МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Сен, 2022 г. - 23:22HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов - Георгиевский “Генерал М.В.Алексеев”. Очерк первый из книги “Вожди Белых армий”, глава 3 финальная.
Послано: Admin 20 Окт, 2006 г. - 10:34
Белое Дело 

+ + +
До обретения своей белогвардейской столицы в Екатерино-
даре Добровольческая армия действительно была вроде "странс-
твующих музыкантов", как ехидно обзывали ее на Дону прибли-
женные атамана Краснова.

После гибели в предыдущем неудачном екатеринодарском
штурме Корнилова генерал Деникин занял его место в руководс-
тве армии по неписаной тогда ее "конституции".Она разграни-
чивала круг обязанностей и полномочий двух руководителей,
что и перешло в новый тандем: Алексеев сохранил за собой об-
щее политическое руководство, внешние отношения и финансы, а
Деникин стал управлять и командовать непосредственно армией.

Такой порядок между этими двумя заслуженными генералами
никогда не нарушался, и, как отмечал в своих "Очерках Русс-
кой Смуты" Деникин: "не было ни разу разговора о пределах
нашей власти".Характер таких взаимоотношений и взаимное до-
верие во многом, конечно, определялись тем, что более моло-
дой Антон Иванович никогда не забывал Михаила Васильевича в
роли профессора Академии Генштаба, лекции по истории русско-
го военного искусства которого он с упоением слушал.Их тан-
дем в сравнении с предыдущим: Алексеев - Корнилов,- выигры-
вал и в обоюдном умении быть терпимыми в отличие от напорис-
тости покойного Корнилова.

Деникин писал:
"Щепетильность в этом отношении генерала Алексеева была
удивительна - даже во внешних проявлениях.Помню, в мае в
Егорлыкской, куда мы приехали оба беседовать с войсками,
состоялся смотр гарнизону.Несмотря на все мои просьбы, он не
согласился принять парад, предоставив это мне и утверждая,
что "власть и авторитет командующего не должны ничем ума-
ляться".Я чувствовал себя не раз очень смущенным перед стро-
ем войск, когда старый и всеми уважаемый вождь ехал 1за
1мной 0.Кажется, только один раз, после взятия Екатеринодара, я
убедил его принять парад дивизии Покровского, сказав, что я
уже смотрел ее.

В то же время на всех заседаниях, конференциях, совеща-
ниях по вопросам государственным, на всех общественных тор-
жествах первое место бесспорно и неотъемлемо принадлежало
Михаилу Васильевичу.

В начале июня, перед выступлением моим в поход (Второй
Кубанский - В.Ч.-Г.) генерал Алексеев переехал из Мечетинс-
кой в Новочеркасск и попал сразу в водоворот политической
жизни Юга.Его присутствие там требовалось в интересах ар-
мии.Работая с утра до вечера, он вел сношения с союзниками,
с политическими партиями и финансовыми кругами, налаживал,
насколько мог, отношения с Доном и своим авторитетом и влия-
нием стремился привлечь отовсюду внимание и помощь к горячо
любимой им маленькой армии".

Алексеевская деятельность в Новочеркасске без Деникина,
идущего в боях Второго Кубанского похода, привела, правда, и
к опеределенному возвышению роли Михаила Васильевича.Там при
Алексееве образовался военно-политический отдел, который
возглавил полковник Генштаба Лисовой.Это подразделение выс-
тупило конкурирующей силой штабу Деникина, что видно из их
несколько раздраженной переписки по незначительным вопро-
сам.Дошло до того, что новочеркасский отдел Алексеева уведо-
мил на страницах местной газеты "Вечернее время": уполномо-
ченными представителями Добровольческой армии по формирова-
нию пополнений (начальники центров) являются только лица,
снабженные собственноручными письменными полномочиями гене-
рала Алексеева.

