МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Сен, 2022 г. - 22:19HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов - Георгиевский "Генерал Деникин": Часть 9-я «Изгнанник», глава 1-я (1920–1928 г.г.)
Послано: Admin 30 Окт, 2005 г. - 12:44
Белое Дело 


Деникинские тома "Очерков", выходящие один за другим,
сделались актуальнейшим чтением для русской зарубежной ауди-
тории - очевидцев затрагиваемых в них событий.Много страстей
завертелось вокруг эпопеи, емко и талантливо создаваемой
А.И.Деникиным.Он, изнемогавший от многочисленной переписки с
участниками им изображаемого, позже рассказывал:

"Предлагал мне свое сотрудничество Филимонов, бывший
Кубанский атаман.Но перед тем, не дожидаясь описания мною
Кубанского периода в "Очерках русской смуты", он напечатал в
"Архиве Русской революции" статью-памфлет, в которой прист-
растно отнесся к моей деятельности и сказал неправду, кото-
рую нетрудно было опровергнуть документально...Встретив пол-
ковника Успенского, Филимонов сказал ему:

- Читали?Генерал Деникин, наверно, будет ругать меня в
своих "Очерках".Так я, по казачьей сноровке, забежал вперед
и сам его поругал.Покуда еще выйдет его книга, а от моего
писания след все-таки останется.

Впоследствии, не найдя в моей книге никаких выпадов по
своему адресу, что было бы и несправедливо, Филимонов прис-
лал мне письмо, в котором выражал готовность осветить мне
кубанские события.Я не воспользовался его предложением, о
чем сожалею".

Свое "ударное" сочинение А.П.Филимонов назвал недвус-
мысленно:"Разгром Кубанской Рады",- заострив его на казни
Калабухова.Ох, уж эта кубанская "казачья сноровка"...

Доставалось жене писателя.Ксения Васильевна перепечаты-
вала все деникинские рукописи.Антон Иванович отмечал, что
супруга являлась его "первым читателем и цензором, делая
свои замечания, часто весьма основательные, в частности с
точки зрения, как она говорила, рядового обывателя".Ксения
Васильевна лукавила, она, выпускница Института благородных
девиц и Курсов преподавательниц русской истории, была хоро-
шим редактором.

+ + +
Работа над "Очерками" подходила к концу, их книги поя-
вились в сокращении на английском, французском, немецком
языках.Материальное положение Деникиных поправилось, шести-
летнюю Марину надо было в школу определять, да и тянуло из
однообразной венгерской глуши в столицы.

33-хлетняя Ксения Васильевна в блеске своей красоты
лишь приближалась к "бальзаковскому" расцвету женской пре-
лести, она была выдающейся спутницей в горестях и удачах
генерала, уже знаменитого автора "Очерков Русской Смуты".Да
и Антон Иванович, шагнувший за свои пятьдесят, с "рыцарски-
ми" седовласыми усами и бородкой, научившийся носить эле-
гантную шляпу, костюм-тройку под галстук, был давно ожидаем
в европейских центрах.

Окончательному решению Деникиных покинуть Балатон пос-
лужило в середине 1925 года письмо из Бельгии генерала Шап-
рона дю Ларре, мужа дочери генерала Корнилова.Бывший адъ-
ютант Антона Ивановича вместе с женой Наташей настойчиво
звали его в Брюссель.

В этот хорошо знакомый им город Деникины вскоре и нап-
равились.В 1926 году здесь Антон Иванович закончил свои
"Очерки" пятым томом.

Деникинские "Очерки Русской Смуты", всесторонне и дос-
конально анализирующие русскую революцию и Гражданскую вой-
ну, являются публицистической, военной, социологической, бы-
товой и портретной панорамой этого отрезка нашей истории со
старорусски-офицерской, интеллигентной, белогвардейской точ-
ки зрения.Прекрасно, что написал ее именно главком Деникин,
опытный журналист и литератор.

