МЕЧ и ТРОСТЬ
14 Авг, 2022 г. - 12:01HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов - Георгиевский. Книга “Генерал Деникин”. Документальное жизнеописание. Часть первая. Глава 1.
Послано: Admin 15 Мар, 2006 г. - 10:54
Белое Дело 

В 1882 году накануне своего десятилетия Антон Деникин
выдержал экзамен в 1-й класс Влоцлавского реального учили-
ща.Он надел форменную фуражку будто офицерскую.Впервые в
жизни родители отвели его в кондитерскую, где угощался шоко-
ладом и пирожными.

Начал Антон учиться отлично, но во втором классе забо-
лел оспой и чуть не умер.Лечивший его военврач-старичок од-
нажды посмотрел на мальчика, мечущегося в бреду, и перекрес-
тил его, молча ушел.Тогда, плюнув на полковое братство, Ефи-
мыч бросился к городскому врачу, который поднял сына на но-
ги.

Пропустив несколько месяцев, Антон отстал особенно по
математике - главному, как считалось, предмету училища.

+ + +
Реальные училища, основанные в Германии в XVIII веке,
начали развиваться в России с тридцатых годов XIX столетия.В
противовес классическим гимназиям эти общеобразовательные
учебные заведения преследовали практические цели.Вместо на-
легания в гимназиях на изучение классицизма, древних языков,
сочинений латинских и греческих классиков реальные училища
больше упирали на хорошее знание математики, физики, химии,
космографии, естественной истории, рисования и черчения.Они
выпускали "реально" компетентную молодежь для поступления в
высшие специальные учебные заведения, инженерные училища.

С трудом Антон перешел в третий класс, потом едва пере-
валил в четвертый, а тут взялся умирать отец.

Ефимычу в этом 1885 году было 78 лет, но Антону всегда
казалось, что он вечен.Отец стоиком никогда не гнулся под
жизненными невзгодами.В старости он словно б снова обратился
в продубленного фельдфебеля, старшего из унтеров, первого
помощника ротного по административным и хозяйственным де-
лам.Он сына не поучал, не наставлял.Как при свисте пуль, Де-
никин-старший своими поступками "командовал": делай как я!А
в бесхитростных рассказах о себе и людях отец душевно ярился
лишь на человеческую неправду, против которой прямолинейно
стоял будто в штыковой.

Казалось, совсем недавно отец с развевающейся седой бо-
родищей кряжисто топал с Антоном по городу, когда увидел,
что парнишка стоит над тяжеленным мешком с мукой и пла-
чет.Сбросил тот его со спины, чтобы передохнуть, а один сно-
ва поднять не может.Отец, не раздумывая, вскинул ношу на
плечи парню.А дома выяснилось, что надорвался от этого
"фельдфебель" грыжей.

Последние годы прижимали Ефимыча мучительные боли в же-
лудке, но не привык он звать себе докторов, да и не на что
было.Когда весною от страданий майор уже не смог встать с
постели, пришел врач и определил рак желудка.

Иван Ефимович сразу успокоился, стал готовиться к смер-
ти.Он говорил о ней невозмутимо, но от этого жгучей болью
стегало по Антонову сердцу.Однажды, когда они остались одни,
отец сказал:

- Скоро я умру.Оставляю тебя, милый, и мать твою в нуж-
де.Но ты не печалься - Бог не оставит вас.Будь только чест-
ным человеком и береги мать, а все остальное само придет.По-
жил я довольно.За все благодарю Творца.Только вот жалко, что
не дождался твоих офицерских погон...

Шел Великий пост.Отец молился вслух:

- Господи, пошли умереть вместе с Тобою.

В Великий Пяток Антон был в церкви на выносе плащаницы
и пел, как всегда, на клиросе.К нему подбежал знакомый маль-
чик.

- Иди домой, тебя мать требует!

Прибежал Антон домой - отец уж мертв.Чудесно исполни-
лось отцово желание умереть вместе с Иисусом, чтобы потом,
конечно, и воскреснуть.

