МЕЧ и ТРОСТЬ

В.Черкасов-Георгиевский “Кенигсберг (Калининград), башня <<Врангель>>: крест-мощевик для РосПЦ и привидение гитлерюгендовца Гансика” -- Фотоочерк 2

Статьи / РосПЦ
Послано Admin 31 Июл, 2008 г. - 00:28

ОБЩЕЕ ОГЛАВЛЕНИЕ РУБРИКИ "ВРАНГЕЛИАНА">>> [1]

Начало путевых фотоочерков см. В.Черкасов-Георгиевский “Движение ИПХ и община РосПЦ иеромонаха Николая (Мамаева) в Калининграде (Кенигсберге)” -- Фотоочерк 1 [2]



Июль 2008, Калининград (Кенигсберг). Отец Николай (Мамаев) и В.Черкасов-Георгиевский у подножья кенигсбергской башни “Врангель”, наверху которой при постройке по-немецки выбито “DER WRANGEL”

Это было потрясающе-неожиданно как при развязке детектива, а точнее – когда происходит чудо. Но видеть чудеса, да еще и участвовать в них, припадает далеко не каждому. Поэтому шоковое впечатление у каждого участника чуда бывает разное. У меня, моей супруги Ирины и калининградского иеромонаха РосПЦ Николая (Мамаева) это произошло утром 21 июля 2008.

В то утро в Калининграде мы пошли осмотреть за городским рынком кенигсбергскую башню “Врангель” воздвигнутую здесь в XIX веке в честь знаменитого германского фельдмаршала графа Фридриха Врангеля – немецкого родственника русского генерала барона П.Н.Врангеля, жизнь которого я изучаю. Я думал о своей Врангелиане, а отец Николай – о своей и сказал нам:

-- Недавно, когда для приведения в порядок башни “Врангель” осушали крепостной ров вокруг башни, на его дне рабочие нашли православный осеняльный крест-мощевик... Представляете? Он довоенного, да еще дореволюционного изготовления, святая старинная вещь. Не знаю, цел ли он сейчас у людей, которые арендуют башню и открыли в ней антикварный магазин... Вот кому такой крест мог бы достаться? -- батюшка в своем дешевом подряснике, не имеющий всевозможной церковной утвари, средств, чтобы нанять себе в помощь рабочего для перестройки своего храма из старого гаража, взглянул печально и тоскливо: -- Я, конечно, ни о чем даже близком к подобному не могу и мечтать...

Мы вошли через дверь во двор под своды башни “Врангель”, где из бойницы напротив по нам ударил сумрак, открыли справа дверь антикварного магазина. У его входа в витрине лежали добытые из здешних подвалов солдатские, офицерские части экипировки Вермахта, награды, разные предметы снаряжения, на стене висел полный комплект солдатской формы. Отец Николай, не глядя по сторонам, ринулся к дальнему прилавку, над которым высвечивали лики продающихся икон.

-- Вот он, -- сказал батюшка, показывая на серебряный осеняльный крест-мощевик, найденный в здешнем рву, -- не продан еще...

К нам приблизилась дама с породистым русским лицом, спросив отца Николая с грассирующей картавинкой:

-- А вы, батюшка, из какого прихода?

Ее зовут Инна Викторовна, она – хозяйка фирмы, взявшей в аренду помещения башни, где расположили этот магазин, ресторан, эстраду для концертных выступлений.

-- Из прихода в честь Святых Царственных Мучеников, -- отвечал отец Николай о своей общине РосПЦ.

Я подумал: дама не сомневается, что батюшка в облачении с наперсным крестом на груди -- из Московской патриархии, потому как никто другой, вроде бы, не должен спокойно бродить эдак по городу. Точен был ее вопрос и точен ответ о.Николая. И я, подумав о правдивости, так же точно пояснил, коли существует еще в Калининграде ДРУГОЙ, кроме упомянутого о.Николаем своего, приход в честь Царственных Мучеников:

-- Храм этого прихода только еще строится в Калининграде.

-- Вы, я вижу, знаете об этом кресте, -- сказала Инна Викторовна, подходя к стене и снимая с нее крест. -- Он -- мощевик, полый внутри. Был с мощами, но оттого что лежал в воде десятилетия, мощи растворились.

