МЕЧ и ТРОСТЬ

На Воронежщине открывается музей Великих князей Николая Николаевича Старшего и его сына Петра Николаевича

Статьи / Царский путь
Послано Admin 28 Июн, 2008 г. - 14:39

В.ЧЕРКАСОВ-ГЕОРГИЕВСКИЙ: Об этом знаменательном событии в монархической жизни России читайте мою переписку с директором краеведческого музея г.Бобров Воронежской области Е.Д.Степановой, справку об истории Чесменского конзавода, на базе которого в селе Чесменка Бобровского района Воронежской области создан музей Великих князей. Сей конзавод был основан графом А.Г.Орловым-Чесменским, потом находился во владении Великого князя Николая Николаевича Старшего и его сына в.к.Петра Николаевича. Читайте также о заводчике новой русской породы лошадей – орловских рысаках графе А.Г.Орлове-Чесменском, о его преемниках Великих князьях -- Главнокомандующем русской армией на Балканах в русско-турецкой войне 1877-78 генерал-фельдмаршале Николае Николаевиче Старшем и генерал-адъютанте, члене Совета государственного коннозаводства Петре Николаевиче.

+ + +
ПИСЬМО Е.Д.СТЕПАНОВОЙ В.Г.ЧЕРКАСОВУ-ГЕОРГИЕВСКОМУ:

21 июня 2008 года

Уважаемый Владимир Георгиевич!

Обращается к Вам директор Бобровского краеведческого музея Воронежской области Степанова Елена Дмитриевна.

В Бобровском районе готовим к открытию новый музей в бывшем имении Великих князей Николая Николаевича старшего и Петра Николаевича. Разыскивая их потомков через Интернет, смогли обнаружить лишь Ваше интервью. В связи с чем просим у Вас помощи в поиске их электоронного адреса.

С уважением Е.Степанова.

+ + +
ПИСЬМО В.Г.ЧЕРКАСОВА-ГЕОРГИЕВСКОГО Е.Д.СТЕПАНОВОЙ (в сокращении):

21 июня 2008 года

Уважаемая Елена Дмитриевна!

...Ежели вообще говорить о "потомках Великих князей Николая Николаевича старшего и Петра Николаевича", то ведь это -- современные Романовы из Императорского Дома.

Однако потомков именно в.к.Николая Николаевича Старшего важно разграничивать с потомками в.к.Кирилла Владимировича, т.к. "Врангелевская", монархическая, консервативная часть эмиграции считала его сына – бывшего Верховного Главнокомандующего русской Императорской армией на Великой войне в.к.Николая Николаевича Младшего легитимным главой Императорского Дома после гибели Государя Николая Второго, а другая, "февралистская" -- в.к.Кирилла Владимировича. Этих до сих пор называют Кирилловичами, их представители: дочка князя Владимира Кирилловича княгиня Мария Владимировна с сыном князем Георгием во Франции, -- они в чести у церковного и кремлевского начальства в России.

А вот о ПРЯМЫХ потомках в.к.Н.Н. Старшего и его младшего сына в.к.П.Н. -- см. подробнее в интернете... Смотрите по Генеалогическому дереву Романовых и т.д. Сии потомки из Романовых тоже на Западе, но ни с кем из них я переписки не имею, поэтому их адресов Вам дать не могу.

Помочь Вам могут существенно Монархические организации, только -- не "кирилловские". Поэтому напишите...

Елена Дмитриевна, напишите мне подробнее, как Вас и Ваш музей найти. Возможно, этим летом я буду в Ваших краях или на Тульщине, и интересно заехать посмотреть Вашу экспозицию.

С уважением В.Г.Черкасов-Георгиевский

+ + +
ПИСЬМО Е.Д.СТЕПАНОВОЙ В.Г.ЧЕРКАСОВУ-ГЕОРГИЕВСКОМУ:

23 июня 2008 года

Здравствуйте, Владимир Георгиевич!

Спасибо Вам, что не оставили без внимания мое письмо. Вы подсказали нужный адрес. Меня интересует монархическая часть наследников, потомков в.к.Петра Николаевича.

