МЕЧ и ТРОСТЬ

1938 год: Объединение русских эмигрантских православных, национальных и националистических организаций, стоящих на монархических позициях

Статьи / Царский путь
Послано Admin 26 Авг, 2009 г. - 11:24

(По историографическим, белоэмигрантским материалам РФ и Русского Зарубежья)

15 мая 1938 г. в Белграде состоялась встреча представителей различных организаций, стоящих, как отмечалось в газетах, «на монархических позициях». Всего около 600 человек. Среди них: члены легитимно-монархического движения, Корпуса Императорской Армии и Флота, Союза «Молодая Россия», партии «Младороссов», Всероссийского Фашистского Союза, Русского Национального Союза Участников Войны (РНСУВ) генерала Туркула, Русского Народного Ополчения генерала Скородумова и Русский Обще-Воинский Союз (РОВС). На встрече присутствовал Архиепископ Гермоген — заместитель Председателя Архиерейского Синода Русской Православной Зарубежной Церкви. Фактически проведенное мероприятие стало актом объединения «Русских людей, преданных заветам Великого Прошлого Императорской России». На устроенном на встрече собрании были заслушены доклады профессора Н.В.Краинского — «В атмосфере политических бурь и революционного безумия», представителя национальной монархической молодежи студента Г.И.Родионова, редактора газеты «Партизан» А.В.Ланина, представителя ВФП И.В.Рычкова и др.

В этом же году РНСУВ, дальневосточные фашисты, Российское Национальное и Социальное Движение (РНСД), Русский Национальный Союз в Америке (председатель Н.Мельников), кружки друзей «Голоса России» Солоневича объединились в Российский Национальный Фронт (РНФ).

Первым шагом к объединению организаций в рамках НФ стал акт о союзе Российского Фашистского Союза (РФС) и РНСД. Он был заключен 15 (28) июля 1937 г., подписан Особоуполномоченным Представителем РФС в Германии, членом Верховного Совета РФС А.А.Аверкиевым и Полномочным представителем РНСД в Берлине, членом Главного штаба РНСД А.В.Мельским. Утвержден Главой РФС К.В.Родзаевским и заместителем Начальника РНСД ротмистром Г.В.Кривенко. Акт включал следующие положения:

« В целях наибольшего успеха обще-российской освободительной борьбы, Российский Фашистский Союз и Российское национальное и Социальное Движение, утвердив общность основных идеологических принципов, настоящим актом свидетельствуют об установлении между ними союза и полной координации действий в борьбе против Коминтерна и союзных с ним темных надправительственных сил.

Считая всякое объединение действий реальным и плодотворным только тогда когда между Объединяющими организациями налицо единство веры и доктрины, союзные организации будут стремиться и далее расширять единый, Российский Национально-революционный фронт, путем привлечения к нему организаций, стоящих на платформе национал-революционного мировоззрения и открыто борющихся против мировых сил тьмы — коммунизма, иудейства и масонства.

Установление единой генеральной линии национально-революционных организаций за рубежом — залог единства и мощи ведущего отбора Российской Наций в светлый и недалекий час освобождения и возрождения Великой России!

Все силы Национальной Революции!

Слава России!»
(Цитируется по изданию: Нация. 1937. № 9. С.39–41.)

16 сентября 1937 г. к РФС-РНСД присоединился Русский Национальный Союз Участников Войны генерала Туркула, 12 октября (Цит.: Политическая история русской эмиграции 1920–1940. Документы и материалы. М., 1999. С.129.) было получено письмо о вхождении в РНФ Русского Национального Союза в Америке (председатель Н.Мельников), а 22 ноября был подписан «договор о совместной работе» между РФС и Союзом казаков на Дальнем Востоке.

