МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Сен, 2022 г. - 22:20HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов - Георгиевский "Генерал Деникин": Часть 9-я «Изгнанник», глава 1-я (1920–1928 г.г.)
Послано: Admin 30 Окт, 2005 г. - 12:44
Белое Дело 


Генерал Хольман подыскал Деникиным недорогое помещение
за их счет сначала в Певенси-Бей, потом в Истборне.Предлага-
ли англичане Антону Ивановичу пенсию, а также поселиться в
правительственных поместьях бесплатно.Он отказался.Его и так
удручило, что принял "милостыню", живя в "Кадогане".Ко всему
Деникин брезгливо наблюдал за британским правительством, яв-
но нацелившимся на укрепление отношений с красной Москвой.

В это лето 1920 года погостили Деникины в имении мор-
ганатической супруги великого князя Михаила, расстрелянного
большевиками вместе с его секретарем англичанином Джонсоном
летом 1918 года под Пермью,- княгини Н.С.Шереметьевской
(Брасовой).Великий князь Михаил, пробывший день императором
после отречения в его пользу Николая II, по мнению княгини,
был все же жив и где-то скрывался, чтобы в "нужную минуту"
предъявить свои права на то самое "преемство", которым мучил
Антона Ивановича Милюков.Рой гадалок кружил вокруг мистичной
хозяйки английского имения, и Деникину казалось, что у него
окончательно ум за разум зайдет.

Пребывание принципиального Деникина в приветливой толь-
ко на вид Англии оборвалось в августе, когда "Таймс" опубли-
ковала ноту лорда Керзона, направленную в Москву наркому
иностранных дел Чичерину.Это британское заявление предлагало
советскому правительству прекратить Гражданскую войну и дек-
ларировало слова Керзона:

"Я употребил все свое влияние на генерала Деникина,
чтобы уговорить его бросить борьбу, обещав ему, что, если он
поступит так, я употреблю все усилия, чтобы заключить мир
между его силами и вашими, обеспечив неприкосновенность всем
его соратникам, а также населению Крыма.Генерал Деникин в
конце концов последовал этому совету и покинул Россию, пере-
дав командование генералу Врангелю".

Было дело в Новороссийске перед самой эвакуацией белых
в Крым, когда к Деникину явился один из членов Британской
военной миссии генерал Бридж и предложил посредничество его
правительства для заключения перемирия с Красной армией.Де-
никин ответил Бриджу одним словом:

- Никогда!

Теперь англичане, заигрывая с Советами, ловко подтасо-
вали этот факт.27 августа 1920 года генерал Деникин разра-
зился опровержением в той же "Таймс":

"Я глубоко возмущен этим заявлением и утверждаю: 1)что
никакого влияния лорд Керзон оказать на меня не мог, так как
я с ним ни в каких отношениях не находился; 2)что предложе-
ние (британского военного представителя о перемирии) я кате-
горически отверг и, хотя с потерей материальной части, пере-
вел армию в Крым, где тотчас же приступил к продолжению
борьбы; 3)что нота английского правительства о начале мирных
переговоров с большевиками была, как известно, вручена уже
не мне, а моему прреемнику по командованию Вооруженными Си-
лами Юга России генералу Врангелю, отрицательный ответ кото-
рого был в свое время опубликован в печати; 4) что мой уход
с поста Главнокомандующего был вызван сложными причинами, но никакой связи с политикой
лорда Керзона не имел.

Как раньше, так и теперь я считаю неизбежной и необхо-
димой вооруженную борьбу с большевиками до полного их пора-
жения.Иначе не только Россия, но и вся Европа обратится в
развалины".

Все шло к признанию британцами власти московских комму-
нистов законной российской.В Лондоне Ллойд Джордж обсуждал с
советским представителем Красиным возможность установления
торговли, и англо-советский торговый договор будет подписан
в марте 1921 года.

Поэтому А.И.Деникин сразу после опровержения собрал
свой нехитрый скарб в уже вроде обжитом Истборне.Он демонс-
тративно снялся из "спокойной домашней обстановки Англии",
какой столь певуче благословляла генерала "отдохнуть от тру-
дов" по приезду все та же "Таймс".