Она подала крест отцу Николаю. То был старинной, Царских времен, русской работы осеняльный крест – которым осеняет священник прихожан в храме, к какому в руках батюшки подходят прикладываться православные после Литургии и при других церковных ритуалах. Иеромонах Николай благоговейно взял его и поцеловал, передал мне. Я тоже приложился к ничуть не пострадавшему от воды, теперь отлично вычищенному сотрудниками Инны Викторовны серебру со святыми изображениями.

-- Знаете, батюшка, -- сказала Инна Викторовна отцу Николаю, -- рабочие, нашедшие крест, запросили много за него, и мы купили за большие деньги. Но я продам его Вам недорого, без всякой наценки.

Отец Николай бережно вернул крест на прилавок, глядя на него печально. У него не было денег и на свою ближайшую жизнь, на обустроение храма... Потому что когда добрый-предобрый на вид протоиерей Константин Федоров, ныне обретающийся в костромском храме РПЦЗ(Вл), позвал его туда еще в РПЦЗ(В) помощником с денежным окладом, доверчивый будущий отец Николай продал свою калининградскую квартиру. Но в Костроме о.Константин выдал ему деньги на жизнь лишь однажды после унизительных напоминаний о договоренности, страшно расстроившись при этом. Больше о.Николай у него не просил, а жил на свои средства от проданной квартиры. С тех пор “квартирные” оставшиеся деньги истаяли, потому что минуло немало месяцев, когда будущий иеромонах проходил послушание, готовясь к рукоположению, не трудился для заработка. Теперь в Калининграде он живет по квартирам прихожан, кто где приютит. В ближайшем августе о.Николай надеялся заработать в Польше на сборе свеклы, потому что в Калининграде и при его опытности строителя нельзя было найти работу, равноценную по зарплате “свекольно-польской”...

Инна Викторовна, наверное, поняла, что этот священник не из тех, что привычно гребет деньги лопатой. И, наверное, ей именно такой был нужен и послан, потому что она вдруг сказала:

-- У меня муж в апреле умер, -- и заплакала. -- Он вложил все свое сердце, силы в реконструкцию этой башни. Нам так вредили, так мешали... Но он с сыном нашим Игорем, оба реставраторы, сумел аренды добиться, по кирпичику всё здесь отчищали... Помолитесь, батюшка, за душу моего мужа.

Отец Николай ей поклонился, мы пошли к выходу.

-- Стойте, -- воскликнула Инна Викторовна, -- я сейчас сыну позвоню. Как он решит.

Она набрала номер на мобильном телефоне, отошла в сторону и поговорила. Подошла потом к прилавку. Подняла с него крест-мощевик и несет отцу Николаю:

-- Сын сказал, чтобы я Вам, батюшка, даром отдала этот крест. Возьмите. И знаете, вместе с крестом на дне рва ведь нашли и ложку для Причастия. -- Она достала из-за прилавка серебряную лжицу, которой священник извлекает из потира-Чаши Причастие и подает его в рот прихожанину. -- Возьмите и ее.

Ошеломленный отец Николай принял дары. Сколько же православных людей целовали этот крест и причащались с сей лжицы...

-- Как Ваша фамилия? -- спросил Инну Викторовну я.

-- Это необязательно, неважно, -- с русской смиренностью отвечала она.

Пришел со двора ее сын Игорь, белокурый, лет тридцати, о кресте и лжице рассказал:

-- Эти вещи из православного храма, что стоял рядом с башенным рвом до войны. Храм при штурме в 1945-м разбили снарядами, потом срыли и его развалины, а эти вещи вместе с другими остатками во рву и оказались.

Мы переглянулись с отцом Николаем. Вон как всё встало на свои места...

Довоенный православный здешний храм в Кенигсберге был, конечно, Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). И вот самые святые вещи из него Божией волей пришли в руки священника именно Российской Православной Церкви (РосПЦ) – преемницы РПЦЗ. Лишь иеромонаха Николая, а никакого МПешного попа, чтобы святыни отдать, ждала и дождалась осиротевшая без мужа и отца русская семья, поднявшая из мерзости запустения немецкую башню “Врангель”. И неважно, что Инна Викторовна и Игорь то не знали. Господь знал и управил, отдал святыни на калининградский храм РосПЦ в честь Царственных Мучеников.


Июль 2008, Калининград. Отец Николай держит в руках дарственные крест-мощевик и лжицу на фоне башенного рва, в котором нашли эти святыни

(Окончание на следующей стр.)


