МЕЧ и ТРОСТЬ

Катакомбница княгиня Н.В.Урусова, супруга члена Всероссийского Поместного Собора 1917-18г.г. и участница, 90 лет назад заявила о его неправедности, что подтвердили решения Собора РосПЦ 2009 года

Статьи / Апостасия
Послано Admin 07 Дек, 2009 г. - 21:12

РЕДАКЦИЯ МИТ: В опубликованных позавчера Документах проходившего с 30 ноября по 3 декабря 2009 Архиерейского Собора Российской Православной Церкви (РосПЦ) [1] наибольшую злобу полусергианской, проэМПешной части оппонентов РосПЦ, выдающей себя за «РПЦЗ», немедленно вызвало следующее положение:

«РосПЦ исповедует, что обстоятельства созыва, состав участников, условия работы и принятые решения так называемого Всероссийского Поместного собора 1917-18г.г. свидетельствуют о том, что этот собор являлся типичным революционным учреждением, и поэтому его постановления не имеют никакой канонической силы и не могут быть обязательными для членов РосПЦ».

(ПОДРОБНЕЕ СМ.:
Определение Архиерейского Собора Российской Православной Церкви по вопросу о церковных отступлениях, имевших место в феврале-марте 1917 года, и мерах по их устранению [2]
Постановление Архиерейского Собора Российской Православной Церкви об исправлениях Вероисповедной Концепции РосПЦ [3])

Прежде других вскочил охаять исповедничество РосПЦ московский «иерей» Евгений Корягин из экуменистическо-киприанитской группы А.Пашковского: http://archiv.livejournal.com/134250.html В своем ЖЖ сей господин с говорящей фамилией в самой хамской манере, свидетельствующей, что он не клирик, а «баклан», «прошелся» по РосПЦ от всей грязной души, даже клоунски перевирая название Церкви. Дружно поглумилась целая стая пашковцев, перепечатывая это и в ЖЖ некой оголтелой дамочки из США под ником guest_2. И в своре, конечно, возбужденно пустила струйку задорная затычка в каждой ЖеЖешной отхожей бочке А.Габуев из РИПЦы.

Корягина недавно в ЖЖ Пашковского справедливо обвинили в том, что он собрал в 2006 году по зарубежным приходам РПЦЗ(Л) в США десятки тысяч долларов якобы на строительство нового храма, а деньги присвоил. Этого проходимца гнали еще из МП в таком градусе, что глава администрации Щелковского района Московской области, где настоятельствовал в храме Корягин, заявил: «Ни копейки на церковные нужды не дам, пока здесь этот Корягин». Потом он был изгнан своей паствой, решившей уйти из РПЦЗ(Л) в 2007 году, из московского храма, т.к. старался остаться с лавровцами и т.д. и т.п.

Сие лишь первые склизкие цветочки наиболее злобных и истеричных болтунов. Чтобы предварить ягодки тех, кто захочет не «базарить», а разобраться в решениях последнего Собора РосПЦ насчет Всероссийского Поместного Собора 1917-18 годов, мы публикуем точку зрения мирянки Катакомбной Церкви и РПЦЗ, которую талантливый историк Церкви и публицистка Е.Ю.Концевич из РПЦЗ считала святой.

Это княгиня Наталия Владимировна Урусова (1874 -- 1963), урожденная Истомина, автор знаменитых мемуаров «Материнский Плач Святой Руси», выдержавших уже четвертое издание в России. Княгиня Наталия Владимировна -- внучка адмирала, дочь выпускника Пажеского корпуса, офицера Лейб-Гвардии Преображенского полка, затем -- управляющего канцелярией Московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича, потом -- гофмейстера Двора Его Величества. Она сестра П.В.Истомина, в 1915 году служившего товарищем Обер-Прокурора Святейшего Синода А.Д.Самарина. Ревностная антисергианка княгиня Н.В.Урусова в 1936-37 годах была участницей литургий в подземном храме главы Катакомбной Церкви митрополита Иосифа Петроградского, находившегося в ссылке под Чимкентом.


