МЕЧ и ТРОСТЬ
07 Июл, 2022 г. - 19:15HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
"Лишился мир духовного ума…" Старообрядческая поэма о бесовском адски–дымном грехе табакокурения
Послано: Admin 10 Фев, 2007 г. - 12:54
Дни нашей жизни 
РЕДАКЦИЯ МИТ: Начав и продолжив эту серию материалов с публикаций по порнографии, пьянству, содомии, нельзя не завершить ее описанием поистине бесовского адски-дымного греха табакокурения. Лучше всех, причем с художественностью в “градусе” писаний протопопа Аввакума, сделали сие староверы.

+ + +
Л. Игошев (Москва)

Неприятие старообрядцами употребления табака (из-за чего над ними столь долго издевались их противники) на самом деле имеет глубокие корни. Это — остаток большого и давнего протеста, с которым весь православный — староправославный, традиционный — мир встретил новый наркотик.

Открытие Америки означало, помимо всего прочего, еще и столкновение с ритуальной наркотической культурой, издавна процветавшей в Южной Америке. Языческие жрецы всевозможных южноамериканских племен для общения со своими "божествами" практиковали как поедание, так и курение всевозможных растений, дурманящих мозги. (Там это распространено и до сих пор. Не столь давно исследователь Карлос Кастанеда описал, как колдуны из разных индейских племен используют наркотики для перехода, как они считают, в сверхреальный мир, для превращения в животных, колдовских действий по нанесению вреда и прочего в том же духе.) Европейцы, приплывшие в Америку, частенько были людьми далеко не лучшего поведения — такими, которых порядочное государство просто не могло бы потерпеть. Всю эту вольницу, драчливую, необузданную, признающую только силу оружия, испанская (а затем и английская) корона кидала на покорение новых стран — чтобы не тратиться на их поимку, содержание в тюрьме, оплату услуг палача и прочее. Естественно, что этой публике понравились всевозможные виды дурмана. И столь же естественно, что разбогатевшие и вошедшие в честь представители сей публики привезли курение табака в Европу, откуда эта мода распространилась далее.

И знаменательно, что в православных странах появилось противостояние этому наркотику. Православный мир словно бы почувствовал присутствие, дыхание другой культуры, другого мира — того, где дурман почитается чем-то высшим, чуть ли не божественным.

Первой забеспокоилась Румыния. В ней, впрочем, табак и появился ранее всего. В Румынии, тогда входящей в состав Турции, сложилась легенда про табак. Будто бы по свету шатались два беса. Один из них влюбился (!) в замужнюю женщину и всячески пытался ее соблазнить. Но она хранила верность мужу. Тогда бес с отчаяния удавился. В тот момент, когда он издох в петле, он превратился в кучу дерьма — и оное из петли вывалилось. На эту кучу ветром занесло тыквенное семечко. Выросла большая и уродливая тыква. Второй нечистый понял, что на гибели товарища можно сделать самому карьеру — и принес тыкву в ад. В ней бесы провертели дырочку — и все по очереди там, как говорится, воздух испортили. После этого зловонные семена нечистые стали рассаживать по всей земле — и это-то и есть табак.

Нельзя не заметить, что в этой легенде, несмотря на ее "остроумие", присутствует и попытка, используемая сейчас многими гипнотизерами-целителями: подспудно, между делом внушить отвращение к вредному зелью. Увы, Румыния несмотря на некоторые усилия, стала одним из крупнейших поставщиков табака на Востоке.

В России XVII века с табаком боролись проще: его курение запрещали на государственном уровне с жесточайшими мерами наказания, вплоть до смертной казни и конфискации имущества. Впрочем, быстрое появление таких жестко запретительных указов царей Михаила Феодоровича (первого Романова) и Алексея Михайловича вполне понятно. Дело в том, что в России распространялось курение табака через кальян с водяным фильтром (поэтому для старинных документов типично выражение не курить, а "пить табак"). При таком виде курения вскоре наступает быстрое и сильное одурманивание, вплоть до длительного обморока. Курильщик падает, что называется, "отключается", в кальяне угли тлеют... Большинство домов в то время даже в Москве, не говоря о прочих городах, было деревянным — и пожары были подлинным бедствием. Естественно, что власти курильщиков не щадили.

Но от этого до осознания всей опасности наркотика было еще далеко. Помог таковому осознанию великий реформатор Петр I. Он учредил при себе развлечение, включавшее, в виде шутовства, фактическое служение "черной мессы" или "сатанинской литургии" — так называемый "Всешутейший и всепьянейший собор".

На этом "соборе" шло не просто пародирование церковной службы . Пародирование, пусть даже открытая издевка — это нечто другое. Петр, конечно, мог воспринимать свой похабный "собор" только как издевку. Но точное сохранение структуры церковной службы — и вместе с тем подставление на роль Бога древнеримских богов не есть ТОЛЬКО пародирование. Это уже другое — это стоит на грани именно "сатанинской литургии", которые издавна были распространены среди магов и колдунов Запада. Тем более что грамотные русские люди через азбуковники получили некоторые разъяснения насчет "лживых еллинских богов", которые представлялись как люди, обожествленные "несмысленными еллинами".

Например, про того же Бахуса, которому Петр воистину "служил со всеусердием", в одном из азбуковников было сказано: "блудник бе и пияница, после да заклан бысть от преисподних". Афродита-Венера определялась как "волхва и чародейка, и блудница несытая". Западные люди могли относиться к божествам античной старины как к неким аллегориям, символам. Но для русских людей эти божества были людьми, служащими нечистым, — и обожествленными "несмысленными еллинами". То есть эти божества были для русских людей того времени РЕАЛЬНОСТЬЮ — причем САТАНИНСКОЙ реальностью. Естественно, что многие русские люди к петровским безобразиям, нашпигованным открытым поклонением этим самым... божествам, отнеслись не как к пародии, издевке, пусть и похабной, и относящейся к тому, над чем шутить — грешно, а как к самой настоящей службе — в честь нечисти.