В данное время у нас в Боброве существует районный краеведческий музей, где я директор. Экспозиции "скромные", рассказывающие о природе и истории края. Начинался музей с "нуля" в 1991г. В этом году по просьбе нашего главы я готовлю к открытию новый музей в селе Чесменка, где размещался конный завод Великого князя Николая Николаевича старшего, а затем -- Петра Николаевича с 1857г. до 1917г.

На сегодняшний день сохранились все конюшни, дом управляющего, парк с каскадом прудов. В части дома управляющего и разместится будущий музей. 12 июня в Чесменке возродились скачки на ипподроме.

С уважением Е.Д.Степанова

+ + +
История создания Чесменского конзавода неразрывно связана с Хреновским конзаводом и его создателем графом Алексеем Орловым-Чесменским.

Время основания восходит к 1776 году. Достоверных сведений о первоначальном поголовье не сохранилось. После смерти графа Орлова-Чесменского завод был продан в казну. С 1843 года в Чесменке был организован рассадник лошадаей чистокровной верховой породы. Со второй половины XIX века завод переходит в частные руки Великих князей Романовых.

За время их владения племенное направление завода меняется несколько раз, и наконец перед революцией в Чесменке вновь стали заниматься орловской рысистой породой лошадей.

Удаленность хозяйства привела к тому, что в 1933 году Чесменский конзавод вышел из состава Хреновского конзавода и стал развиваться самостоятельно, занимаясь разведением орловских рысаков. Основатель ведущей линии в породе первой половины ХХ столетия Барчук 2.12. и был рожден в 1912 году в Чесменке.

Адрес: 397733, Воронежская обл., Бобровский район, п/о Чесменка
8 (07350) 2 19 84; 5 42 99; 5 42 37

(Источник: http://bezstremyan.tdebc.net/index.php?j=spr1)


Граф А.Г.Орлов-Чесменский (1737—1807/1808)

Личность основателя завода овеяна историческими легендами, славой боевых побед и любовных приключений. Молодой Алексей Орлов был ключевой фигурой заговора, приведшего в 1762 году на трон молодую Императрицу Екатерину П, впоследствии прозванную Екатериной Великой. За верность и отвагу Екатерина пожаловала Орлову титул графа и чин генерал-майора. Он стал хозяином нескольких имений и 800 душ крепостных.

В 1770 граф получил чин адмирала флота и был назначен командующим русским флотом на Черном море. В знаменитом сражении в Чесменской бухте русский флот одерживает блестящую победу над турками: весь турецкий флот сожжен, чем было обеспечено господство России на Черном море. За эту победу А.Г.Орлов был удостоен титула Чесменский, ордена Георгия 1-й степени, получил 120 тысяч десятин земли вокруг села Хреновое в Бобровском уезде Воронежской губернии, где и основал Хреновской и Чесменский конные заводы.

Граф Алексей Орлов был натурой широкой, его знаменитый Нескучный дворец славился театральными постановками, концертами, цыганским хором, знаменитыми воскресными выездами, на которые сходилась поглазеть вся Москва. И все же главным делом его жизни было служение России. Главное детище графа Орлова – Хреновской конный завод – подарил миру одну из лучших пород лошадей – орловскую рысистую.

С раннего детства граф увлекался лошадьми, был прекрасным наездником, отлично разбирался в породах. Его выезды славились на всю Москву. Он очень ценил хороших верховых и легкоупряжных лошадей, прекрасно ездил и управлял этими благородными животными. Граф никогда не жалел денег на приобретение лошадей ни в России, ни за границей.

Над новой породой лошадей граф трудился тридцать лет. Алексей Орлов сумел вывести великолепную рысистую упряжную лошадь, которая составляет славу России и восхищает весь мир вот уже два века подряд.

(Источник: http://www.konezavod.ru/?q=node/11)

(Продолжение на следующих стр.)


Великий князь ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ (1865 -- 1931) -- внук Государя Николая Первого, младший сын Великого князя Николая Николаевича Старшего.