По этой публикации стали выглядеть самозванцами назна-
ченные и руководимые Деникиным и его штабом начальники разб-
росанных по Украине и Дону центров и вербовочных бюро.Алек-
сеевский отдел по инициативе честолюбивого полковника Лисо-
вого пошел дальше и газетно, "ввиду неправильного осведомле-
ния общества", разъяснил сущность добровольческой иерархии,
впервые публично назвав генерала Алексеева Верховным руково-
дителем Добровольческой армии.

Деникин это в своих "Очерках" прокомментировал:
"Так как в моих глазах моральное главенство генерала
Алексеева было и без того неоспоримым, то официальное сооб-
щение не могло внести в жизнь армии каких-либо перемен, тем
более, что практика "дуализма" осталась без ущерба.Мне каза-
лось лишь несколько странным, что узнал я о новом положении
из газет, а не непосредственно.

Об этих эпизодах я никогда не поднимал разговора с ге-
нералом Алексеевым.

Все политические сношения, внутренние и внешние, вел
генерал Алексеев, пересылая мне из Новочеркасска исчерпываю-
щие сводки личных переговоров и подлинные доклады с мест.С
большинством исходящих от него лично письменных сношений я
ознакомился только впоследствии.Но то взаимное доверие, ко-
торое существовало между нами, вполне гарантировало, что ни
одного важного шага, изменяющего позицию Добровольческой ар-
мии, не переговорив со мною, генерал Алексеев не предпри-
мет.И я со спокойным сердцем мог вести армию в бой.

С половины июля М.В. был опять при штабе армии - снача-
ла в Тихорецкой, потом в Екатеринодаре, и личное общение на-
ше устраняло возможность каких-либо трений, создаваемых изв-
не.

Между прочим, и на Дону были попытки организации госу-
дарственной власти и возглавления добровольческого движения,
встретившие отпор со стороны генерала Алексеева: Родзянко
совместно с проживавшими в Ростове и Новочеркасске общест-
венными деятелями усиленно проводил идею созыва Верховного
совета из членов всех четырех дум.Присылал гонцов и в мою
ставку.Писал мне о необходимости "во что бы то ни стало осу-
ществить (эту) идею", так как "в этом одном спасение Рос-
сии".Но при этом, к моему удивлению, ставил "непременным ус-
ловием, чтобы М.В.Алексеев был абсолютно устранен из игры".Я
отметил, что общее политическое руководство армией находится
в руках М.В., к которому и следует обратиться по этому воп-
росу непосредственно...Алексеева я не посвятил в нашу пере-
писку - и без того между ним и Родзянко существовали враж-
дебные отношения".

+ + +
Досаждала фигура Алексеева правым армейским силам, он
был их мишенью как глава изменников государю в "революции
генерал-адъютантов".Ему "самый благородный из крайне правых
граф Келлер, рыцарь монархии и династии, человек прямой и
чуждый интриги", как оценивал Келлера Деникин, писал:

"Верю, что Вам, Михаил Васильевич, тяжело признаться в
своем заблуждении; но для пользы и спасения родины и для то-
го, чтобы не дать немцам разрознить последнее, что у нас еще
осталось, Вы обязаны на это пойти, покаяться откровенно и
открыто в своей ошибке (которую я лично все же приписываю
любви Вашей к России и отчаянию в возможности победоносно
окончить войну) и объявить всенародно, что Вы идете за за-
конного царя".

Более категоричен был Монархический союз "Наша Родина",
действовавший в Киеве летом 1918 года во главе с боевым
флотским капитаном, прославившимся в 1916 году при Трапезун-
де, герцогом Лейхтенбергским.Отсюда шла такая установка на
Добровольческую армию (в пересказе В.В.Шульгина):

"Самой армии не трогать, а при случае подхваливать, но
зато всемерно, всеми способами травить и дискредитировать
руководителей армии.Для России и дела ее спасения опасны не
большевики, а Добровольческая армия, пока во главе ее стоит
Алексеев".

Монархисты герцога Лейхтенбергского, в противовес "ан-
тицаристскому" командованию добровольцев, верному Антанте,
были германской ориентации и открыли в Киеве вербовочные
пункты для формирования своей Южной армии, сходной по идеям
"Псковской армии", какую пытался создать граф Келлер, вскоре
погибший в Киеве от руки петлюровца.

