МЕЧ и ТРОСТЬ

Монархический журнал “Двуглавый Орелъ”, Пятый выпускъ, 1(14) апреля 1921г.: Н.ТАЛЬБЕРГЪ “ПАМЯТИ УМУЧЕННЫХЪ”

Статьи / Двуглавый Орелъ
Послано Admin 21 Дек, 2007 г. - 21:15

Содержание Пятого выпуска см. на отсканированной обложке журнала: Пятый выпускъ, 1(14) апреля 1921г. [1]

+ + +
(Прим. МИТ) Об авторе этой и многих других статей в журнале Н.Д.ТАЛЬБЕРГЕ: В.Лукьянов “Биографический очерк” (в сокращении) http://mystudies.narod.ru/library/_mix/lukianov.html

Николай Димитриевич Тальберг родился 10(22) июля 1886г. в дачной местности Коростышеве вблизи Киева. Род Тальбергов ведет свое начало из Швеции. В середине царствования Императрицы Екатерины II Карл Генрих Тальберг прибыл из шведской тогда Финляндии в Ригу. Сын его Карл Готтхильф участвовал в Отечественной войне. Дед Н.Д. Тальберга Герман Карлович в царствование Императора Николая I переехал в Юго-Западный край и был одно время в Киевском университете Святого Владимира инспектором студентов.


Николай Тальберг определен был в 1896г. в Киевское Екатерининское реальное училище. Окончил он его в 1907 г. с золотой медалью. В октябре 1905г. дворянину Н.Тальбергу пришлось впервые проявить себя на политическом поприще. Революционные настроения, господствовавшие тогда в студенческой среде, проникли и в Училище правоведения. Группа учащихся стала посещать митинги и задумала произвести коренную ломку традиционного строя училища. Н.Тальберг был в числе тех, кто сумел сплотить крепкое большинство и пресечь этот революционный замысел. Несмотря на свою крайнюю молодость, Н.Д.Тальберг понимал, что вражеские силы еще далеко не уничтожены, и лишь ушли в подполье, и что поэтому его долг заключается в том, чтобы повседневным трудом, серьезной государственной работой укреплять и защищать тот политический строй, который он, совершенно справедливо, считал опорой и основой Русской Земли. Это чувство и заставило его пойти на службу именно в то ведомство, которое представляло тогда собой передовую, боевую линию Императорского правительства — Министерство внутренних дел.

В 1907г. Н.Д. Тальберг начал службу в отделе личного состава Департамента общих дел Министерства внутренних дел. Осенью 1908г. он был на полгода откомандирован в Ригу для усиления канцелярии временного Прибалтийского генерал-губернатора генерала от инфантерии барона А.Н. Меллер-Закомельского. О работе под начальством этого решительного борца с революционным движением он вспоминал с удовольствием. Осенью 1909г. Тальберг был назначен советником Курляндского губернского правления, через год переведен на такую же должность в родной ему Киев. В мае 1914г. Тальберг был назначен чиновником особых поручений V класса при министре внутренних дел, с откомандированием в канцелярию министра. Тальбергу поручено было заведовать делопроизводством по выборам в Государственный Совет и Государственную Думу.

Летом 1916г. последовало Высочайшее повеление о подготовке к выборам в 5-ю Государственную Думу, вследствие истекавших через год полномочий 4-й Думы. Тальбергом был представлен министру внутренних дел обзор общественно-политических настроений по губерниям и степени подготовленности губернаторов. Наряду с своей постоянной службой Н.Д.Тальберг, с началом войны, состоял секретарем благотворительного комитета Министерства внутренних дел. В конце января 1917г. Тальберг был назначен, с оставлением в своей должности, помощником управляющего делами сенаторской ревизии, имевшей целью выяснение основательности освобождений от несения военной службы, дававшихся отдельным лицам. Льготы эти, в значительной мере, породили так называемых «земгусаров», развивавших потом противоправительственную и антидинастическую деятельность на фронте и в тылу.

Переворот большевиков застал его в Москве. Выяснив вскоре существование тайной монархической организации, во главе которой стоял Н.Е. Марков, Тальберг вступил в нее, переехав с этой целью в Петроград. По указанию этой организации он выполнял ответственные поручения. В конце апреля 1918г. он был отправлен ею в Москву и в Киев. В мае он участвовал в небольшом тайном монархическом съезде, происходившем в Киеве. С разрешения местной монархической организации он поступил в министерство внутренних дел правительства гетмана генерала П.П. Скоропадского и, борясь с революционными организациями, устраивал на службу бывших жандармских и полицейских чинов. После падения гетмана Тальберг добрался до Бессарабии, где прожил год. Вернувшись неудачно в Одессу, когда там началась эвакуация, он через Болгарию, Сербию, Австрию и Чехословакию попал в начале 1920г. в Берлин, зная, что там начинают собираться русские монархисты.