Генерал-адъютант, флигель-адъютант Его Величества, шеф Гренадерского саперного батальона, член Совета государственного коннозаводства. С 11 сентября 1904г. генерал-инспектор по инженерной части Ставки. Участник 1-й мировой войны. Член Совета государственной обороны. Почетный президент ряда художественных учреждений, специалист в области архитектуры, особенно церковной. Рисунки Великого князя выставлялись на выставках Императорской академии художеств, часть их Крымского цикла 1918-1919 годов и изображений православных храмов, предметов ювелирного искусства, домашней утвари переданы в 2004 году его внуком князем Дмитрием Романовичем в дар петербургскому Репинскому институту Академии художеств. По оригинальному проекту в.к.Петра Николаевича строился в Мукдене Храм-памятник воинам, павшим на русско-японской войне 1904-05 годов. После 1919 год он в эмиграции.


Великий князь НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ СТАРШИЙ (1831-1891). Гравированный портрет выполнен в 1877г. К.Вейерманом по рисунку П.Ф.Бореля.

Кирилл Вах
НИКОЛАЙ НИКОЛЕВИЧ СТАРШИЙ НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ в 1872 году

Великий князь Николай Николаевич Старший (1831-1891) был третьим сыном Императора Николая I. Отец дал ему образование применительно требованиям военной карьеры. Воспитателем Великого князя с первых самостоятельных шагов стал генерал А.И.Философов. Позже Николай Николаевич постигал азы военной службы вместе с кадетами Первого кадетского корпуса. Уже в 21 год, то есть в 1852 году, в чине генерал-майора Великий князь был назначен генерал-инспектором по инженерной части, а также командиром бригады в Первой легкой гвардейской кавалерийской дивизии. С тех пор на протяжении всей жизни он постоянно и энергично трудился над переустройством вооруженных сил России, особенно в области инженерного дела и кавалерийской службы (он состоял генерал-инспектором кавалерии и по инженерной части).

С началом Крымской войны 1853-1856 гг. Николай I послал Великого князя вместе с его братом Михаилом в действующую армию. Николай Николаевич прибыл под Севастополь 23 октября 1854 года, накануне Инкерманского сражения, и принял в нем участие. Находясь под сильнейшим огнем неприятеля, он проявил мужество и доблесть и был награжден орденом Святого Георгия IV степени. С января следующего года он руководил инженерными работами, укреплениями и батареями северной части Севастополя. С 1855 года Николай Николаевич -- член Государственного совета и почетный член Петербургской Академии Наук. В 38-летием возрасте Великий князь был назначен командующим войсками гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. Он сам так рассказывал о своем воспитании султану Абдулазизу в 1872 году: «С семи лет батюшка поставил меня во фронт и я ходил за рядового в Первом кадетском корпусе, потом был унтер-офицером, знаменщиком, командовал взводом, ротою, эскадроном, батальоном, наконец был произведен в генералы, получил кавалерийскую бригаду, дивизию, корпус и затем уже главное начальство».

В 1860-е годы в России проходили реформы по коренному преобразованию армии. Немалая доля в этом деле легла на плечи Великого князя. Благодаря его усилиям в том числе, русская армия приобрела качества, доставившие ей блестящие победы в войне с Турцией 1877-1878 годов. Во все время этой войны Великий князь был Главнокомандующим действующей армией на Балканах. Взятие Плевны и пленение Османа-паши вместе с его армией, доставили Николаю Николаевичу орден Святого Георгия I степени. Он стал последним кавалером этой величайшей полководческой награды России. За последовавший затем переход через Балканы Великий князь получил золотую саблю с алмазами.

По окончании войны Николай Николаевич Старший был пожалован званием генерал-фельдмаршала. Личность Великого князя остается до сего дня не выясненной. Современники составили, а историки растиражировали портрет человека костного и не умного. Такой характеристикой Великий князь был обязан как некоторым своим неудачным распоряжениям в должности Главнокомандующего действующей армией на Балканах, так и собственным родственникам, например, будущему Императору Александру III. В первом случае отчасти виноваты придворная зависть, недоброжелательство и интриги, отчасти слишком громкая слава полководца, доведшего армию до Царьграда и заключившего чрезвычайно выгодный Сан-Стефанский мир, условия которого русская дипломатия не сумела в последствии отстоять перед раздраженной Европой.

