МЕЧ и ТРОСТЬ
28 Мая, 2024 г. - 22:07HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов-Георгиевский “ЗИМНИЕ РАМЫ”: Повесть о сталинском детстве. Финальная часть VII “ПОБЕДА”, главы 1-2.
Послано: Admin 19 Окт, 2008 г. - 16:13
Литстраница 


Севина мама Мария Пулина



ГЛАВА 2

Так бы с Пашкой как лауреаты, с почетом-уважением всю школьную десятилетку они и играли б сыновей полка. Но Сева не виноват, что он нашел в старом чемодане мамины сапожки. Она в них приехала из деревни в Москву. Почти новые, хромовенькие, по-мужски на низком каблуке, сшитые по армейскому, офицерскому шаблону как на выставку. Самую малость оказались Севе велики. Да ведь, чтоб были по ноге, в армии дают портянки.А на фронте, как указал Катаев, давали еще “белые нитяные носки”. Носки-то Ваня Солнцев натянул, а портянки не сразу сумел хорошо накручивать. В книжке было подробно рассказано, как обертывать портянки “без единой морщинки”. Сева взял у бабушки два куска старой простыни и тренировался целыми вечерами. Не хуже Вани освоил это дело.

Сначала у Севы была мысль — подарить сапоги от широты души Пашке для его роли. Но когда с портянками попотел, призадумался. Скумекал: не оценит такого подарка Пашка-то, жилки у него военной нет. Да хоть и хромачами, а спасется ли Пашка от остального на себе пугала?

Сева наизусть знал самые интересные места в “Сыне полка”. И особенно томило его такое: “И вот наступила великая минута. Ваня наконец надел на себя обмундирование. Он надел шерстяную гимнастерку с воротником, аккуратно подшитым белым полотняным подворотничком. Ваня почувствовал на своих плечах твердые картонки погон и шнурочки, которыми эти погоны были привязаны к гимнастерке сквозь специальные дырочки. Почувствовав погоны, мальчик вместе с тем почувствовал гордое сознание, что с этой минуты он уже не простой мальчик, а солдат”.

Ну, насчет “гордого сознания” больно учительски сказано, не пацаньи. А про форму — душевно... М-да, Севе теперь до полного счастья в комплект обмундирования (сапоги, портупея имеются) не хватало только настоящей гимнастерки. Картонки-шнурочки это тоже не задача. Да что ж хоть и Ваня Солнцев? У Севы такое есть, от чего бы и тот закачался. Портупея офицерская с отцова плеча! Дал бы геройскому Ване капитан Енакиев такую же свою поносить, хотя и записал его перед смертью своим сыном? А когда Енакиева убили, куда делась его портупея? Она бы Ване сгодилась после Суворовского училища.

Душу себе истерзал Сева, то доставая, то убирая подальше сапоги. Одно утешало: солдатскую одежду и обувь выдали Ване уже после его встречи с кавалеристом. Все равно бы даже сапоги надеть Севе Краснощекова запретила.

Бывают, бывают в жизни огорчения, когда вместо хлеба ешь печение! Заранее перед сегодняшним 9 мая Сева узнал, что их с Пашкой сцену выдвинули на праздничный концерт самодеятельности Савеловского депо во дворце культуры около “Пищевика”. Играть предстояло на этом концерте вместе со со взрослыми артистами самодеятельности! Краснощекова едва не заплакала от гордости за своих учеников.

— Глядите, — чуточку побледнев, сказала она, — не опозорьте школы. Как жаль, что я на концерт не смогу придти, должна быть на другом девятимайском важном мероприятии.

Не опозорим... Сева тут же смекнул: вот когда фарт надеть ему задуманную форму! Если б было, где ее полностью взять...

На свое счастье Сева рассказал дома об идее бабушке. Она с полуслова поняла:
— Офицерские гимнастерки видела на Бутырском рынке в “Скупке”. Можно перешить на малый размер.
— Бабушка, миленькая, — залепетал Сева, — надо во что бы то ни стало такую гимнастерку купить, перешить. Я б ее каждый день носил и без театра. Большие-то дяди носят, даже дедушка Сеня, хотя не воевал на этой войне. Давай попросим денег у мамы.
— Нет, — задумчиво сказала бабушка. — Я и на свои купить в состоянии. Это будет тебе моя память.