Княгиня Наталiя Владимировна Урусова въ Можайскѣ, въ 1940 году, незадолго до оставленiя Россiи

+ + +
Из воспоминаний «МАТЕРИНСКИЙ ПЛАЧ СВЯТОЙ РУСИ»

Глава «Всероссiйскiй соборъ 1918 года»

Я писала, что мужъ мой былъ членомъ Церковнаго Собора оть Ярославской губернiи. Я не берусь разсматривать деятельность Собора въ подробностяхъ — это дело будущей исторiи, а только скажу въ несколькихъ словахъ о своемъ личномъ впечатленiи. Такъ какъ мужь мой быль къ этому причастенъ, то я болезненно переживала все то, что слышала и видела.

Къ сожалению, въ собранiи всехъ высшихъ силъ православнаго русскаго духовенства (въ большинстве высшихъ не въ силе духа, а только въ чинахъ iерархiи, къ великому горю и гибели Россiи) царилъ все тотъ же страхъ: страхъ передъ надвигающейся страшной катастрофой. За немногими исключенiями, все боялись открыто исповедовать свое мненiе по темъ вопросамъ, где нужно было громить, предупреждать и открывать глаза въ то время еще въ большинстве верующему въ Бога и любившему своего земного царя народу.

Соборъ этого НЕ сделалъ! Воззванiе Патрiарха, написанное богословомъ, княземъ Евгенiемъ Трубецкимъ, если и было напечатано, то раздавалось тайно, изъ-подъ полы, опять-таки изъ-за того же земного страха. Мужъ мой привезъ мне порученные ему для раздачи многiе экземпляры воззванiя. Онъ передалъ ихъ мне со словами: “Пожалуйста, постарайся раздать, но только такъ, чтобъ съ этимъ не попасться”. Я отдала ему ихъ обратно, напомнивъ слова Спасителя, что зажегши Свечу, ее не ставятъ подъ кровать, она должна открыто светить всемъ: «Эти воззванiя должны быть расклеены на всехь дверяхъ храмовъ и на углахъ улицъ, и если я первому же крестьянину, отдавая тайно воззванiе, скажу: «Смотри, только не попадись”, -- то я сразу отниму у него веру въ Соборъ и упованiе на его силу». А на него въ то время были устремлены глаза всехъ верующихъ въ надежде на спасенiе, да и сама я считала подобный рискь этоть неосновательнымъ и безсмысленнымъ орудiемъ борьбы съ наглеющей силой сатаны.

На Соборе постановлено было не говорить о политике. Все вопросы, по которымъ подолгу говорили церковные ораторы, сводились только кь образованiю будущей Церкви, могущественной своими капиталами, для чего должны были быть куплены два громадныхъ именiя: одно виноградное въ Крыму, для монополiи церковнаго вина, а другое на Кавказе, съ посевами пшеницы для монополiи муки на просфоры и надобности Церкви, причемъ отъ продажи излишковъ предвиделись неисчерпаемые богатства. Мужу моему было дано заданiе разработать уставъ будущаго церковнаго банка, съ обещанiемъ поставить его не только директоромъ этого банка, но и главнымъ управляющимъ обоихъ именiй. Мужь не былъ богать и перспективы эти его радовали, онъ дни и ночи работаль надъ этимъ. Я плакала, видя гибель Россiи благодаря такой деятельности Собора. Мужъ уговорилъ меня поехать въ Москву хоть на одно заседанiе, и я нехотя согласилась, все же думая найти, можеть быть, твердую почву подъ ногами, чтобъ не утонуть въ трясине болота.

Первое, куда на Соборе провелъ меня мужъ, это поразившiй меня богатый буфеть, где можно было иметь что угодно, когда общей массе народа было очень трудно съ питанiемъ.