Возможно, что высота на которую вознесла Великого князя слава победителя, оказалась для Николая Николаевича несоразмерно большой, но все же действующей армией командовал он сам и ему принадлежат не только ошибки но и блестящие результаты победы над Турцией. Во втором случае, вероятно, августейшие родственники таким образом клеймили фривольность семейных отношений Великого князя. Эта проблема вообще довольно остро переживалась в кругу Императорской фамилии в связи с самим Императором Александром II. Настолько остро, что, создавая в 80-х годах XIX столетия храм-памятник матери Императрице Марии Александровне в Иерусалиме, никто из ее детей не счел возможным упомянуть в этом месте трагически погибшего годом позже отца. Вообще нелестные характеристики многих членов Императорской фамилии порождались придворными сплетнями постоянно. Достаточно вспомнить какие слухи распускались о другом Августейшем паломнике ко Святым местам Великом князе Сергие Александровиче. Но вот в дневнике острословного и язвительного обычно архимандрита Русской Духовной Миссии в Иерусалиме отца Антонина Капустина сохранилась совсем иная оценка личности Николая Николаевича. Расставшись с ним, он в тот же вечер записал: «Прощай, настоящий РУССКИЙ человек и по истине ВЕЛИКИЙ князь».

С 1880 года Николай Николаевич тяжело болел. Скончался Великий князь 13 апреля 1891 года в Крыму и был похоронен в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Когда же он умер, а жена его, Великая княгиня Анастасия, стала киевской монахиней Александрой, их знаменитый Николаевский дворец в Санкт-Петербурге отошел Ксенинскому институту благородных девиц, куда принимали девочек, потерявших одного из родителей. В 1914 году Великому князю Николаю Николаевичу Старшему был воздвигнут памятник на Манежной площади в Петербурге, уничтоженный, затем большевиками в 1918 году. Особый комитет по сооружению памятника озаботился составлением подробной биографии Великого князя, вышедшей в свет в 1911 году[1].

([1] Биографию Великого князя см.: Жерве В.В. Генерал-фельдмаршал Великий князь Николай Николаевич старший. Исторический очерк его жизни и деятельности 1831-1891. С 114 иллюстрациями. СПб. Типография поставщиков Его Императорского Величества Т-ва М.О.Вольф. 1911. [4]. Х. 248 С.)

Поездка Великого князя Николая Николаевича Старшего на Святую Землю состоялась осенью 1872 года. Официальной целью этого путешествия являлось посещение в Сирии, Палестине и Египте наиболее замечательных мест, древних развалин, исторических памятников, а также поклонение православным святыням. 17 сентября Великий князь икогнито, взяв имя графа Борисова, выехал из Санкт-Петербурга в Варшаву в сопровождении свиты и друзей. Компания казалась довольно заметной и инкогнито Великого князя, конечно, просуществовало недолго. Всего на Восток отправилось двадцать восемь человек, включая прислугу.

С Великим князем путешествовали герцог Лейхтенбергский Евгений, принцы Ольденбургские Алексей Петрович и Константин Петрович. В числе друзей было много военных, но какие фамилии: генерал-лейтенант Д.И.Скобелев, генерал-майоры М.Н.Дохтуров, В.Н.Сипягин, А.А.Галл. Все они вместе с Великим князем Николаем Николаевичем участвовали через пять лет в Русско-турецкой войне. Специально для поездки был приглашен художник Е. К.Макаров. Его рисунки, сделанные во время путешествия, были частично использованы в книге адъютанта Великого князя генерала Д.А.Скалона (1840-1919). Можно лишь пожалеть, что, несмотря на достаточно широкое к тому времени распространение искусства фотографии, ни в 1872, ни в 1881 и 1888 годах в число сопутников Августейшим поклонникам Святого Гроба не вошел ни один фотограф.