Хоронили Ивана Ефимовича на третий день Пасхи.Гремел
похоронным маршем оркестр 1-го Стрелкового батальона.Гроб
опустили в землю под выстрелы пограничной сотни.

Могильную плиту Деникина-старшего его друг ротмистр Ра-
кицкий увековечил надписью:"В простоте души своей он боялся
Бога, любил людей и не помнил зла".

+ + +
Тринадцатилетний реалист 4-го класса Антон Деникин
впервые почувствовал, как тяжело на плечи ложится ответс-
твенность.После смерти отца, их последнего взрослого мужчины
(дед Вржесинский умер раньше), оставшимся квартира показа-
лась пустыней.И нельзя было выжить подростку, его матери и
Полосе на пенсию, сократившуюся до двадцати рублей.После
смерти военных их вдовы получали ее пожизненно, сыновья - до
17 лет, дочери - до 21 года.

Антон тянул в училище, лавируя между двойкой и четвер-
кой, но теперь он стал Деникиным-старшим.Чему-то же он нау-
чился в этой жизни!И принялся за репетиторство двоих училищ-

ных второклассников.Антоний Деникин, плотный парнишка, со
внимательным взглядом темных глаз на благородной физиономии,
впечатлил родителей этих окончательных двоечников.Подрядился
он за уроки получать 12 рублей в месяц.

Тяжело было в педагогах, особенно зимой, когда рано
смеркалось.Возвращался Антон из училища часа в четыре, нас-
коро обедал.Бежал на один урок, потом на другой в противопо-
ложный конец города.Снова являлся домой к ночи, и надо было
свои уроки готовить.Он забыл про игры и чтение любимых Гус-
тава Эмара, Жюля Верна.Праздников ждал манной небесной.

Зато с первого гонорара репетитора купил себе Антон
коньки.Но недоступны ему были прекрасно пахнущие "сердель-
ки", как эти смачные колбаски назывались.Во время полуденно-
го перерыва они миражно дымились на буфетной стойке училищ-
ного коридора...Готовальню с чертежными инструментами приш-
лось приобрести на толкучке.Была она неполна, неисправна и
из-за этого учитель математики вкатил Деникину в четверть
очередную двойку, чертежником-то Антон был хорошим.

Надо было выкручиваться.Математика его доканывала, зато
писателем Деникин оказался.Наловчился строгать для однокаш-
ников-поляков пачками домашние сочинения.Нелегкое это дело,
требовалось изготовлять по три-четыре штуки на одинаковую
тему к одному сроку.Но талантливо творил.Однажды занудный
преподаватель литературы и русского инспектор Мазюкевич,
прочитав работу Деникина под другим именем, обратился к реа-
листу, представившему сочинение:

- Сознайтесь, это не вы писали?Должно быть, заказали
знакомому варшавскому студенту.

Трудился Антон больше за право пользоваться хорошей го-
товальней, другими учебными принадлежностями, отменными у
"нанимателей".А поздними вечерами под своей фамилией писал
стихи:

Зачем мне жить дано
Без крова, без привета?
Нет, лучше умереть -
Ведь песня моя спета.

Посылал их в журнал "Нива", лихорадочно ждал ответов,
которые не получал.

Пришлось самостоятельно мыслящему литератору Антону
столкнуться и с местным "главным" по художественному твор-
честву - инспектором Мазюкевичем.Тот задал классное сочине-
ние на такие слова известного тогда поэта:

Куда как упорен в труде человек,
Чего он не сможет, лишь было б терпенье,
Да разум, да воля, да Божье хотенье.

Мазюкевич тенденциозно объяснил:

- В последней фразе поэт разумел удачу.

Деникин же, не разлучавшийся с церковью и после кончины
отца, дерзко закончил это свое сочинение:"...И, конечно,
Божье хотенье!Не "удача", как судят иные, а именно "Божье
хотенье".Недаром мудрая русская пословица учит:"Без Бога -
не до порога".