И на этой "службе" Петр ввел... КУРЕНИЕ! Причем не просто курение в свое удовольствие; нет, всячески провозглашалось, что это —каждение фимиама Бахусу...

Как могли понять это русские люди? Да только напрямую: курение и есть фимиам "поганским богам" — то есть нечисти.

И, естественно, старообрядцы, стоявшие за древние устои — и внимательнейше следившие за каждым проявлением непочтительности к вере, воспринимавшие все со стороны религиозной, не могли пройти мимо такого культа. В итоге — неприятие табака приняло новые черты. Позднее появилось и знаменитое сказание — выписка из книги "Пандок" (в одной из рукописей дано и другое название книги — космография, то есть описание мира; это неудивительно, если учесть, что старые космографии были полны различных сказаний). Она достаточно известна. Но появлялись и новые сказания. Одну из них, облеченную в форму поэмы, мы и хотим предложить читателям.

Данная поэма появилась где-то в 1840-х годах. В это время в русском образованном обществе постепенно сходило на нет повальное увлечение стихами; но в старообрядчестве, очевидно, это общерусское увлечение продержалось дольше. Стихи писались многими, и не только для пения. Известная книга Т. С. Рождественского "Памятники старообрядческой поэзии" (СПб., 1912) может служить тому подтверждением.

По ней мы и приводим данную поэму. Целиком печатать ее было бы затруднительно из-за ее непомерной величины. Поэтому даны несколько отрывков, которые, по нашему мнению, наиболее хорошо написаны.

В книге текст поэмы приводится по двум источникам. При ближайшем их рассмотрении оказалось, что ни один из них, несомненно, оригиналом не является, а они оба восходят к какому-то общему оригиналу. Причем, несомненно, они оба являются значительно ухудшенными по сравнению с оригиналом. В целом поэма написана пятистопным ямбом с парной рифмовкой; но наряду с местами, твердо выдержанными в этом размере, существует немало мест с шестистопником (классическим александрийским стихом), а также совершенно безметрическими стихами. Поэтому мы позволили себе сделать составной вариант, а также в некоторых случаях дополнить слова, необходимые для меры стиха и явно, по нашему мнению, присутствовавшие на этом месте (обозначены угловыми скобками < >), а также выкинуть некоторые явно лишние слова, появившиеся из-за неграмотности и дерзости переписчиков (обозначены квадратными скобками [ ]). В таком виде и печатаются данные отрывки. Промежутки между ними, сделанные нами, обозначены отточиями; те же, что были в печатном тексте (ибо и там были явные выпуски) — обозначаются рядом тире.

Разумеется, оценить данную поэму — дело читателя. Но все же необходимо сказать несколько слов. Она написана в стиле всевозможных "посланий", "рассуждений", несколько устаревших к ее времени — но, очевидно, еще бытовавших на периферии литературы. Стиль этих рассуждений, как можно заметить, в ряде случаев был близок к специфически фольклорному стилю — так называемой рифмованной раешной прозы. Но встреча их происходила, как правило, на почве подобных рассуждений, по преимуществу старообрядческого происхождения. Ибо раешным стихом излагались вещи несерьезные, развлекательные — а всевозможные послания были заведомо серьезны. Более того, раешный стих бытовал среди неграмотных людей — а послания, естественно, сочинялись только людьми грамотными, мало того — примыкавшими к высокой литературе. Поэтому встреча таких стилей, при всей их схожести, могла произойти либо при желании литератора-профессионала их использовать, либо в старообрядческой среде, где грамотность не расходилась со связью с народом и серьезность отношения к сюжету, отражавшаяся нередко в высокопарности слога, не исключала саркастической критики.

Такова и эта поэма. Она примечательна еще и тем, что ее неизвестный автор, по преимуществу в финале, отразил свои попытки показать, что такое наркотическая зависимость — и определил это явление как нечто бесовское. Это звучит сейчас как никогда своевременно. Не менее своевременна и попытка решения им вопросов, что же нужно и можно делать с теми или иными данными нам средствами. Он не отрицает пользы от табака — но резко ограничивает круг его применения, отрицая наркотическое его употребление. (Вспомним Гиппократа: все — яд и все — лекарство: разница в том, какими дозами, как и от чего применять.)

Небезынтересен и сам сюжет, весьма типичный для того времени, когда литераторы старались всячески описывать адские "церемонии", пользуясь этим для обличения многих сторон действительности (Лермонтов — "У беса праздник" или "Лекарство от холеры"; Сенковский, он же Барон Брамбеус — "Большой выход сатаны"; В. Сиротин — "Прием у сатаны"). В этот сюжет хорошо укладывается "тема", которая, как мы видим, была "дана" еще Петром I — курения как фимиама для нечисти.

Примечателен и ее язык, при всей своей неуклюжести не лишенный яркой выразительности. Чего стоит одно определение табака: "Разъемистый, приманчивый, куражный"! Нет, ее автор был явно человек с талантом...

Словом, при всей наивности и некоторой неуклюжести поэма предстает перед нами не только как исторический памятник, но и как не утерявшая актуальности попытка неизвестного старообрядца откликнуться на злобу жизни — и найти достойное решение.

(Окончание на следующей стр.)

 

Связные ссылки
· Ещё о Дни нашей жизни
· Новости Admin




<< 1 2 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..