Лишь для сопровождения Великого князя Константина Николаевича в 1859 году был приглашен французский фотограф Габриэль де Румин, снимки которого (если таковые были сделаны) пока не попали в поле зрения издателей. Несмотря на это, сами путешественники приобретали видовые фотографии местных ателье в разных пунктах своего маршрута. Нужно отдать должное, что кроме «штатного» художника, карандашом и кистью владели и другие спутники Великого князя и в частности генерал-майор Вильгельм Карлович фон Клемм (1815–1891) -- военный инженер, впоследствии генерал-лейтенант и начальник чертежной Главного инженерного управления Инженерного корпуса. Искусно выполненные во время поездки работы Клемма хранятся ныне в Государственном Русском Музее.

Маршрут движения до Константинополя, избранный Великим князем, был довольно обычен для благородных путешественников того времени. Тогда как простые русские паломники добирались в Святую Землю преимущественно кораблями Русского Общества Пароходства и Торговли из Одессы, дворяне, отправляясь из Санкт-Петербурга, предпочитали путь через Польшу и Германию до Вены, далее на австрийском пароходе по Дунаю и, затем, через столицу Османской империи Стамбул в Яффу. Так, например, ехал в 1861 году в свое второе паломничество ко Святым местам А.С.Норов. Тем же путем следовал и Великий князь. Но не все было обычно в этой шумной и веселой компании, отправившейся посмотреть Восток во главе с Великим князем Николаем Николаевичем Старшим.

Большая группа профессиональных военных инженеров и полководцев проследовала тем путем, которым будет наступать русская армия в 1877 году. Стояла ли перед ними задача рекогонсцировки местности в преддверии новой войны с Турцией -- история ответить не может. Но Дунай был форсирован русскими войсками 15 июня 1877 года близ города Систов и Зимница, где поперек реки лежат отмеченные в книге Д.А.Скалона три наносные отмели. Руководил переправой Великий князь Николай Николаевич, получивший за эту операцию орден Святого Георгия II степени. В тексте «Путешествия» невольно всплывают отдельные указания на слабые и сильные стороны османской армии и укреплений. Конечно, можно считать их и «побочным продуктом», следствием «профессионального» военного мышления автора.


Великий князь Николай Николаевич Старший. Литография с рисунка Ф.Ранделя, 1849 год.

Но вернемся к Великому князю. Прибыв в Константинополь, Николай Николаевич был встречен султаном Абдулазизом, с которым у него сложились, говоря современным языком, дружеские отношения. Вероятно, этим так же объясняется факт, что до свержения Абдулазиза в 1876 году противоречия России и Турции не переходили в плоскость неизбежного военного конфликта.

Из Константинополя поклонники, на русском пароходе «Владимир», прибыл в Бейрут, впервые ступив на Святую Землю. Отсюда они совершили трудный сухопутный переход до Иерусалима, преодолевая это расстояние почти исключительно верхом. Везде Великого князя встречали с почестями, создалась атмосфера торжественного шествия в Иерусалим брата Белого Царя. Едва вступив в пределы Палестины, Великий князь начал говеть, чтобы иметь возможность причаститься у Гроба Господня и постился весь путь до самого Иерусалима.

С этого времени путешествие неуклонно перерастает в паломничество. Все хорошо понимали, какая Земля лежит у них под ногами, как и то, ради чего предпринят этот утомительный сухопутный поход в глубь Палестины к Иерусалиму, который ни как не мог быть стратегическим русским направлением в военном отношении. Увидеть Святую Землю было личным желанием Великого князя, потребностью его души. Цель такого паломничества – более полное, чем в повседневной жизни соприкосновение со святыней, и в конечном счете соприкосновение со Христом.