Позже к Фронту примкнули парижский кружок «Белая Идея» В.А.Ларионова (6.12.1937), Дальневосточный Союз Русских Офицеров, Российская Национальная группа в Афинах (4.04.1938), Российский Имперский Союз, присоединившийся в 1938 г. Национально-Трудовой Союз Нового Поколения (НТСНП) (как организация входившая в Комитет Русского Национального Сговора в Югославии), а также, не вступая формально, некоторые казачьи организации в Югославии, Болгарии и других странах, группа газеты «Возрождение» (Ю.Ф.Семенов, И.С.Лукаш), ежедневная газета «Россия» в Америке (полковник Н.П.Рыбаков). 22 мая 1938 г. к РНФ присоединилась редакция русской газеты «Новое Слово», выходившей в Берлине под редакцией В.М.Деспотули. Значительную помощь в организации фронта оказал генерал В.В.Бискупский.
(Часовой. 1938. №213. С.22.)

Образование РНФ было важным событием в борьбе правых организаций русской эмиграции. Их объединение было вызвано необходимостью создать в эмиграции «авторитетную, активную и единомышленную группу, стоящую на абсолютно непримиримых позициях по отношению к большевизму, Коминтерну, еврейству и масонству, а также и ко всем течениям, которые в той или иной степени — своей активностью или пассивностью — поддерживают большевистскую власть».
(Сигнал. 1938. № 42 /1 ноября/. С.1.)

Необходимым условием объединения в РНФ различных организаций было единство мировоззрения и их идеологических и программных установок. Это условие, поддерживали фактически все объединившиеся организации. Так, представитель «Голоса России» И.Л.Солоневич в одной из своих речей, опубликованной в Харбинской однодневной газете «Наш Стяг», заявил:

«Я не думаю, чтобы в национальной части зарубежья существовали особые разногласия относительно этих установок. Мы все сходимся на национализме, антисемитизме, фашизме и — хотя бы только принципиально — в монархизме.

Наши раздоры, в подавляющем большинстве случаев, не имеют ничего общего с принципиальными разногласиями — но великую роль в них играют и личные самолюбия, и Ее Величество Сплетня, которая опутывает всякое национальное начинание».

Представители НТСНП заявляли: «Нам, новопоколенцам, РНСУВ — наиболее приятная и родственная организация».
(Сигнал. 1938. № 29.)

В свою очередь заместитель лидера РНСУВ Туркула — В.Чернощеков подтверждал, что программы обеих организаций почти одинаковы.
(Сигнал. 1938. № 34.)

Так к середине 1938 года организовалось это масштабное и самое многочисленное движение русской эмиграции. Причем, его идеологические установки популяризировали более двадцати известных периодических изданий, выходивших на русском языке. Однако развиться Русскому Национальному Фронту не удалось. Изменившаяся международная обстановка привела к тому, что в начале 1939 г. ряд организаций (в первую очередь в Германии), входивших в РНФ, были запрещены местными властями или были вынуждены самораспуститься.

Процесс объединения русской национальной эмиграции происходил в 1930-е годы на всех уровнях. В апреле 1934 г. Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) было снято запрещение с раскольных митрополита Евлогия и епископов Северо-Американской епархии. В октябре Архиерейский Собор РПЦЗ одобрил создание единого Фронта всего христианского мира для борьбы с безбожием и коммунизмом. В ноябре 1935 г. на совместном совещании под председательством Патриарха Сербского Варнавы в Сремских Карловцах митрополиты: Анастасий -- исполняющий обязанности Первоиерарха РПЦЗ, Евлогий и Феофил, вернувшиеся из раскола, подписали "Временное положение о РПЦЗ".

В 1937 г. Всеамериканский собор клира и мирян исповедал себя частью РПЦЗ. В феврале 1938 г. вышел декрет правительства Германии о переходе всех церковных имуществ в распоряжение министра культов. По нему в Германии была произведена передача православных храмов в ведение Западно-Европейской митрополии РПЦЗ.

В августе 1938 г. на II Всезарубежном церковном Соборе в Сремских Карловцах (с участием клириков и мирян) была сделана попытка увенчать этот объединительный процесс созданием особого Церковно-Народного Центра русского зарубежья под духовным руководством первоиерарха РПЦЗ. Однако часть участников Собора все же не смогла преодолеть предубеждений против «политики». В результате была лишь принята резолюция «о желательности создания Центра, не предрешая ни компетенции его, ни внешней формы». В решении Собора так же отмечалось, чтобы Церковь «обратила свое попечительское внимание на русские зарубежные национальные организации и помогла им выйти на путь подлинно православных и подлинно русских миропонимания и общественно-государственного идеала».
(Деяния Второго Всезарубежного Собора Русской Православной Церкви заграницей. Белград. 1939. С.18–19, 160–169, 252–253.)