Генерал Врангель попытался с ним посоперничать своими
"Записками" (ноябрь 1916 г. - ноябрь 1920 г.) в двух книгах,
содержащими так же прекрасную фактологию, но "засушил" изло-
жение.По ним видно, что автор высококультурен и образован,
но все же - сугубо военный человек.В основном текст его на-
поминает язык армейских сводок, там не найдешь психологичес-
кой глубины, метких, "эмоциональных" оценок, хотя подобные
"писательские" штрихи есть, например, о бароне Унгерне.Арис-
тократический полководец Врангель "изваял" "Записки", еще
раз гордо блеснув на прощание своей баронской "шведской
сталью".

Деникин, хотя железно водил императорских и белогвар-
дейских "железных", был и очень русским, "капустным" челове-
ком.Отличался он от Врангеля, как Москва-матушка от Петер-
бурга-иностранца.Поэтому и сумел оснастить свое произведение
не только генеральской лапидарностью, но и напоить как живой
авторской речью, так и языком действующих лиц.Истинного сто-
ит, например, такой "стремительно-эпический" "замес":

"Власть падала из слабых рук Временного Правительства,
и во всей стране не оказалось, кроме большевиков, ни одной
действенной организации, которая могла бы предъявить свои
права на тяжкое наследие во всеоружии реальной силы.Этим
фактом в октябре 1917 года был произнесен приговор стране,
народу и революции".

Антон Иванович вложил душу и дарование в свои "Очерки",
которые можно назвать и учебником по истории, потому что эти
неторопливые пять томов философичны.В них ярко звучит ав-
торское "я", оно самобытно, Деникин мыслит вслух.Он испове-
дально делает то, к чему призван любой писатель в своих кни-
гах, в своей сверхзадаче - выяснять отношения с самим со-
бой."Очерки" объемны из-за густоты фактов, но они не многос-
ловны, как бывает, ежели дилетант пытается "расшифровать"
его чувства, пересказать переживания.Школа журнала "Развед-
чик" отменно послужила Антону Ивановичу.

Книга "Русская военная эмиграция 20-х -
40-х годов", изданная в 1998 г. под эгидой ФСБ, СВР, а также
Института военной истории Министерства обороны Российской
Федерации, ставит в шестерке "ряда серьезных, заслуживающих
внимания работ", опубликованных "за прошедшие почти 80 лет
за границей" "Очерки Русской Смуты" А.И.Деникина на первое
место.

Последний, пятый том "Очерков" был опубликован берлинс-
ким издательством "Медный Всадник" в октябре 1926 года.В на-
чале того года Деникины переезжают во Францию - Мекку русс-
кой и белой эмиграции.

+ + +
О начале своей жизни во Франции Антон Иванович написал
17 мая 1928 года в письме к генералу А.М.Драгомирову, возг-
лавлявшему Особое совещание, потом "приговорный" Деникину
севастопольский Военный совет, позже - ближайшего помощника
П.Н.Врангеля:

«В 1926 году весною мы переехали во Францию.Житие наше
началось невесело - жене с места пришлось подвергнуться опе-
рации.И, вообще, эти два года, как и предыдущие, прошли для
нее в постоянном недомогании.Меняем врачей, системы и режи-
мы, а толку мало.Я и Марина не болеем, слава Богу.Живем мы
оседло в Ванве.Это - не совсем трущоба, как Вы полагае-
те.Ванв - пригород Парижа, от нас до парижского вокзала Мон-
парнас всего 10 минут езды по железной дороге.Жена научилась
делать шляпы, я продолжаю писать, - труд, по беженским усло-
виям, оплачивающийся хуже, чем заводской.Очередная работа
моя - очерки жизни и быта старой армии.Необходимо один из
очерков посвятить памяти М.И.Драгомирова.Если Вы мне поможе-
те материалами, буду благодарен.