Повел Антон Иванович в новый поход свою неразлучную
бригаду со старыми и малыми опять по неспокойной Атлантике
на европейскую землю, которая все же не каким-то островом
была, а простиралась до самой их родины.

+ + +
Перебралась семья Антона Ивановича в Бельгию.Здесь Де-
никин, что уже бывало в его судьбе при сокрушительных уда-
рах, как, например, после удаления из Академии Генштаба,
всерьез берется за перо.Покорно чистый, так первозданно бе-
ло-"белогвардейский" лист бумаги еще никогда его не подво-
дил.

Деникины поселились в окрестностях Брюсселя в небольшом
домике с садом, который давно грезился на покой Антону Ива-
новичу.Здесь их спутники разъехались.Наталья Корнилова позже
выйдет замуж за сблизившегося с ней в этом путешествии гене-
рала Шапрона дю Ларре, они так и останутся в Бельгии, где
позже родится у них сын, которого назовут Лавром в честь де-
да Лавра Георгиевича Корнилова.

Зажил Деникин сам пятый: кроме жены, дочки, няньки, еще
и дед Ксении Васильевны.Антон Иванович начал подготовитель-
ную работу к своему главному исследовательскому труду "Очер-
ки Русской Смуты", который составит пять томов, еще в Анг-
лии.Теперь писание его стало главным для генерала, но от хо-
зяйства семьи он не устранялся.

Вставал Антон Иванович раньше всех, в семь утра.Откры-
вал ставни, шел на двор за углем и растапливал печи и пли-
ту.Ксения Васильевна варила кофе, подавала завтрак.Потом
дружно убирались.Антон Иванович отвечал за подметание полов,
дед жены - за вытирание пыли.Приборка кухни, чистка картош-
ки, все, что связано с готовкой еды, лежало на Ксении Ва-
сильевне.Нянька хлопотала только с Мариной.

Ксения Васильевна поглядывала за приближающимся к полу-
веку своей жизни мужем и говорила:

- Моцион ему нужен, засядет за писание, его уже никаки-
ми силами не вытянешь погулять.

Антон Иванович был совершенно замкнут домом в брюссель-
ском предместье, но на него обращали внимание.Своим демонс-
тративным отъездом из Англии Деникин, который "бил большеви-
ков" и послал к черту британцев, навел на мысль здешнюю
власть, что и ей не поздоровится.Его вызвали в Брюссель в
административное учреждение и учтиво попросили дать подпис-
ку: на территории Бельгии не будет заниматься активной поли-
тикой.

Генерал мрачно бумагу подписал, а вскоре отправил пись-
мо министру юстиции бельгийского правительства Эмилю Вандер-
вельде.Этого известного социалиста Деникин знал с апреля
1917 года, когда тот приезжал к нему в Могилев, в Ставку
Верховного на переговоры.В письме Вандервельде Антон Ивано-
вич указывал:

«Мне невольно приходит на память эпизод из прошлого, как
в 1917 году в качестве начальника штаба Верховного Главноко-
мандующего российскими армиями я принимал у себя в Ставке
бельгийского министра Вандервельде.Он был несчастлив тогда,
человек без родины, представитель правительства без страны,
в сущности такой же политический эмигрант, как теперь многие
русские.Ведь Бельгия тогда была растоптана врагами так же,
как сейчас Россия.Но мы сделали все возможное, чтобы не дать
почувствовать господину Вандервельде ни в малейшей степени
тягости его положения.Ибо мы разделяли искренне горе Вашей
страны и ее героической армии.

Я не ожидал и не искал внимания.Но был уверен, что
русский генерал будет огражден в Бельгии от унижения.Я имею
в виду не только свою роль как Главнокомандующего Вооружен-
ными Силами Юга России - вокруг этого вопроса сплелось слиш-
ком много клеветы и непонимания...Но я говорю о себе как о
бывшем начальнике штаба Верховного Главнокомандующего, как о главнокомандующем русскими фронтами в мировую войну, нако-
нец, как о генерале союзной вам армии, полки которого в пер-
вые два года войны вывели из строя австро-германцев много
десятков тысяч воинов.