Нашли, нашли они в “Скупке”, где даже телогрейки продавались, шерстяную офицерскую темно-зеленую гимнастерку. И не очень большую — перешивать полегче.

Бабушка все чаще и чаще болела и лежала на кровати, сжав сухие губы, под своей иконой с горящей лампадкой. Закроет глаза, Севе вдруг покажется: не дышит... Он подойдет и возьмет, чуть не плача, ее за гладкую руку с толстыми венами. Бабушка с трудом глаза откроет и улыбнется:
— Жива, жива твоя бабушка. А пора бы к Богу. Папу бы твоего дождаться. Да всё в Божьих руках. Коль помру, ты не плачь. Не нажила я грехи тяжкие, чтобы Господь меня на том свете сурово судил. Про сиреньку на могиле дедушки помни... Ты сам — как сиренька.

Бабушка купленную гимнастерку спрятала и будто забыла ее перешивать. А дни, часы шли и шли. Вчера вечером Сева не выдержал:
— Бабушка, ты меня довела до белого каления! Гимнастерка всё не перешита.
— Я тебя, Севочка, не могу подвести, — сказала бабушка.

Достала гимнастерку, встряхнула, ласково погладила – в такой приходили с фронтов и дядя Саня, и дядя Петр, и Севин отец... Стала ее по швам пороть и давай на “Зингере” строчить новые дорожки. Сева уже засыпал, а бабушка, склонившись над машинкой, всё сидела, откидываясь, распрямляясь, только для того, чтобы потереть больную поясницу.

Утром висела перешитая гимнастерочка на стуле радом с Севиной постелью. Как у Вани Солнцева — с белым подшитым подворотничком! А с погонами потом постаралась мама. Целый день она корпела вместе с Севой. Вырезали картонки, какие мама в натяжку обшила защитного цвета материалом. Шнурки от новых Севиных ботинок не пожалели для погонных шнурочков. Только брюки остались в этом обмундировании школьные, ну да ведь тоже — по ноге, бабушкой когда-то ушитые. Айседол Сева давно запас, драил им гимнастерочные желто-металлические пуговицы до сияния.

Наконец надел всю форму с портупеей, с сапогами, встал перед зеркалом — диво дивное!

Сева и не заметил, как подлетел вечер 9 мая.

На улице было тепло, но он надел поверх формы пальто и решил не снимать его до выхода на сцену — пусть Пашка заранее не падает в обморок.

Вышел во двор и встретил Кольку. Сева распахнул пальто, приподняв его над погонами. Колька обомлел:
— Ну, ты даешь! Куда собрался?
— Помнишь наш “Маневр”?
— А как же! — обиженно сказал Колька.
— Сегодня будет операция посерьезнее.
— Чего задумал, Сев?
— А то, за что, может, из школы меня истребят.

Колька восхищенно молчал.

— Главное, учти, Николай Мефодьич, — проговорил Сева, хотя не называл так Кольку уже год, — мы — не иваны, точнее — не всякие Павлики, не помнящие родства.
— В-о-он куда загнул, — уважительно протянул Колька. — Тебя ж за Пашку еще в первом классе таскали к директору.
— Ну, будь здоров, — сказал Сева и подал Кольке руку.

Колька пожал ее, глядя Севе в глаза.

— Давай вместе пойдем, — предложил бывший начальник разведки, покраснев от волнения так, что растворились огненные веснушки на щеках.
— Нет, нельзя, — сказал Сева дрогнувшим из-за Колькиной отваги голосом. — Сегодня за всё я один должен отвечать.

Сева быстро шел по Писцовой. Как же по-следаковски назвать то, что он делает? Подрыв книжных источников — вот как! Полный взрыв, диверсия были бы и врагом народа его могли б заклеймить, если б он запрещенные слова сказал вместо книжных. А то, что неположенную форму надел — это полдела.

(Окончание повести см. Главы 3-5)

 

Связные ссылки
· Ещё о Литстраница
· Новости Admin


Самая читаемая статья из раздела Литстраница:
Вернисаж-3 М.Дозорцева и стихи С.Бехтеева, В.Голышева


<< 1 2 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..