Объединения, с националистической направленностью, но не фашистской или национал-социалистической, создавались и в кругах русской эмигрантской молодежи. Впоследствии многие члены этих союзов, обществ и групп влились в состав активных правых или фашистских организаций. Среди них следует отметить Союз Мушкетеров Его Высочества Князя Никиты Александровича.

Союз Мушкетеров был основан 4 февраля 1924 г. в Харбине князем Владимиром Гантимуровым. Изначально цели этой организации, взявшей название из книги А.Дюма «Три мушкетера», были весьма прозаичны: создать сплоченные группы молодежи в возрасте от 18 до 20 лет для драк с советскими пионерами и просоветски настроенной молодежью. Основой этих групп послужила спортивная организация «Санитас», где тренировалось большинство первых «мушкетеров». Постепенно организация стала принимать политические формы, а с приходом в 1925 г. к руководству СМ В.С.Барышникова приобрела военизированную структуру. Члены Союза имели свою форму, состоявшую из черных рубах — апаш со шнурами, черных расклешенных брюк, черных пилоток, черных же ремней или длинного матерчатого пояса и знака — мальтийского креста, который носился на шее или изображался на нарукавных повязках в центре треугольника. Салютом «мушкетеров» был жест руки, согнутой в локте к сердцу ладонью вниз и возгласом — «Привет». Для членов Союза были установлены и свои воинские чины. Например, руководители Союза — чины капитанов и лейтенантов. В 1934 г. была разработана политическая программа организации и ее устав.

20 декабря 1929 г. Шефом СМ стал князь Никита Александрович. К 1936 г. филиалы Союза уже существовали в Манчжурии и ряде других городов Китая и в Америке (Сиэтл, Сан-Франциско).

В 1930 г. Борисом Мазолевским был организован Шанхайский Отдел СМ. До 1932 г. его деятельность была незначительной, а к 1935 г. Отдел стал заметной организацией в политических кругах Шанхая. К 1936 г. его численность достигала 150 действительных членов под руководством начальника Отдела Г.Голубкова и его помощников Чулкова и В.Ступина. Отдел издавал свой журнал «Мушкетер», выступал в ряде других эмигрантских изданий.

Краткая характеристика Союзу Мушкетеров была приведена в альбоме «Русские в Шанхае», изданном в 1936 г. штабс-капитаном В.Д.Жигановым. В нем отмечалось:

«Союз Мушкетеров является национальной организацией, ставящей задачей для молодого русского эмигрантского поколения, кроме воспитания морального и физического в духе патриотических требований, еще и подготовку военную на случай возможного участия в строительстве новой России после падения власти коммунистов.

Являясь, таким образом, полувоенной организацией, Союз Мушкетеров тем более обращает на себя внимание, что представляет исключительное явление в эмигрантской жизни.

Устав Мушкетеров, рыцарский по существу, содержит много практического смысла.

Помимо того, что он содержит основные положения о высшей добродетели, законы и правила деятельности, фундаментальные понятия о долге и чести, он конкретно фиксирует условия современной практической работы и план строительства возрожденной РОССИИ. Труд ради достижения намеченной цели — основное положение для данного момента жизни эмиграции. Борьба с большевиками здесь, в изгнании — прямой практический и правильный путь к достижению цели — к национальной России».
(Русские в Шанхае. С.73.)

Аналогичное мнение о Мушкетерах высказал и публицист Н.Зарин. В статье «Казаки и мушкетеры», опубликованной в журнале «Рубеж», он писал:

«Мушкетеры — патриотическая русская молодежь, объединенная в Союз, шефом которого является Его Высочество Князь Никита Александрович».