Июль 2008, Светлогорск (Раушен), на берегу моря у бывшего пансионата “Вид на море” -- Pension “Lug ins Meer”, “Охотничьего домика” по адресу: ул.Ленина, 31, на бывшей Strandstrasse, Пляжной улице, над Променадом. В этом здании во время Второй мировой войны была диверсантская школа под руководством знаменитого немецкого спецназовца Отто Скорцени.

А теперь о башне “Врангель” подробнее.

В середине XIX века вокруг Кенигсберга начинается строительство фортов. Всем построенным фортам были даны имена собственные в честь прославленных немецких полководцев и королей. Фортовой пояс встал на удалении 6-7 км от центра города. В состав его вошли 12 основных и три вспомогательных форта, располагавшихся в 2-х—3-х км друг от друга. Общая протяженность пояса по наружному обводу составила 43 км. Каждый форт строился 5-6 лет.

Форты башни "Врангель" вместе с однотипной башней “Дон” (названа в честь фельдмаршала Фридриха Дона, она сейчас отреставрирована городом, там единственный в РФ Музей янтаря) находились на противоположных частях южного берега Верхнего озера (Oberteich). Башня “Врангель” (Wrangelturm) построена в 1843-60 годах. Вокруг башни кое-где и поныне тянется заполненный водой защищавший ее ров. Маленькие "башенки" над водой у подножья (см. такую на втором фото) -- капониры, служащие для фланкирования (продольного обстрела) рва при штурме башни. Толщина ее кирпичных стен и перекрытий достигает трех метров.

Название башня получила по имени графа Фридриха Эрнста Генриха фон Врангеля (1787-1877), фельдмаршала, участника войны с Наполеоном. Этот прусский полководец отличился в Лейпцигской битве 1813. Он командовал в 1848 немецкими союзными армиями в Шлезвиг-Голштинии, а в конце того года возглавил войска против берлинских революционеров. В декабре 1863 Ф.-Г.-Э. фон Врангель был назначен главнокомандующим немецкой армией в войне с Данией, но вскоре, по преклонности своих 76-ти лет, сложил с себя этоу должность. В 1880 ему был открыт памятник в Берлине. Кроме сей башни, его именем в Кенигсберге была названа улица, носящая сейчас имя советского генерала Черняховского.

В начале ХХ века башня «Врангель» была выведена из состава крепостных укреплений. В 1910 году она становится центром искусств. Здесь хранились художественные ценности, которые выставлялись напоказ только в определенные дни -- изделия из золота и серебра, драгоценных и поделочных камней, цветного стекла и янтаря. В то время башню называли не иначе, как хранилищем сокровищ.

6 апреля 1945 при четырехдневном штурме Кенигсберга Советской армией башня стала опорным пунктом обороны, где встали насмерть 500 эсэсовцев и ополченцы города из стариков и подростков гитлерюгенда.

Вот что писали о предстоящем в этой башне рок-фестивале в 2004 году:

“Внутри башни, в казематах, располагается ресторан, в котором царит настоящая готическая атмосфера. Окна ресторана выходят на сцену рок-фестиваля. Сцена же располагается в самом сердце «Врангеля», во внутреннем дворе-колодце, где помещается до 400 человек. Из самых популярных «сведений», циркулировавших среди русских сразу после войны, пальму первенства держали легенды о подземных ходах и подземном городе. Например, говорили, что из Верхнего озера по ночам кто-то спускал всю воду. Открывались шлюзы, вода уходила, и между двумя башнями Дона и Врангеля обнажался люк. Крышка откидывалась, оттуда выходил кто-то в черном, что-то искал на дне, а потом опять залезал в люк. Крышка закрывалась, и вода до утра вновь наполняла озерную чашу…” http://prusoff.clan.su/publ/7-1-0-9

Для того чтобы превратить башню в культурно-выставочный центр, семье Инны Викторовны пришлось нанять бригады рабочих для расчистки, осушения ее 42-х казематов, расположенных в три яруса, где когда-то размещались артиллерийские орудия. И углубившись вниз, они порадовались, что только теперь, а не десятилетиями раньше после войны, пошли на это. Казематы были набиты взрывчаткой, отсыревшей, ставшей неопасной из-за влаги и времени.