Все это я считаю необходимым высказать Вам в надежде,
что, быть может, к другим деятелям, которых судьба забросит
в Бельгию, правительственная власть отнесется несколько ина-
че".

Вандервельде сразу же ответил Деникину любезным, полу-
извинительным письмом.

Конец этого 1920 года, трагического для Белой армии,
закончился ее исходом за границу под командой генерала Вран-
геля в ноябре.Советскими историками достаточно наплетено о
ее "разгроме", небывалом красном героизме при штурме Переко-
па и т.п.Но о том, что это был планомерный отход белых, мне
давно объяснил бывший врангелевский офицер, пушкинист
Н.А.Раевский.Он сказал, что зимовать в Крыму они и не соби-
рались, оставили для прикрытия части на перевалах и органи-
зованно эвакуировались.

Да и какой "разгром", если теперь даже издание ФСБ и
СВР России ("Русская военная эмиграция 20-х - 40-х годов.До-
кументы и материалы".М., "Гея", 1998 г.) сообщает:

"Эвакуация из Крыма заканчивалась.По оценкам Главноко-
мандующего Русской армии генерала П.Н.Врангеля она прошла в
"образцовом порядке".Великое мужество офицеров и матросов
Черноморского флота, их героизм, проявленный при переходе в
Константинополь, отметил 17 ноября 1920 года в своем обраще-
нии к генерал-лейтенанту П.Н.Врангелю французский адмирал
Дюмениль".

Далее:"Всего армия генерала Врангеля к февралю 1921 го-
да насчитывала около 56 тысяч военнослужащих".

Таким образом, десятки тысяч сплоченного русского войс-
ка оказались сначала в Турции, и по всему миру начали поне-
воле привыкать к русским офицерам, беженцам, всем нашим соо-
течественникам, выплеснутым Русской Смутой на чужбину.Заки-
пала общественная жизнь белой эмиграции.

Несмотря на это, самый знаменитый военный изгнанник
А.И.Деникин продолжал наглухо затворяться в своем доми-
ке-окопе, возможно, и потому что сам он вывел армию в Крым
не так "образцово" как Врангель в Турцию.Антон Иванович пи-
сал на Рождество в Англию старому знакомцу по югу России ге-
нералу Бриггсу:

«Я совершенно удалился от политики и ушел весь в истори-
ческую работу.Доканчиваю первый том "Очерков", охватывающий
события русской революции от 27 февраля до 27 августа 1917
года.В своей работе нахожу некоторое забвение от тяжелых пе-
реживаний».

Одиноко переживал Деникин, уже столкнувшийся с евро-
пейским "гостеприимством", и потому что хорошо представлял
себе все тяготы русских, оказавшихся за рубежом незваными
гостями.А их стало свыше миллиона человек.Главный приток к
сибирским беженцам вместе с остатками колчаковской армии,
к эмигрантам отступавшего генерала Юденича, белых "северян"
генерала Миллера дали черноморские "деникинская" и "вранге-
левская" эвакуации.С Врангелем из крымских портов ушло 126
судов, на которых поместилось около 150 тысяч человек.

Русская армия генерала Врангеля разместилась в Турции в
разных военных лагерях.Кубанский корпус генерала М.А.Фости-
кова составом в 16 тысяч человек расположился на острове
Лемносе.Донской корпус генерала Ф.Ф.Абрамова в 14 500 каза-
ков - под Константинополем.В районе Галлиполи стояла главная
ударная сила - 1-й армейский корпус из 25 000 бойцов.В него
входили Корниловский, Марковский, Дроздовский, Алексеевский
полки, конная дивизия, артиллерийская бригада, инженерные
войска.В Галлиполи развернулись несколько офицерских школ и
сеть военных училищ: Корниловское, Константиновское, Алексе-
евское, Кавалерийское, Сергиевское артиллерийское, Николаев-
ско-Алексеевское инженерное.