Въ то время много было разговоровъ о томъ, что на Соборъ изъ Зосимовой Пустыни приехалъ Iеросхимонахъ Алексiй, много летъ проведшiй въ затворе и теперь покинувшiй его. Мы его встретили въ дверяхъ, когда выходили изъ буфета. Я была названа по имени и получила благословенiе. Лучъ надежды осенилъ меня! Можетъ, этотъ старецъ-отшельник, худой высокiй аскеть въ облаченiи схимника, скажетъ свое святое могучее слово, которое сокрушить силу дьявола, дерзко надеющагося овладеть Россiей съ ея православной верой? Ведь недаромъ же вышелъ изъ затвора.

Такъ думали многiе, но онъ ни разу до закрытiя Собора не проронилъ ни слова, а по окончанiи его не вернулся к себе въ монастырь, а долгое время тайно жилъ въ Троицко-Сергiевой Лавре у жены убитаго министра Хвостова. Конечной его судьбы я не знаю, т.к. уехала изъ Лавры. Былъ ли это страхъ — Господь будетъ Судьей всемъ и всему.

Все происходило въ Синодальномъ доме. Мы с мужемъ прошли въ громадный залъ со сценой. На ней — во всю длину покрытый сукномъ столъ. Въ первыхъ рядахъ креселъ партера сидело много духовенства и гражданскiе члены Собора отъ всехъ областей и губернiй Россiи, тамъ же селъ и мой мужъ, я села сзади среди многочисленной публики, которой разрешенъ был свободный доступъ.


Начало главы «Патрiархъ Тихонъ»

Трепетъ прошелъ по залу, когда на сцену вышелъ Патрiархъ Тихонъ и занялъ среднее место, и за нимъ митрополиты, епископы, почтенные старцы, монахи, и Iеросхимонахъ Алексiй. Хотелось плакать и закричать: “Спасите Россiю и Церковъ нашу, на васъ смотрятъ почти 200 миллiоновъ людей”. На кафедру, которая была между публикой и сценой, начали выходить попеременно духовные и гражданскiе ораторы.

Чемъ дальше, темъ больше моей душой овладевали страхъ и тревога: ни единаго слова въ защиту Веры, въ защиту Православiя, въ защиту надежды на Бога, дабы победить надвигающуюся жуткую опасность, не было сказано! Вычислялись цифры, говорилось о созданiи громадныхъ зданiй для будущихъ церковно-приходскихъ школъ, о покупке именiй и т.д.

И вотъ объявляютъ: сейчасъ будеть говорить профессоръ изъ Белоруссiи (фамилiю я его забыла). Вышелъ маленькаго роста, скромнаго вида невзрачный человекъ, и этотъ маленькiй человекь сказалъ не много, но сильныхъ и больших словъ.

Я, конечно, не помню ихъ буквально, хоть ихъ было мало, ему не дали говорить, и кто не далъ? Со сцены поднялось шиканье, и его заставили сойти съ кафедры. Сказалъ онъ, обращаясь къ Патрiарху и всему правящему духовенству:

“Не этими вопросами ДОЛЖНЫ мы сейчасъ заниматься! Россiя гибнетъ, тронъ поруганъ. Безъ Помазанника Божiя, Православнаго Царя, она скоро подпадеть подъ власть тьмы”.

Онъ сошелъ съ кафедры за то, что коснулся “политики”, когда постановлено было ея не касаться.

Я встала и вышла изъ собранiя. Ничего больше не могу написать ни о Соборе, ни о Церкви вообще, т.к. благодаря безвыходной нужде покинула Лавру и переехала на Кавказъ, и только иногда узнавала что-нибудь отъ приезжавшихъ людей.

(Княгиня Н.В.Урусова. Материнский Плач Святой Руси. М., Русский паломник, 2006. С. 101—109)

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1602

Ссылки в этой статье
  [1] http://www.ispovednik.org/fullst.php?nid=251&binn_rubrik_pl_news=129
  [2] http://www.ispovednik.org/fullst.php?nid=252&binn_rubrik_pl_news=129
  [3] http://www.ispovednik.org/fullst.php?nid=253&binn_rubrik_pl_news=129