27 ноября 1918 года монархическая Особая Южная армия
(Южная Российская, "Астраханская") в 20 тысяч бойцов будет
сформирована по приказу атамана Краснова и встанет под ко-
манду бывшего главкома Юго-Западного фронта генерала
Н.И.Иванова.Она будет драться на воронежском и царицынском
направлениях, понесет большие потери, весной 1919 года ее
остатки вольются в деникинские войска.В отличие от добро-
вольческого бело-сине-красного угла "южане" носили на рука-
вах императорские бело-черно-желтые шевроны.

Будущие руководители Южной армии заявляли:
- В Добровольческой армии должна быть произведена чист-
ка.В составе командования имеются лица, противостоящие по
существу провозглашению монархического принципа, например,
генерал Романовский.

Им вторил атаман Краснов:
- В армии существует раскол - с одной стороны дроздовцы
(ярые монархисты - В.Ч.-Г.), с другой - алексеевцы и дени-
кинцы.

Это так комментировал Деникину Алексеев:
- В той группе, которую Краснов называет общим термином
"алексеевцы и деникинцы", тоже, по его мнению, идет раскол.Я
числюсь монархистом, это заставляет будто бы некоторую часть
офицерства тяготеть ко мне; вы же, а в особенности Иван Пав-
лович (начальник штаба генерал Романовский - В.Ч.-Г.), счи-
таетесь определенными республиканцами и чуть ли не социалис-
тами.Несомненно, это отголоски наших разговоров об Учреди-
тельном собрании.

Добровольческие информаторы доносили из Киева, который,
как отмечал Деникин, "впитал всю соль российской буржуазии и
интеллигенции":


"В киевских группах создалось неблагоприятное мнение о
Добровольческой армии.Более всего подчеркивают социалистич-
ность армии.Говорят, что "идеалами армии является Учреди-
тельное собрание, притом прежних выборов", что "Авксентьев,
Чернов, пожалуй, Керенский и прочие господа - вот герои Доб-
ровольческой армии".

Деникину доставалось за его начштаба Романовского, ко-
торого многие монархически настроенные добровольцы считали
социалистом, "злым гением Добровольческой армии, ненавистни-
ком гвардии".Что ж, скажи мне кто твой друг...А генерал Ро-
мановский у Деникина был почти один к одному как "социалист"
генерал Борисов когда-то при генерале Алексееве!Разница меж-
ду двумя этими двойниками командующих, пожалуй, лишь в том,
что Борисов был "немыт", как описывали современники, а Рома-
новский лощен в лучших офицерских традициях.

Возможно, потому, что солдатский сын Деникин и тут ско-
пировал "деда"- солдатского же сына Алексеева, концовка
"злого гения" Романовского, этого "Барклая де Толли добро-
вольческого эпоса", как его называл сам Антон Иванович, бу-
дет фарсово трагичной.Романовского застрелит белый офи-
цер-монархист.

В общем-то Добровольческая армия до ее перехода под ко-
мандование неподдельного монархиста генерала барона Вранге-
ля, безусловно, больше выглядела лихой "республикан-
кой".Ведь, например, корниловцы, эта подлинная ее белая
соль, имели свою песню "Царь нам не кумир".Они распевали ее
и тогда, когда последний русский император со своей семьей
мученически нес свой крест в большевистском заключении.

Деникин, видимо, чувствовал, что его, так сказать, от-
зеркаливание Алексеева к удачам не приведет.Он пытался
обрести идейную самобытность, несмотря на камнем давящий ав-
торитет Верховного руководителя Михаила Васильевича, но под
дланью и старого, больного Алексеева командующему доброволь-
цами это плохо удавалось.Командир партизанской дивизии
А.Г.Шкуро, соединившийся с Добровольческой армией в июне
1918 года, так вспоминал свою встречу с Алексеевым в станице
Тихорецкой:

"На другой день в 6 часов утра я отправился к генералу
Алексееву.Не видев его с 1916 года, я поразился, как он за
это время осунулся, постарел и похудел.Одетый в какой-то
теплый пиджачок, и без погон, он производил впечатление поч-
тенного, доброго старичка.