Марина растет и учится очень хорошо: во французской
школе идет первой.

Собственно, в Ванве мы живем в общем семь месяцев в го-
ду.На лето квартиру свою сдаем и переезжаем в деревню, де-
шевле и полное благорастворение воздухов.Зовут нашу деревню
Камбретон.Живет в ней постоянно поэт Бальмонт, летом - Шме-
лев, так что, как видите, писательская братия представлена
густо».

Во Франции здоровье Ксении Васильевны расстроилось, но
ее супруг, привыкший к своей болезненной покойной матушке,
не унывал, да и жена, как видно, поправится и возьмется за
изготовление шляпок.Но до этого, как и успехов Маринки Дени-
киной в школе, были другие "дела в шляпе".

В конце 1924 года генерал Врангель отдал приказ о соз-
дании Русского Обще-Воинского Союза (РОВС) во Франции, Бель-
гии, Германии, Австрии, Венгрии, Латвии, Эстонии, Литве,
Болгарии, Турции, Королевстве сербов, хорватов и словенцев
(с 1929 г. - Югославия), Греции и Румынии.Отделы РОВС в этих
странах сплотили бывших офицеров и участников Белого движе-
ния.Врангель, живший в Сербии, стал председателем РОВСа и
монархистски вошел в подчинение к бывшему Верховному главко-
му Российскими императорскими армиями великому князю Николаю
Николаевичу.

Вокруг Николая Николаевича Романова, жившего во Фран-
ции, группировались широкие круги эмиграции, под его именем
они старались объедениться в национальную силу.Когда в 1923
году обсуждалась кандидатура великого князя на руководство
русским национальным движением, Кутепов, помощник главкома
Врангеля, спрашивал в письме о том суждение Деникина.Тот так
потом комментировал взаимоотношения с Кутеповым на эту тему:

"Я ответил: Николай Николаевич пользуется популяр-
ностью.Это - знамя, которое надо хранить на почетном мес-
те.Но если он выступит официально, то ввиду современной меж-
дународной обстановки и отсутствия крупных средств и возмож-
ностей ничего серьезного ему сделать не удастся.А годы без-
деятельности набросят тень и на популярность, и на автори-
тет.По этому же вопросу у меня хранится переписка с митропо-
литом Антонием, который, невзирая на глубокое политическое
расхождение, питал всегда ко мне расположение.Я не привел им
тогда еще один мотив.Н.Н. в силу традиций своего рождения,
воспитания, всей своей жизни мог идти только с определенным
кругом сотрудников, который (я не говорю об отдельных лич-
ностях, а о круге людей и идей), на мой взгляд, был уже об-
речен.

И вот "знамя" поднялось.Ринулись к нему "знаменосцы",
которые, как древние жрецы, про себя не очень-то верили в
своих богов, но при народе воздавали им почести и того же
требовали от народа, пока это было для них выгдно...

Через некоторое время в письме Кутепов сообщил мне, что
Н.Н., относясь ко мне с большим уважением, хотел бы увидеть-
ся со мною и поговорить по многим важным вопросам.Я был пос-
тавлен в трудное положение.Разговор мог быть об общей поли-
тике и деятельности Николая Николаевича, а также об Общево-
инском союзе и, в частности, о Врангеле.По первому вопросу я
мог только сказать, что по совокупности обстоятельств я не
верю в положительные результаты миссии, взятой на себя Нико-
лаем Николаевичем, вернее навязанной ему определенными кру-
гами.Но помимо личной обиды Н.Н. такое заявление вносило бы
сомнение в его душу, а я придерживался правила - не мешать
никому, кто желает бороться за Россию...По второму вопросу
ввиду деликатного своего положения в отношении Врангеля я не
хотел говорить вовсе...

Я уклонился от свидания, совершенно искренне объявив
Кутепову мотивы.Как было передано Николаю Николаевичу, не
знаю.Но сознание, что отказ от свидания мог быть воспринят
им как личная обида, тяготил всегда мою совесть, тем более
что к Н.Н. я относился с уважением".