Командовал 1-м армейским корпусом генерал Кутепов, он
сообщал Деникину из Турции новости.Барон Врангель вывел туда
армию, чтобы при первой возможности возобновить войну с со-
ветскими, он стремился сохранить и свой правительственный
аппарат.Деникин, уже обвыкшийся в европах, предполагал дру-
гую перспективу.

Антон Иванович считал, что после ухода армии из родных
пределов ее судьба исчерпана.Он видел, что "местные" страны
не потерпят у себя под боком такую вышколенную боевую силу,
и тем более - врангелевское правительство.Деникин предлагал
в переписке с Кутеповым сохранить армию, расселив ее в бал-
канских странах: где славянское, близкое по духу, православ-
ное население,- и там предоставить военным "вольные рабо-
ты".Он отмечал:

«Если вам удастся сохранить организационные ячейки, то
внутренняя, преемственная связь, которою всегда дорожили
добровольческие части, предохранит их от распыления».

По этому пути в итоге пошел и генерал Врангель.К концу
1921 года армию удалось рассредоточить в Болгарии, Королевс-
тве сербов, хорватов и словенцев, куда попала и большая
часть кутеповского корпуса.В этих странах казаков и пехоту
нанимали в погранстражу, инженерные части врангелевцев ар-
тельно трудились на строительстве железных дорог и в рудни-
ках.

Врангель продолжал думать о вторжении в красную Россию,
Деникин больше рассчитывал на народное восстание изнутри
ее.В возможности этого его тогда убеждал бунт кронштадтских
матросов, крестьянское повстанческое движение, охватившее
большой район центра России.

"Железный либерал" Деникин делал ставку не на белую ин-
тервенцию, как "стальной барон", а по-прежнему на некий "на-
родный гнев".И вот когда он всероссийски воспламенится, умо-
заключал Антон Иванович, в Россию "должны будут просачивать-
ся бывшие добровольцы, чтобы слиться с общерусским противо-
большевистским движением", как свидетельствует белоэмигрант
Д.В.Лехович, близко знавший семью Деникина, в своей книге.

В октябре 1921 года в Париже был опубликован первый том
"Очерков Русской Смуты" Деникина.У Антона Ивановича появился
первый гонорар, но все равно жить в Бельгии было дорогова-
то.Глава семьи для дальнейшего существования наметил страну
попроще - Венгрию.Обратился весной 1922 года к венгерскому
посланнику за разрешением там постоянно проживать.

Венгерский посол немедленно разрешил, считая за честь
своей стране принять генерала, о котором трубили газеты его
родины со времен, когда Австро-Венгрия воевала с Российской
империей.Он предложил перевезти деникинский архив дипкана-
лом.Не мог поверить посол в одно: что "сам" генерал Деникин
перебирается в Венгрию только из-за безденежья.

Удалось выправить в Будапешт лишь немецкую транзитную
визу.По ней несокрушимый в принципах Деникин отправил в кон-
це мая 1922 года через Германию свою семью, а сам, не пере-
варивавший эту слишком "нордическую" страну, поехал на новое
местожительство через Париж, Женеву, Вену.

+ + +
В Венгрии Деникины сначала поселились под городом Шоп-
рон.

5 июня 1922 года Ксения Васильевна в своем дневнике за-
писала первые впечатления:

"Жизнь здесь действительно гораздо дешевле... да и на-
род симпатичнее.Пока живем в пансионате за городом, в ле-
су.Воздух и окрестности чудесные, давно мы не делали таких
чудных прогулок...Городок переполнен беженцами из отобранных
у Венгрии областей".