По приезде вскоре туда Маркова он возобновил работу в его организации. Для подготовки монархического съезда Тальберг четыре месяца провел в Сербии и Греции и участвовал в 1921г. в 1-м съезде в Рейхенгалле. Он был первым управляющим делами выбранного тогда Высшего Монархического Совета, став потом его членом вплоть до 1938г. Был он также участником Зарубежного съезда, проходившего в Париже в 1926г. Когда после Зарубежного съезда создалось Патриотическое объединение, под председательством И.П.Алексинского, Н.Д.Тальберг состоял в нем членом совета.

Защищая монархические идеи в печати, Николай Димитриевич выдвинулся как передовой и даровитый публицист и историк. Он много работал с 1920г. в журнале «Двуглавый Орел» берлинского и парижского изданий и принимал большое участие в издании труда С.С.Ольденбурга «Царствование Императора Николая II».

С самого начала пребывания за рубежом Н.Д. Тальберг проявил большое участие в церковной жизни. Когда в 1926 г. митрополиты Евлогий и Платон учинили пагубный раскол в единой тогда Зарубежной Церкви, Тальберг решительно отстаивал канонический строй. Он писал разъяснявшие церковные вопросы статьи в журналах «Двуглавый Орел» и «Отечество» (орган Патриотического объединения). Выступая с докладами в отдельных городах Франции и ведя большую переписку с имевшимися всюду соборянами, он значительно способствовал созданию канонической епархии РПЦЗ в Западной Европе. Им в начале смуты написаны были «Возбудители раскола» и «Церковный раскол». Совместно с светлейшим князем М.К. Горчаковым он написал позднее «Итоги политики митрополитов Сергия и Евлогия».

Принял он видное участие в составлении книги «Русская Православная Церковь в Северной Америке: Историческая справка». Будучи участником 2-го Зарубежного Церковного Собора РПЦЗ, происходившего в 1938г. в Сремских Карловцах, он был избран помощником секретаря и участвовал в комиссии, издавшей труды Собора. В храмах РПЦЗ зарубежья Тальберг состоял церковным старостой Покровской гимназической церкви в Белграде, храма Святого Архистратига Михаила в Зальцбурге, Покровского храма в лагере Парш и там же Свято-Николаевского гимназического храма. В 1929г. появилась на свет его ценная книга «Святая Русь», в которой он ярко и убедительно показал, что Русское государство находится в неразрывной связи с Православной Церковью.

За границей Н.Д.Тальберг жил в местах главного средоточия русской эмиграции — шесть лет в Берлине, десять лет в Париже и почти восемь в Белграде, побывав по церковным и монархическим делам в Лондоне, Брюсселе, Афинах, Софии, Бухаресте, Будапеште, Лозанне и Праге. В Белграде он работал в Державной комиссии, ведавшей делами эмиграции, и в заменившем ее учреждении, приняв в 1944г. большое участие в организации эвакуации русских, когда Югославию начали занимать большевики.

В 1950 г. Н.Д.Тальберг переехал в Соединенные Штаты и состоял с тех пор преподавателем исторических предметов в Свято-Троицкой Духовной семинарии РПЦЗ в Джорданвилле. Свою преподавательскую деятельность Н.Д. Тальберг тесно связал со своей громадной работой по отыскиванию и распространению правды о минувшем России. Н.Д. Тальберг являлся постоянным сотрудником журнала «Православная Русь» и других периодических изданий Свято-Троицкого монастыря, газет «Россия» и «Русская Жизнь» и других национальных органов печати.

Среди целого ряда блестящих трудов на церковные темы следует отметить «Полвека Архипастырского служения: Митрополит Анастасий», «Святая Земля», «Святой Митрофан Воронежский», «Архиепископ Антоний Воронежский», «Миссионерский подвиг Русской Православной Церкви», «Филарет, митрополит Киевский», «Пространный месяцеслов Русских Святых и краткие сведения о чудотворных иконах Божией Матери», «Православное храмоздание Императорской России в Европе». Особое внимание заслуживают его обоснованные, документированные и правдивые труды, которые читаются с захватывающим интересом: «Гоголь—глашатай Святой Руси», «Муж верности и разума—К.П.Победоносцев», «Император Николай I — Православный Царь», «Император Николай I в свете исторической правды», «Трагедия русского офицерства», ряд статей о смуте 1904—1907 гг. и о подготовке революции 1917г. Опубликован его фундаментальный труд «История Русской Церкви».