Алексеев особенно интересовался настроением крестьян
Ставропольской губернии и Минералводского района.Я доложил,
что, по моему мнению, население почти всюду относится отри-
цательно к большевизму и что поднять его нетрудно, но при
непременном условии демократичности лозунгов, а также закон-
ности и отсутствия покушения на имущественные интересы
крестьян; в частности, необходимо избегать бессудных расс-
трелов, а также не производить безвозмездных реквизиций.Ка-
саясь вопроса о настроении казачества, я обратил внимание
генерала на прискорбные отношения, установившиеся между Ра-
дой и командованием.Алексеев возразил, что нынешний состав
Рады не выражает волю населения, а роль ее важна лишь в бу-
дущем, когда будет очищена вся Кубань; теперь же Рада явля-
ется лишь ненужным и бесполезным придатком к штабу армии.От-
носительно демократических лозунгов и о том, что Деникин не
пожелал беседовать со мной на эту тему, Алексеев отозвался
весьма сдержанно: у меня создалось впечатление, что между
обоими генералами произошли по этому поводу какие-то недора-
зумения".

Высокую оценку в своих воспоминаниях выставляет Алексе-
еву П.Н.Милюков, который по его поручению ездил в оккупиро-
ванный немцами Киев.Впрочем, не стоит забывать и о том, что
закончил Милюков просоветски настроенным эмигрантом.О гене-
рале Алексееве он пишет:

"Крайне осторожный, осмотрительный в своих планах, глу-
бокий знаток военного дела, что не мешало ему обладать иск-
лючительной для военного человека широтой кругозора в поли-
тических вопросах, либерально настроенный, он был как бы
предуказанным вождем всего Движения".

Аккуратнейший Михаил Васильевич проявил себя талантли-
вым финансистом, что было незаменимо при постоянно угрожаю-
щем финансовом положении армии.Наличность казны добровольцев
все время балансировала между их двухнедельной и месячной
потребностью.

Из стенограммы выступления генерала Алексеева 10 июня
1918 года на совещании с кубанским правительством в Новочер-
касске:

"- Теперь у меня есть четыре с половиной миллиона руб-
лей.Считая поступающие от донского правительства 4 миллиона,
будет восемь с половиной миллионов.Месячный расход выразится
в 4 миллиона рублей.Между тем, кроме указанных источников
(ожидание 10 миллионов от союзников и донская казна), денег
получить неоткуда...За последнее время получено от частных
лиц и организаций всего 55 тысяч рублей.Ростов, когда там
был приставлен нож к горлу, обещал дать 2 миллиона...Но ког-
да немцы обеспечили жизнь богатых людей, то оказалось, что
оттуда ничего не получим...Мы уже решили в Ставропольской
губернии не останавливаться перед взиманием контрибуции, но
что из этого выйдет, предсказать нельзя".

Деникин описывает:
"Генерал Алексеев выбивался из сил, чтобы обеспечить
материально армию, требовал, просил, грозил, изыскивал все-
возможные способы, и все же существование ее висело на во-
лоске.По-прежнему главные надежды возлагались на снабжение и
вооружение средствами... большевиков.Михаил Васильевич питал
еще большую надежду на выход наш на Волгу."Только там могу я
рассчитывать на получение средств,- писал он мне.- Обещания
Парамонова... в силу своих отношений с царицынскими кругами
обеспечить армию необходимыми ей денежными средствами разре-
шат благополучно нашу тяжкую финансовую проблему".

В таких тяжелых условиях протекала наша борьба за су-
ществование армии.Бывали минуты, когда казалось, все рушит-
ся, и Михаил Васильевич с горечью говорил мне:

- Ну что же, соберу все свои крохи, разделю по-братски
между добровольцами и распущу армию..."

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 4 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..