За такой пассаж "иной" Мазюкевич влепил Деникину трой-
ку.Потом до самого выпуска Антон, несмотря на все усилия, у
инспектора больше четверки не поднимался.

В результате пилюль судьбы Антон Деникин остался в пя-
том классе на второй год.В среднем он получил по каждому из
трех основных математических предметов в пятибальной системе
- два с половиной.Обычно в таких случаях педсовет прибавлял
для перевода недостающую "половинку".Директор Левшин настаи-
вал на этом, но принципиальный преподаватель математики Епи-
фанов категорически резюмировал:

- Нет - для его же пользы.

Деникин был, так сказать, урожденно самолюбив.Став вто-
рогодником, он измучился от стыда.К тому ж, мать жалко объ-
ясняла все понимающим знакомым будто Антон оставлен "по мо-
лодости лет".

В то лето Антон работал репетитором со своими подшефны-
ми в деревне.Все свободное время от занятий с учениками он
отдал сокрушению крепости математики.Учебники по алгебре,
геометрии, тригонометрии проштудировал от корки до кор-
ки.Полностью перерешал включенные в них задачи...

Воскликнул Деникин в конце лета:

- Ну, Епифаша, теперь поборемся!

Преподаватель Епифанов был влюблен в математику, лиц,
не знающих ее, считал дураками.В классе он всегда выбирал
двоих-троих особенно способных к предмету и только с ними
занимался серьезно, относясь едва ли не как к равным.Этих
вундеркиндов реалисты называли "пифагорами".Элита никогда не
вызывалась к доске, неизменно аттестовывалась Епифановым в
четверти круглыми пятерками.Лишь когда класс тонул в его
страстных объяснениях, учитель приглашал кого-то из "пифаго-
ров" их повторить.И те, бывало, разъясняли гораздо понятнее.

Во время классной задачи "пифагоры" сидели отдель-
но.Епифанов давал им более грандиозное, многотрудное задание
или колдовал с интеллектуалами над последними новинками из
"Математического журнала".Класс единодушно признавал гени-
альность "пифагоров" и часто обращался к ним за помощью.

Звездный час Антона Деникина пришел сразу после кани-
кул.На уроке математики он сел на парту невдалеке от "пифа-
горов", чтобы и с ними померяться.

Первую же классную задачу Деникин решил за десять ми-
нут.Сдал ее и подслушал, что Епифаша толкует асам на "пифа-
горовой" скамье:

- В прошлом номере "Математического журнала", господа,
была предложена задача:"Определить среднее арифметическое
всех хорд круга".А в последнем номере сообщено, что ее реше-
ния не прислано.Не хотите ли попробовать?

"Пифагоры" вонзились в рассчеты.Деникин напрягся со
всем арсеналом, выбитым в знойные летние дни, когда так зо-
вет река.Суетливыми пальцами он испещрял бумагу.Наконец, не
веря своим глазам, подумал:

"-Что это?Неужели решил?!"

Он услышал, что "пифагоры" сзади обеспокоенно шепчутся:
не осилили решения.Деникин, заливаясь краской, встал и дро-
жащими руками подал свой лист Епифанову.

- Кажется, я решил.

Епифанов воткнулся глазами в его решение.Прочел и ни
слова не произнес.Прошел к кафедре, развернул журнал, чтобы
видел весь класс.Четко вывел – пятерку!

С этой минуты Антон Деникин стал "пифагором" с величием
надлежащих привилегий и почета.В пятом классе по высоким ма-
тематическим баллам он занял третье место, а в шестом весь
год прошел лидером.

Это было первое деникинское сражение, в котором он доб-
лестно победил.Он прорвался, потому что мосты сзади были
сожжены.Три года до виктории Антон в троечниках изнемогал от
укоров и вымученных объяснений.Самолюбие жестоко страдало.И
в старости Деникин не мог забыть того изнурительного боя за
"пифагорову" высоту, он писал:

"В моем характере проявилась какая-то неуверенность в
себе, приниженность, какое-то чувство своей "второсортнос-
ти"...С этого же памятного дня я вырос в собственных глазах,
почувствовал веру в себя, в свои силы, и тверже и увереннее
зашагал по ухабам нашей маленькой жизни".