«Идешь туда, -- пишет автор, -- чтобы видеть места освященные пребыванием и жизнию Божественного Учителя, но время и люди почти что истребили материальные следы, которых непременно ищет человек, и только при виде их находит удовлетворение своему религиозному чувству. Я тоже их искал, и, по-моему, вот где эти следы: это горы, воды, долины, растительность, поля; одним словом, вся природа страны, которая одна не изменилась, и которую не могли истребить ни гонения язычников, ни дикий фанатизм мусульман. Спаситель также ступал на эту почву как и мы; пред Ним открывались те же виды, что и пред нами, Он пил из тех же ключей, солнце также согревало в Его время, и Он искал прохлады в тени той же смоковницы. Мы знаем, сколь долгое время Спаситель прожил в Назарете, хотя в городе не осталось ни малейшего видимого следа Его пребывания. Но разве недостаточно знать, что Господь прожил здесь так долго, и что конечно здесь нет и клочка земли, на который бы Он не ступил. А эти горы, дома, поля, сады, разве они изменились с того времени? Не та ли маслина и смоковница упоминаются в Евангелии? Не те ли самые пещеры и каменные дома с плоскими крышами составляют город? А эти горы и вся окрестность! Сколько раз взор Спасителя останавливался на них?»

Еще на подходе к Фавору Николай Николаевич был встречен Иерусалимским Патриархом Кириллом. На Фаворе Патриарх поднес его высочеству икону Преображения и несколько камней с того места, где по преданию стоял Спаситель во время самого события. Близ Наблуса к Великому князю присоединился начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин, сопровождавший его во все время пребывания, вплоть до отплытия Николая Николаевича из Яффы в Каир. Великий князь и его спутники подходили к Иерусалиму со стороны Иордана по знаменитой Пустыне Святого Града. С этой стороны вид Иерусалима долго закрыт от глаз массивом Елеонской горы. И только с вершины Елеона внезапно и весь как на ладони предстает поклонникам Святой Град. Отсюда открывается самая величественная и самая трогательная панорама Иерусалима.

Навстречу Великому князю вышло все население города. Простой разноплеменный люд, войска, чиновники, в отдельном месте собрались все иностранные консулы. Женщины бросали цветы по пути следования Николая Николаевича. Великий князь вступил в город через Гефсиманские ворота, оказавшись тем самым в начале Страстного пути. Яркое описание этого события принадлежит перу адъютанта его высочества Д.А.Скалона.

«Мы ехали среди толпы по той самой дороге, по которой Спаситель в вербное воскресение вошел в Иерусалим, встречаемый множеством прославлявшего Его народа. Мысленно переживая все это, словно в чудном сне, вошли мы в Святый Град.

От претории, где жил Пилат и начался крестный ход Христа Спасителя, мы слезли с лошадей и до церкви Святого Гроба шли пешком.

У входа в храм встретил Великого Князя Патриарх Кирилл в полном облачении, окруженный собором духовенства, и приветствовал Великого князя следующею речью на греческом языке: „Ваше Императорское Высочество! Иерусалимская церковь земного сего града Небесного Царя, с пламенным желанием и материнскою любовью ныне приемля ваше императорское высочество и сопутствующих вас высоких принцев преславной отрасли богохранимого императорского дома благословенной России, облекается во славу превеликую и наслаждается веселием и радостью неизреченною. Но, не менее, и Ваше Императорское Высочество, стоя сию минуту под кровом сего святилища величия Божия, вероятно, чувствуете необычайное и неизреченное веселие... Итак, преклони, благоверный князь, колена души и тела пред священными стопами Богочеловека и Искупителя мира. Преклони чело пред страшною Голгофой, окропленною за нас честною кровью. Поклонись с сокрушенным сердцем Всесвятому Гробу, источнику нашего воскресения, и принеси жертву благоприятную слезою о себе и о здравии августейшего монарха, о святой России и о всем царствующем доме. Распятый за нас, погребенный и воскресший Иисус Христос да благословит труд твой; да истечет от святых Его стоп новая сила в вере! Да пошлет тебе помощь от святого и от Сиона заступит тебя и даст тебе блага Иерусалима не столько земные, сколько небесные. Аминь”.