Защитники башни в 1945, очевидно, решили взорваться, когда советские прорвутся в кордегардию – во внутренний двор. По девизу рода Врангелей “Погибаю, но не сдаюсь!” решились на это и все эсэсовцы из фортов Кенигсберга, заявившие о том через своих командиров на последнем совещании гарнизона у коменданта Кенигсбергской крепости генерала Отто фон Лаша. Советским командованием для штурма фортов в окрестности Кенигсберга было направлено восемь отдельных батальонов артиллерии специальной вместимости, на вооружении у которых были орудия калибра 203, 280 и 305 мм. Об их размерах говорит даже то, что была построена специальная узкоколейка для движения пушек на боевых позициях. Достаточно так же сказать, что Кенигсберг -- единственный город, не являющийся столицей государства, за взятие которого была учреждена в Советской армии медаль.

После ожесточенного штурма, когда на фортах погибли почти все воины, в ночь на 10 апреля генерал фон Лаш прибыл на КП 11-й советской дивизии и подписал приказ о капитуляции. Последними по этому приказу сдались форты “Врангель” и “Дон”.

Рассказывают, что из этих двух башен уходили по подземным ходам оставшиеся в живых бойцы Вермахта и ополченцы. Об этом свидетельствует и то, что рабочие Инны Викторовны нашли в заминированных башенных казематах много оружия: автоматы, фаустпатроны, ручные пулеметы, часть которых вывешена на кирпичных стенах здешнего ресторана. Тут обнаружили даже винтовку образца Первой мировой войны. Наверное, какой-то дед-ополченец, привыкший на ней стрелять именно из своей старушки, погиб с этой винтовкой здесь. Но жуткий привет получили сотрудники Инны Викторовны от бойца гитлерюгенда.

Рассказы о человеке в черном, открывавшим ночами шлюзы, вдруг обрели иную явь. На рабочих, реконструкторов стали внезапно падать обломки, но так, что в последний миг, когда чья-то голова под ними должна была разбиться, камни, кирпичи “отворачивали”, оставляя человека живым. Это продолжалось до тех пор, пока саму Инну Викторовну в подземелье однажды не закрутило по песку таким образом, что ее ноги стали очерчивать круг... Разгребли под ним песок и увидели люк. Под люком были останки скелета с оторванными ногами.

Этот мертвец явился во сне Инне Викторовне – парнишка Ганс из гитлерюгенда. Белокурый, голубоглазый, он, очевидно, прикрывал отход солдат через подземный ход, когда от взрыва лишился ног, и оставалось ему только стрелять по хлынувшему в казематы врагу, пока не истечет кровью.

На другой день Инна Викторовна снова увидела, как убийственно полетела на рабочего с башни смерзшаяся глыба снега, как всегда здесь “отвернувшая” от него в последние секунды.

-- Гансик в снежки играет, -- сказал кто-то.

Они поняли, что найденные останки надо захоронить. А когда упокоили их, исчезло в башне “Врангель” все, связанное с проделками привидения или похожее на них.

Так ли эдак ли здесь было? Но после того, что произошло с нами и отцом Николаем в этой башне – уже в другую, вечно-живую церковную сторону, попробуй, не поверь в мистические совпадения. И я поневоле думаю до сих пор: не крест-мощевик ли и лжицу Чаши искал на дне рва тот человек в черном, который осушал для этого ночами всё Верхнее озеро?.. Но не ему была на то судьба.

Россия, Москва, 18/31 июля 2008, память преподобного Иоанна Многострадального, Печерского


Июль 2008, Светлогорск, на берегу моря в конце ул.Ленина (бывшей Strandstrasse) четырехзвездочный отель “Русь”, где после сауны в обществе профессиональных девочек в ночь с 19 на 20 февраля 2000 от острой сердечной недостаточности умер выдающийся демократ РФ А.А.Собчак
Из энциклопедии Википедия http://ru.wikipedia.org/ “Вскрытие, проведенное в Калининграде, показало, что в организме покойного имелся алкоголь, соответствующий средней степени опьянения, а также медицинский препарат (как сообщили позже, виагра) в двойной или тройной дозе”.

(Окончание цикла путевых фотоочерков см. В.Черкасов-Георгиевский “В наши дни на прусской земле рыцарей и монахов в России и Польше” -- Путевой фотоочерк 3, финальный [3])

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1306

Ссылки в этой статье
  [1] http://apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=2273
  [2] http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1301
  [3] http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1307