Через месяц она здесь не разочаровалась:

"Нравится мне Венгрия, то есть правильнее сказать, Шоп-
рон, ибо больше я еще ничего от Венгрии не видела.Такой
обильный край.Столько "плодов земных" я давно не видела.Кру-
гом нас горы, лес.Мы гуляем далеко.Заберемся куда-нибудь на
поляну, откуда хороший вид на поля деревни, лежащий внизу
город и на далекое большое озеро.Воздух - не надышишься!..И
бывают минуты, что в мою душу нисходит мир, такой полный,
как не бывал со времени до войны...Много здесь народу, гово-
рящего по-русски.Бывшие военнопленные, или, как Антон Ивано-
вич их называет, "мои крестники".Говорят по-русски чисто,
почти без акцента".

"Крестниками" Деникин звал тех, кого его Железная диви-
зия брала в плен на Первой мировой войне.Сам он отмечал:

"Общее явление: ни следа недружелюбия после войны (вра-
ги!?).Чрезвычайно теплое отношение к русским.Каждый третий
комбатант побывал в плену в России, и, невзирая на бедствия,
перенесенные в большевистский период, все они вынесли оттуда
самые лучшие воспоминания - о русском народе; о шири, гос-
теприимстве, о богатстве страны...Русский язык благодаря
пленным очень распостранен...Пленные венгры понавезли с со-
бой русских жен..."

Все это касалось взаимоотношений с простыми людьми, а
"сверху" генерал Деникин был "обречен" на повышенное внима-
ние, где бы в Европе не оказался.Ему нанес визит местный гу-
бернатор, но более бойкими явились английские и французские
члены миссии по установлению новых границ Венгрии.

Эти офицеры зачастили к Антону Ивановичу и он так же
"союзнически" их принимал.Венгерская администрация продолжа-
ла враждебно относиться к представителям победившей их Ан-
танты.За Деникиным приставили филеров, начали перлюстриро-
вать его письма.Пришлось генералу, как в Бельгии, и под Шоп-
роном, где "не надышишься", послать резкое письмо в здешнее
военное министерство.Слежку за ним и копание в его коррес-
понденции прекратили.

Позже Деникины прожили несколько месяцев в Будапеш-
те.Русский дипломатический представитель в Будапеште князь
П.П.Волконский отмечал:"Здесь держит себя вдали от всяких
дрязг с достоинством и большой простотой генерал Деникин.Мы
с ним навестили друг друга".Князь настойчиво убеждал Антона
Ивановича сделать визит государственному главе Венгрии адми-
ралу Хорти.Деникин потом так это комментировал:

"После года мне показалось это неудобным, и я не по-
шел.Так и прожили мирно три года".

Полная творческая обстановка опустилась на писателя-ге-
нерала, когда его семья переехала к живописному озеру Бала-
тон.Здесь завершал Деникин работу над пятитомником "Очерков
Русской Смуты".Второй их том вышел в ноябре 1922 года в Па-
риже, третий - в марте 1924 г. в Берлине, как и последующие;
четвертый том опубликовали в сентябре 1925 года.

Трудясь над этим своим главным документальным произве-
дением, Антон Иванович крайне нуждался в архивах.Но сундук с
делами канцелярии правительства Особого совещания, который
Деникин вывез с собой в Константинополь, там и остался, ког-
да генерал срочно покинул его после убийства Романовско-
го.Привезли это сокровище Деникину только в 1921 году в
Бельгию.Сундук сохранил журналы Особого совещания, подлинни-
ки приказов главкома, переписку с иностранными державами,
текущую информацию о новых государствах на окраинах бывшей
империи.Но все это было в хаотичном состоянии, масса времени
ушла у Антона Ивановича на систематизацию документов, в ка-
кой у генерала не было помощников.

Ему требовался и архив императорской Ставки, да те дра-
гоценные залежи оказались у Врангеля.Деникин ни в чем не хо-
тел одалживаться у барона, но окружение нынешнего главкома
Русской армии и так хорошо знало, над чем бывший главком му-
жественно трудится, перебиваясь едва ли не с хлеба на
квас.Зам начштаба Врангеля генерал Кусонский сам предложил
Антону Ивановичу пользоваться архивом старой Ставки.А потом
Врангель, находясь в Сербии, сделал истинно баронский жест:
распорядился, чтобы все дела штаба Деникина за время его уп-
равления югом России перешли к тому на хранение.

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..