Скончался Николай Дмитриевич 29 мая 1967 года (по ст. ст.). Похоронен на кладбище Свято-Троицкого монастыря РПЦЗ в Джорданвилле.

+ + +
ПАМЯТИ УМУЧЕННЫХЪ

"Насъ вели по Шпалерной улице. Вокругъ рычала озверевшая толпа, посылавшая намъ ругательства, иногда ударявшая и подталкивавшая насъ при полномъ равнодушiи конвойныхъ. Какой-то детина вскочилъ ко мне на спину и сдавливалъ ногами. Моя давно сломанная и постоянно напоминавшая о себе нога сильно болела. Наконецъ подошли къ Петропавловской крепости. Передъ самыми воротами кто-то ударилъ меня по голове; я упалъ, къ счастью, въ самыхъ воротахъ, откуда уже безъ сознанiя былъ вне­сенъ конвойными въ камеру"...

Не подумайте, читатель, что приведенныя слова отно­сятся къ теперешнему большевистскому времени. Нетъ, разсказываемое происходило давно -- четыре года тому назадъ -- въ "светлые" мартовскiе дни ,,безкровной” революцiи, когда предательски и воровски захваченной Pоссiей правилъ "цвътъ русской либеральной интеллигенцiи", именно тъ, о призыве которыхъ къ власти твердило в те­ченiе войны т.н. общественное мненie. Самый же разсказъ является извлеченiемъ изъ той тяжелой повести о пережи­томъ со дня революцiи, которую излагалъ мнъ лично въ декабре 1917 года продолжавшiй находиться подъ стражей, теперь обретающiйся, верю, въ селенiяхъ праведныхъ, уби­тый большевиками, бывшiй Министръ Внутреннихъ Делъ Н.А.Маклаковъ, одинъ изъ непонятыхъ, несправедливо осмеянныхъ государственныхъ деятелей, всегда остававшiйся вернымъ горячо любимому имъ Государю. Да въ то время въ Петрограде реяли красные флаги, говорились речи о братстве, свободе, paвенстве и одновременно съ этимъ, в лучшемъ случае при преступномъ попустительстве, а “вернее съ благословенiя'" тогдашняго самозваннаго правительства Кн.Львова, Милюкова, Гучкова, Керенскагo и другихъ, мнoгie государственные деятели, подобно Маклакову, посыла­лись “въ сущности” на растерзанiе обезумевшей пьяной черни.

Объ этомъ вспомнилось мне въ виду недавней второй годовщины мученической смерти Н.А.Маклакова, И.Г.Щегловитова, А.Н.Хвостова и другихъ пленниковъ временнаго правительства, а также при мысли о томъ, какъ противопо­ложно въ отношенiи своихъ враговъ поступили руководи­тели германской революцiи. Въ Германiи руководители ея политики до ноябрскаго переворота не только оставлены были на свободе, но сохранили драгоценное право -- возможность оправдываться, говорить, обличать. Показатель­нымъ въ этомъ отношенiи являлся процессъ Гельферихъ-Эрцбергеръ, когда первый прямо объявилъ, что въ проигрыше войны виновата мирная резолюцiя рейхстага въ iюле 1917г. Справедливо-ли это обвиненiе или нетъ, мы, какъ здешнiе гости-иностранцы, решать не беремся, но важно то, что тутъ въ Германiи дана была возможность безпристрастному суду, общественному мненiю определить, кто изъ политическихъ противниковъ оказывался правымъ...

Въ Россiи же виднейшiе государственные деятели нерадикальнаго толка въ первые же часы революцiи были запрятаны временнымъ правительствомъ въ тюрьмы. Захватчики власти после этого успокоились. Изъ мрачныхъ камеръ Петропавловской крепости не могли раздаваться авторитетные голоса ряда лицъ, нечаянно оставшихся въ живыхъ. Голоса же эти хотели сказать, что проигрышъ войны начался съ мая 1915 года, когда Государственная Дума своими шумными резолюцiями, разрушительной работой, крикливымъ открытiемъ всехъ слабыхъ местъ нашимъ тогдашнимъ противникамъ, встала на явно изменческiй и преступный путь. Никто изъ нихъ не могъ заявить, что фитиль подъ пороховымъ погребомъ зажженъ былъ Милюковымъ въ его клеветнической речи 1 ноября 1916 года. Не могли они указать и на то, что советы рабочихъ депутатовъ были взрощены Гучковымъ, со­здавшимъ рабочiя секцiи военно-промышленныхъ комите­товъ и дерзко отстаивавшимъ ихъ отъ робкихъ поползновенiй генерала Хабалова, Главнаго Начальника Петроградскаro военнаго округа. Всего этого и много другого они, несчастные, невинные узники сказать не имели возможности.

