петрограда.

Из-за своих прорусских настроений Маннергейм проиграл на президентских выборах и на какое-то время отстранился от политической деятельности. Вернувшись к ней, он выступил сторонником удовлетворения требования России о передвижении границы к Северу от Ленинграда, за что Сталин обещал отдать Финляндии большую по площади территорию (включая Реболы, где я в настоящее время служу священником). Маннергейм считал эти требования России справедливыми, но с ним не согласилось финское правительство. В результате чего началась т.н. “Зимняя война”, стоившая России огромных человеческих потерь, а Финляндии утраты большой территории.

В ходе Второй мировой войны Финляндия не могла остаться нейтральной. Она была бы либо оккупирована Германией, либо оказалась на стороне Советского Союза, чего, конечно, ни один нормальный финн не хотел после “Зимней войны”. Формально Финляндия вела войну не на стороне Германии, а самостоятельно. Целью было вернуть утраченную в “Зимней войне” территорию и не больше. Несмотря на требования немцев финны не обстреливали Ленинграда. Более того, Маннергейму мы обязаны тем, что Ленинград не был взят. Немцы требовали, чтобы финны перерезали Мурманскую ж/д в районе Сороки. Была разработана операция. Выполнить её финнам было очень легко. Но Маннергейм как говориться замотал операцию. Он ведь воспитывался в Петербурге, любил его, а Гитлер планировал сравнять город с землёй и территорию передать Финляндии. Сталин оценил эту заслугу Маннергейма. После заключения мира с Финляндией он сказал членам финской делегации: “Финляндия обязана сохранением своей независимости своему старому маршалу”.

К сожалению, действительно, как пишется в заметке “Ветераны Кеми против”, “на территории нашей республики была развёрнута сеть концлагерей, где погибло множество наших соотечественников”. Но сам Маннергейм здесь не причём. Он был против этих мер. Правительство объясняло эти действия лёгкой возможностью внедрения в русское население советских агентов. И это предположение имело основания. Карелов в концлагеря не заключали. И, повторяю, Маннергейм был главнокомандующим, а не президентом и не премьером и не мог противостоять их политике в отношении русского населения. Зато Маннергейм имел прямое отношение к положению заключённых советских воинов в лагерях для военнопленных, и это положение нельзя даже сравнить с судьбой наших солдат в немецких лагерях. Любопытно, что Маннергейму удалось каким-то образом получить от русских белоэмигрантов из США большое количество продовольствия, медикаментов и одежды для военнопленных.

И ещё одна заслуга Маннергейма. Те, кто смотрел фильм “17 мгновений весны”, помнят, что у Гиммлера был чемоданчик. Чемоданчик он действительно имел и носил с собой. Так вот, с этим чемоданчиком он как-то приехал в Финляндию, не раскрывая до поры до времени цели визита. Однако разведке Маннергейма удалось заглянуть в чемоданчик. Там были списки финских евреев, которые, согласно намерениям Гиммлера должны были быть уничтожены. Маннергейм связался с правительством и в категорической форме потребовал отрицательного ответа на предложения Гиммлера. В результате, Гиммлеру не дали даже раскрыть рта, заявив как бы между прочим, что “еврейского вопроса в Финляндии не существует”. Таким образом Маннергейм спас Финляндию и нашу республику от позора осуществления сатанинских планов Гитлера.

И ещё одну форму сатанизма предотвратил Маннергейм. Спасши Финляндию от большевистского рая, он тем самым спас русские православные святыни - Валаам, Коневец от надругательства советских безбожников-сатанистов. Уже за одно ему нужно поставить памятник.

Будучи лютеранином, Маннергейм глубоко чтил Православную Церковь, носил на груди православный крест (и с ним похоронен), молился на Валааме и просил русских монахов на Валааме молиться за него.

В общем, Карл Густав Маннергейм был и остался преданным России (но не большевистской России) патриотом и единственным белым генералом, одержавшим победу в Гражданской войне. Он был честным христианином и в личных делах, и в политике. Тем, для которых история Российского Христианского Государства (включающего и Финляндское Великое Княжество) не пустой звук, тем, кто не хочет идти на поводу у финских националистов, презирающих Россию, - для тех Маннергейм герой Северо-Запада России и заслуживает того, чтобы ему был поставлен памятник в нашей республике.

Священник Стефан Красовицкий [РПЦЗ],
Настоятель прихода Св. Архистратига Божия Михаила
в селе Реболы Муезерского р-на Карелии.


Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=986