Многое удалось Антону почерпнуть от сближения с талант-
ливым преподавателем математики Александром Зиновьевичем
Епифановым.Тот - москвич из старообрядцев, народник толс-
товского направления - закончил Московское высшее техничес-
кое училище и с молодой супругой прибыл на службу во Влоц-
лавск.Нравы столичной пары сразу начали раздражать местных
обывателей.Называли Епифанова, по польской склонности преу-
величивать, "пан профэссор", а он сам таскал ведро с отбро-
сами в дворовую помойную яму."Пани профэссорова" своими ру-
ками стирала и развешивала белье перед домом.Когда рабочие
доставили и расставили им мебель, хозяева усадили тех обе-
дать вместе с собой...

"Приличные" люди помягче посчитали Епифановых "тронуты-
ми", другие определили их грязно пахнущим словом "социалис-
ты".Вскоре жена главного местного представителя карающих ор-
ганов, жандармского подполковника, проболталась, что над
Александром Зиновьевичем установлен негласный надзор.Нас-
колько учитель был "противоправительственным", точно Деникин
не понял, потому что тот даже с ними, "пифагорами", полити-
ческих тем старался не касаться.А будучи классным наставни-
ком, Епифанов показывал себя превосходно: прикрывал от при-
дирчивых инспекторов, наказывал и прощал справедливо.

"Пифагоры" имели право на свободное общение с математи-
ком.Они бывали у него вечерами за чаем, Епифанов всегда
приглашал, если "появятся волнующие вопросы".В таких беседах
он не морализировал, не навязывал своей позиции, а раскован-
но спорил с ребятами, что по жизни, что по литературным
проблемам, какие обязательно волновали юношей в конце XIX
века.Антон впервые слышал горячее слово русского интеллиген-
та, Епифанов будил разум, сердца его и товарищей.

Кончилось тем, что как-то помощник классных наставников
вечером проводил рейд по квартирам, проверяя времяпровожде-
ние реалистов.Узнал, что целая их группа (Деникин в том чис-
ле) заседает у Епифанова.Училищное начальство немедленно
приказало им прекратить эти посещения.

Не ужился Алексанр Зиновьевич во влоцлавском училище,
перевели его в реальное еще меньшего городка Ловича.Но там
Епифанов бурно протестовал против системы "доносительства",
которое руководство поощряло среди учеников.Тогда загнали
его на низшее жалованье уж в Замостье, то ли в прогимназию,
то ли в училище ремесленное.А потом о белой вороне Епифанове
вовсе слух пропал.

Осиротели "пифагоры", да и другие школяры добрым словом
поминали оригинала-математика, человека, не носившего ма-
сок.А статус Деникина - первого ученика в классе, добытый им
благодаря своевременному "нет" Епифаши, помог всей семье
пятнадцатилетнего Антона.Ее судьба прижала окончательно.Ели-
завета Федоровна, Антон и Полося решили, что если не удастся
им держать дома квартиру для учеников, то за бедностью обру-
шится нищета.

Пошел Деникин с матерью просить на это разрешение у ди-
ректора училища Левшина.Тот любил Антона, потому что он хо-
рошо пел в созданном им ученическом церковном хоре, да и
"пифагорство" сумел добыть, несмотря на то, что Левшин пы-
тался ему медвежьи помочь перед забиякой Епифановым.И мало
того, что директор разрешил матери с сыном содержание квар-
тиры, а и поставил Антона старшим над проживающими.Деникины
получили право восемь человек поселить, 20 рублей плата - с
каждого!

Беспросветная нужда семейства с этих пор кончилась.Ели-
завета Федоровна стала относиться к посерьезневшему сыну
по-новому, ни в коем случае не "пилила".Наоборот, мать дели-
лась с мужающим на глазах юношей своими переживаниями, сове-
товалась по домашним вопросам.А он просто помнил предсмерт-
ный наказ отца.

(Продолжение книги следует)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..