Далее сообщалось, что они не только стойкие борцы за русское дело и культурная, национальная смена, но и прекрасно обученные и дисциплинированные юноши.
(Зарин Н. Казаки и Мушкетеры // Рубеж. 1937. № 29; Цит. по: Полчанинов Р. Молодежные организации Российского Зарубежья. С. II2.)

Один из видных деятелей национал-монархического движения России князь Н.Д.Жевахов отмечал, что русские «оказали, несомненно, крупную услугу немцам в деле пробуждения их национального правосознания, и неудивительно, что на этой почве между ними возникли тесное единение и дружная совместная работа».
(Кн. Жевахов Н.Д. Сергей Александрович Нилус. Краткий очерк жизни и деятельности. Новый Сад, Югославия, 1936. С.66.)

К 1930-м годам большинство русской эмиграции уже сделало свой политический выбор. И как писал в конце 1930 г. в статье «Россия и гитлеризм» И.Л.Солоневич «...это большинство при всех его колебаниях относительно Германии, как внешне-политической силы, все-таки склоняется к фашизму, как ко внутри-творческой силе». Раскрывая это утверждение Солоневич продолжает:

«Делается оговорка о том, что предпосылки итальянского и германского фашизма должны быть изменены в зависимости от наших чисто русских особенностей и приноровлены к нашему неповторимому в истории национальному бытию. Но дальше начинается путаница. Остается неясным, что такое фашизм, в какой степени нужно принимать его умом и в какой степени — сердцем, и в чем именно заключаются наши национальные особенности, к которым должен быть применен не вполне еще выясненный термин: «фашизм». И надо всей этой путаницей доминирует наше, по-видимому, национально врожденное стремление шарахаться из стороны в сторону: коль любит, так не на шутку, коль впадает в панику, так уж до медвежьей болезни.

По отношению к фашизму у нас середины нет. Или любовь до гроба, или медвежья болезнь. Для либералов — это нависшая над всей европейской культурой угроза возврата к средневековью, для энтузиастов — новое евангелие, возвещенное на тысячи лет.

Национал-социализм — это не угроза культуры, а это защита этой культуры от большевицкого варварства. Это передовой участок общемирового антикоммунистического фронта.».

Затем И.Солоневич обосновывает свое отношение к национал-социализму.

«Я, например, буду утверждать, что из всех известных мне режимов гитлеровский режим является наиболее демократическим. Это можно доказать доводами от обратного. Этот режим ведь не ставит своей ставки ни на аристократию, ни на наследственное дворянство, ни на финансовый капитал и не на буржуазию вообще. Он ставит свою ставку на народные массы Германии, иначе говоря, на ее демократию.

Этот вывод я делаю не из книг, а из жизни./.../

Во всех мелочах германской жизни вы неизменно найдете неизменные подчеркивания равенства всех немцев перед их общенемецким отечеством. Нет классов, нет сословий, есть только немцы, работающие каждый на своем участке и заслуживающие уважения только в зависимости от своей работы. /.../

Экономически Гитлер прижал и крупные капиталы, и крупные заработки и поднял народные низы, в особенности крестьянство — забитое и загнанное крестьянство, опутанное еврейским ростовщичеством и пренебрегаемое немецкими верхами. Для немецких рабочих раскинула свою сеть культурно-просветительная организация «Крафт дурх Фрейде», и ее пароходы возят десятки и сотни тысяч немецких пролетариев и в норвежские фиорды, и в финляндские шхеры, и на остров Мадеру. Демократическая Франция об этом пока и не мечтает. Кто же, в конце концов, всамделишные демократы? Немецкий маляр Гитлер, еврейский миллионер Блюм или американский архимиллионер Рузвельт? Или, может быть, высочайшим достижением демократии является мистер Рединг — еврей, лорд и тоже архимиллионер? Сопоставьте только имена людей, стоящих во главе так называемых демократических и так называемых антидемократических стран, и вы поймете, что от самого термина демократии остается какая-то расплывчатая ерунда».
(Солоневич И.Л. «Россия и гитлеризм» // Вече, 1995. № 55. С.249–250.)

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1508