Затем, предшествуемые певчими и духовенством, приложившись к плите, на которой обвивали пеленами и миропомазали тело Иисуса Христа, мы вошли в часовню Святого Гроба.

Слезы текут невольно! Наконец мы преклонили колена у Гроба Господня! Душа как бы вырывается из своих оков!.. Блаженная минута!.. Таких немного в жизни!.. А кому довелось их изведать, тому они глубоко западают в сердце и в дальнейших испытаниях на жизненном пути обращаются в несокрушимые опоры веры».

Августейшее паломничество подробно описано в дневнике отца Антонина. Великий князь понял и оценил деятельность архимандрита на Святой Земле. С ним вместе он посетил русский участок на вершине Елеона, осмотрел раскопки и поставленный о.Антонином дом над мозаикой. Тут же проявилась вездесущая ревность консула, не допустившего Великого князя посетить гордость Антонина Мамврийский дуб в Хевроне, приобретенный им для России еще в 1868 году. Возможно, слова, сказанные Великим князем отцу Антонину на прощанье: «я вас не забуду», -- не были только сиюминутной моральной поддержкой.

28 октября состоялось освящение грандиозной для Иерусалима того времени церкви во имя Святой Троицы, построенной архитектором М.И.Эппингером в центре русского городка близ Яффских ворот. Описания этого события находим в дневнике отца Антонина и в другом описании путешествия Великого князя, принадлежащим перу генерала В.Н.Сипягина. Интересно, что оба повествователя, и Д.А.Скалон, и В.Н. Сипягин, указывают дату освящения Троицкого собора на день раньше, 27 октября. Есть в их повествованиях и еще одна общая досадная неточность, которую просто необходимо исправить. Оба автора называют архимандрита Антонина именем Антоний. Как послышалось, так и записалось! Но не будем строги к ним за это.

В дневнике архимандрита Антонина церемония освящения главного русского собора в Палестине описана под 28 октября. Была суббота.

«Встал, конечно, чуть свет. Прочитал молитвы. Поспешил в церковь. Вот взошло и красное солнышко, а Патриарха все нет. Сновал онду и онду, толкал и толкался, желая все поставить на исправную ногу. Сам учил Семена звонить на соборе. Подошел Патриарх и немедленно стал варить воскомастику. Дело это тянулось не мало времени. Когда все, что требовалось для освящения храма, было готово, облачились сперва мы, иереи, а потом и владыки, именно же: Газский, Назаретский, Лиддский и Тивериадский. Я послал известить Великого Князя, что начинается обхождение церкви.

При первом круге пели греческие певцы. Патриарх читал Евангелие. При втором наши пели тропарь Троицы и я читал Богородично Евангелие. При третьем наши все пели: «Спаси, Господи, люди твоя». Входные переговоры: «Возмите врата…» и пр. происходили, как я и ожидал, достожалостным образом, кто в лес, кто по дрова. Как бы то ни было, предисловие к церемонии кончилось. Святые мощи положили в углублении константиновской капители и задвинули его престольной доской навеки. В это время пожаловали в храм и прямо в алтарь Их Высочества. Последовали омовение и помазание миром Святой Трапезы и облачения ее, сперва платом, потом хитоном а наконец и сребро-золотною парчею. Жертвенник мыл, помазывал и облачал Лиддский архиерей. К 10 часам храм был освящен. Началась божественная литургия, дотянувшаяся до полудня. Великий князь и герцог (оба в мундирах и в Андреевских лентах), выстояли ее до конца. Не раз они засылали к нам в алтарь с просьбой не петь ничего по-гречески. Но это, очевидно, было не возможно.

Из церкви Патриарх с высшим духовенством отправился к Великому Князю, где и представил ему всех архиереев. Частию я, частию Нектарий служили переводчиками между его высочеством и синодалами. Сказав, что ему поручено ГОСУДАРЕМ передать благодарность Патриарху за его поведение в Болгарском деле, Великий Князь высказал сожаление о том, что между Патриархом и Синодом существует разногласие. Газский перевал его, сказав, что было бы здоровье, дело уладится. К обеду приглашены были только участвовавшие в служении владыки да о.Джимбара, тоже служивший. Тосты были питы за здравие ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, Великого Князя, Патриарха, мое и проч. По обычаю было шумно и весело, хотя и без Па…трона. Великий Князь сидел между Патриархом и Газским. В доме Миссии был стол для патриарших диаконов, и праздновали то же шумно» (лл. 285-285об).