Деникин и во Франции продолжал держаться подчеркнуто в
стороне от деятельности своих бывших боевых соратников.Но
бравый Кутепов не мог сидеть сложа руки, как это пристало
обдумывающим свои будущие произведения писателям.В марте
1924 года его освободили в Сербии от должности помощника
Врангеля, Александр Павлович прибыл в Париж в распоряжение
великого князя Николая Николаевича.Здесь генерал организовал
боевой отдел РОВСа для подрывной, террористической работы в
советской России.

Монархист Кутепов никогда и нипочем не уклонялся от
своих убеждений.Например, в февральские революционные дни
1917 года в Петрограде стал широко известен унтер-офицер
Т.Кирпичников - один из главных инициаторов восстания Во-
лынского полка.Февралист генерал Корнилов, назначенный Вре-
менным правительством командующим войсками Петроградского
округа, вручил этому унтеру за "ревподвиги" Георгиевский
крест.Но в 1919 году данный унтер попался добровольцам гене-
рала Кутепова.Тот хорошо помнил свой рейд по питерскому Ли-
тейному и беспощадные бои с теми самыми волынцами.По приказу
Кутепова бывшего унтер-офицера Кирпичникова немедленно расс-
треляли.

Лейб-гвардеец Кутепов был, так сказать, монархическим
воплощением черт характера либерала Деникина.Александр Пав-
лович, с боевыми крестами на груди, носил так же, как Антон
Иванович, "рыцарски" подкрученные усы и бородку клином, хотя
и смоляные, долго не седеющие.Впрочем, этот стиль был и у
антимонархиста Маркова, вообще любим императорскими офицера-
ми.Прямым взглядом широко поставленных глаз Кутепов очень
походил на Деникина, он был предельно прямодушен.Поэтому,
несмотря на размолвку в Новороссийске с устройством частей в
эвакуацию, Деникин и Кутепов остались в эмиграции самыми
лучшими друзьями из белогвардейских генералов.

Александр Павлович постоянно информировал Деникина из
военных лагерей белогвардейцев, спрашивал у него совета, а
во Франции они обо всем стали говорить начистоту, крепко
сдружились семьями.Марина Антоновна Деникина прекрасно за-
помнила генерала Кутепова.Еще бы, ее, школьницу, первую уче-
ницу, постоянно заставляли играть с малолетним сыном Кутепо-
ва Павликом.Она вспоминала:

- Кутеповы к нам часто приезжали и мы к ним.Меня прого-
няли играть с четырехлетним Павликом.И приходилось играть в
прятки с Павликом в спальне Кутеповых.

Когда я поинтересовался, насколько "монархичен" был Ку-
тепов, Марина Антоновна ответила:

- По моим впечатлениям, как папа с Кутеповым разговари-
вали, он не был ярым монархистом.Вот Врангель - да!А Кутепов
был "модере монархист".

"Модере", если я правильно понял, что-то вроде "модер-
на", то есть, по мнению Деникиной, не ортодоксален был в
своих убеждениях Александр Павлович.Но, возможно, таким он
хотел казаться у либеральных Деникиных из уважения к хозяину
дома и, принимая их у себя, - как гостеприимный русак?Тем
более, что в разговоре с Мариной Антоновной на эту тему, она
признала, что у ее отца "был республиканский акцент".

Такое только у русских друзей-приятелей бывает: взгля-
ды, порой, едва ли не взаимоисключающиеся, но любят друг
друга "за душу".Кроме того, зрелость, консерватизм возраста
"скручивает" либерализм, вот и Антон Иванович уже с пиететом
отзывался о великом князе Николае Николаевиче, со вниманием
вникал в дела его истинно-правой руки Кутепова.

(Продолжение читайте ЗДЕСЬ)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..