Для разбора ихъ, якобы преступныхъ, деянiй образована была следственная комиссiя подъ председательствомъ друга Керенскаго, московскаго адвоката изъ эс-эровъ Муравьева. Последнiй энергично занялся раскрытiемъ ожидавшихся левыми съ нетерпенiемъ сенсацiонныхъ преступленiй. И что-же? -- Восемь месяцевъ "управляло" временное прави­тельство различныхъ составовъ; потомъ пришли ихъ талант­ливые преемники большевики и, за исключенiемъ одного процесса Сухомлинова, да и то проведеннаго подъ страш­нымъ давленiемъ вооруженной черни, ни одно другое дело не увидело света. Да и не могло увидеть, такъ какъ вcе томившiеся въ тюрьмахъ сановники оказались къ великому конфузу революцiонныхъ ищеекъ невиновными во всехъ взводимыхъ на нихъ обвиненiяхъ. Поэтому сменявшiяся самозванные правительства и не решались передавать делъ о нихъ публичному судебному разбирательству.

Характернее всего было знаменитое дело о "государственной измене" Штюрмера, обвиненнаго въ этомъ съ думской кафедры Милюковымъ. Разследованiе велось въ следственной комиссiи товарищемъ прокурора Соколовымъ, который, несмотря на всяческiя давленiя сверху, не могъ добыть абсолютно никакихъ уличающихъ Штюрмера дан­ныхъ, темъ более, что самъ Милюковъ сознался, что въ своей речи онъ основывался исключительно на матерiялахъ заграничныхъ газетъ и ничего новаго показать не можетъ. После долrихъ старанiй удалось все-таки составить обвинительный актъ: Штюрмеръ обвинялся въ томъ, что разработанный въ бытность его председателемъ Cовета Министровъ законъ о привлеченiи къ военнымъ окопнымъ работамъ на фронте инородцевъ Азiатской Россiи былъ проведенъ не въ порядке 87-ой статьи Основныхъ 3аконовъ, а путемъ Высо­чайше утвержденнаго постановленiя Совета Министровъ. При этомъ, что особенно ужасно, законъ этотъ былъ при­веденъ въ исполненiе по телеграфу до распубликованiя его Сенатомъ.

Кстати говорятъ, справку объ именно такомъ, вмененномъ въ вину, направленiи дела, составилъ для Cовета Министровъ устроившийся въ азiатскомъ отделе Главнаго Штаба прапорщикъ, известный кадетъ приватъ­-доцентъ Владимiръ Набоковъ. Какъ видимъ, “преступленiе” Штюрмера оказалось доказаннымъ; "государственная измена” была явно налицо, онъ заслуживалъ смертной казни, и хотя судъ не состоялся, онъ фактически былъ казненъ. Безумно страдая въ Петропавловской крепости отъ болезни почекъ, оставляемый долгое время безъ медицинской помощи, онъ наконецъ, въ результате долгихъ просьбъ родныхъ, былъ оперированъ и после гнусныхъ, не поддающихся опи­санiямъ, издевательствъ стражи умеръ летомъ 1917 года.

Да и не онъ одинъ. Почти все изъ захваченныхъ временнымъ правительствомъ государственныхъ деятелей Импе­раторской Россiи, убиты, замучены, не успевъ оправдаться отъ ложныхъ обвинений. 3а то ихъ клеветническiе обличи­тели, въ сущности ихъ фактическiе палачи, живы, благо­душествуютъ заграницей и даже смеютъ пытаться снова заниматься политикой. Но пока живы и мы, немногie спасшiеся по Божьей милости, и наша святая обязанность передъ светлою памятью погибшихъ мучениковъ долга обличать, бичевать и говорить то, что имъ не дали сказать.

Н. Тальбергь.

Эта статья опубликована на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ
  http://archive.apologetika.eu/

URL этой статьи:
  http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1051

Ссылки в этой статье
  [1] http://archive.apologetika.eu/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1033&mode=thread&order=0&thold=0