В Иерусалиме и окрест него Великий князь посетил:

26 октября (прибытие в Иерусалим) – Вифанию, Страстной путь, храм Воскресения;

27 октября -- церковь Успения Божией Матери в Гефсимании, Гефсиманский сад, место Вознесения на Елеоне, Русские раскопки на Елеоне, Кармелитский монастырь «Отче Наш», Иосафатову долину и Гробницы царей израильских, Купол скалы или Мечеть Омара, мечеть Аль-Аксу;

28 октября – состоялось освящение Троицкого собора Русской Духовной Миссии;

29 октября – утреня, литургия и причащение великого князя на Гробе Господнем, поездка в Вифлеем в храм Рождества, посещение русской женской школы в Бет-Джале;

30 октября (отъезд в Яффу) – Русский странноприимный дом в Рамле, церковь Св. Георгия Победоносца в Лиде, Яффу.

Сразу после отплытия, когда берег Яффы стал понемногу отдаляться, находясь на палубе уходящего в Египет корабля, Д.А.Скалон записал в дневнике то, что мог бы произнести каждый, из спутников Великого князя: «Я был в Святой Земле! Я поклонился Гробу Господню!»

Паломничество и путешествие Великого князя Николая Николаевича Старшего окончилось в Итальянском городе Бриндизе, куда он ступил 12 ноября 1872 года.

Каков был итог этой поездки? Для самого Великого князя -- о том знает Бог. Во внешнеполитической перспективе – возможно, отсрочка войны с Турцией. Для православия на Востоке – поддержка Иерусалимского Патриарха Кирилла. Для русского дела в Палестине – одобрение деятельности архимандрита Антонина и освящение главного русского собора Палестины, что, в целом, было укреплением русского духовного присутствия на Святой Земле; и через десять лет Великий князь стал одним из основателей Православного Палестинского Общества. В военном отношении – рекогносцировка местности для будущих военных операций русской армии во время Балканской войны. В общественной деятельности – покровительство Обществу востоковедения. Велик или этот итог, таков ли он на самом деле или это лишь кажущиеся совпадения – судить не нам.

Вернувшись в Санкт-Петербург, Великий князь и внешне хотел сохранить образ Святой Земли и ее святынь. В домовой церкви Николаевского дворца уже в 1872 году архитектором Ф.С.Харламовым была спроектирована крипта -- Гроб Господень – в память паломничества Великого князя в Иерусалим и для хранения святынь, полученных им в благословение от Патриарха Иерусалимского Кирилла. Среди них икона св.Георгия Победоносца с частицами мощей, камень от Гроба Господня и от Голгофы, кусочек Мамврийского дуба… В особом кипарисовом ларце хранились частицы мощей мученицы Александры, святой покровительницы супруги Великого князя. В этой крипте каждое воскресенье после литургии служился молебен Живоносному Гробу.

Когда Николай Николаевич отправлялся в свой первый военный поход, в осажденный Севастополь, отец -- император Николай I -- подарил ему нательный крест с частицей Креста Господня. Эту святыню Великий князь тоже передал в свой храм. Сам домовой храм был подобием ростовской Спасской церкви в митрополичьих покоях. Еще одна реликвия, греческая икона «Благовещение», которую он получил в Святой Земле от Иерусалимского Патриарха, Великий князь подарил в церковь Благовещения при Лейб-Гвардии Конном полке.

И не случайно именно в Николаевском дворце, в его домовой церкви 21 мая 1882 года два Августейших поклонника Святого Гроба Великие князья Николай Николаевич и Сергий Александрович торжественно объявляют о создании Православного Палестинского Общества.

(Источник: http://palomnic.org/xm/history/put/1/)

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1288