МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Июн, 2022 г. - 10:43HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Мирянин РосПЦ А.Кузнецов “Почему Белые проиграли Гражданскую войну”. Часть 1-я Первого письма.
Послано: Admin 09 Фев, 2007 г. - 15:35
Белое Дело 
РЕДАКЦИЯ МИТ: В преддверии годовщины Февральской революции 1917 года (а сегодня – 89 лет 1-му Кубанскому, Ледяному походу белых добровольцев) продолжаем публикацию серии статей Антона Кузнецова, посвященных крушению Российской Империи, судьбам Белого Дела, Российской Православной Церкви, монархизма, которые написаны в 2001 – 2004 годах, с некоторой современной редакцией. Из имеющихся в портфеле МИТ статей в форме писем печатаем Письмо первое, адресованное в 2001 году автором о.Дионисию (Алферову) /тогда – иеромонаху РПЦЗ(В)/, пищущему на Белую тему. Самодеятельный историк Д.Алферов продолжает выступать по этим вопросам и поныне, декларируя февралистскую точку зрения, близкую демократическо-либеральной части Белой армии. А.Кузнецов в своем анализе проводит монархическую линию, которой руководствуется и наша редакция.

+ + +
Я с самого начала хотел бы определить свое отношение к Белому движению, чтобы не быть ошибочно причисленным к его противникам, с которыми у меня нет ничего общего.

Я считаю Белое Движение последней яркой вспышкой патриотизма русских людей, которого нам ныне так не хватает. Я с почтением отношусь к памяти павших в рядах Белых армий, ибо они не на словах, а на деле показали всем нам, что значит «жизнь свою положить за друзей своих», и как можно любить Россию ради неё самой. Я убежден, что при всех ошибках и неправдах Белого Движения историческими правопреемниками России могут считаться только белые, а никак не красные и их последыши, хотя бы уже по одному тому, что белые вели борьбу за Россию, а красные за ее уничтожение. Наконец, если бы Господь определил мне жить в то время, то я бы примкнул к белым, а не к красным, ибо другого выбора у честного человека тогда не было. И, тем не менее, я убежден (и надеюсь далее показать это), что Белое Движение не могло спасти Россию, и его историческое поражение закономерно.

Переходя к разбору Вашей статьи (обращение к Д.Алферову здесь и далее. -- Прим. МИТ), прежде всего, должен сделать два замечания относительно неточно описанных Вами исторических событий.[1] Первое из них связано с личностью ген. Краснова и его участием в Гражданской войне. Наступление на Петроград в октябре 1917 он начал вовсе не по собственной инициативе, а по приказу Керенского, который, кстати, постоянно находился при его отряде. Всё это сам же ген. Краснов и описал в очерке «На внутреннем фронте». Так что, не умаляя сделанного ген. Красновым, нужно признать, что здесь имело место действие именно по приказу «презренного» Керенского. И вообще установившийся взгляд на ген. Краснова, как на участника Белаго Движения, мне представляется неверным. Белый - это человек чести, верный своему слову.[2] Ген. же Краснов, в бытность на посту донского Атамана, принципу чести открыто противопоставил принцип пользы, подлаживаясь в зависимости от обстановки то к немцам, то к союзникам, то к гетману, то к Добровольческой армии. Его откровенная ставка на казачий сепаратизм, отвержение идеи «Единой, Неделимой России» ставят его скорее в ряды таких борцов с большевизмом как С. Петлюра и атаман Семёнов. Собственно к белым я бы ген. Краснова не причислял.

Второе замечание касается ноябрьского переворота 1918 г. в Омске. Переворот этот был совершен не против правительства (в котором было всего 2 с.-р. и не одного с.-д.), а против Директории. Правительство осталось на своем месте, и из его состава подверглись аресту лишь два члена (те самые с.-р. Роговский и Аргунов). Адм. Колчак к перевороту не имел никакого отношения: все было совершено возглавителями местного казачества при негласном участии многих офицеров Ставки и некоторых членов правительства, а адм. Колчак был поставлен перед фактом и лишь по настойчивой просьбе членов правительства и в согласии с ними в целях недопущения анархии принял на себя верховную власть и звание Верховнаго Правителя.

Теперь я хотел бы подробнее остановиться на более существенных ваших утверждениях и основанных на них выводах, которые, по моему мнению, искажают историческую действительность.

1. О роли генн. Алексеева и Корнилова в событиях февральской революции.
Роль эта, увы, неблаговидная. Утверждать, как Вы это делаете, что участие этих генералов в революции объясняется «чужой искусно сплетенной ложью, а не собственной злой волей» нельзя. И вот почему. Хорошо известно, что клевета и ложь просто так к душам не пристают. Они всегда падают на подготовленную почву. В человеке должна быть какая-то внутренняя предрасположенность к клевете для ее охотного принятия.

Ген. Алексеев испытывал давнюю неприязнь к Государю. При всяком удобном случае он давал понять Государю, что тот ему, Алексееву «не доверяет», что уже само по себе оскорбительно (кстати, февральские события показали, что Государь как раз слишком доверял Алексееву). Такие, например, вещи как переписка с заведомым врагом Государя Гучковым, открытое обсуждение с чинами Ставки всевозможных сплетен и клеветнических измышлений о Государыне, а также демонстративное уклонение (в угоду «общественности») под предлогом «болезни» от государевых обедов во время приездов в Ставку Государыни (которая, по словам Вырубовой, «мучилась, не зная, что предпринять»), ясно показывают нравственное перерождение души ген. Алексеева. Сознательным заговорщиком он, безусловно, не был. Но все его действия в февральские дни, нравится нам это или нет, однозначно подпадают под понятие измены Государю Императору, и совершенно непонятно, причем здесь чья-то искусно сплетенная ложь. Мне не хочется тратить время и перечислять все факты, которых к настоящему времени скопилось столь много, что отрицать измену ген. Алексеева в отношении своего Царя невозможно.

Если, наконец, учесть, что наш Государь отличался редким обаянием и располагал к себе людей часто после нескольких минут простой беседы, то неспособность ген. Алексеева после столь продолжительного общения с Государем в Ставке преодолеть своих предубеждений к нему свидетельствует именно о «сознательной злой воле». О каком-то несознательном введении в заблуждение в данном случае говорить не приходится [3]. «Исправить содеянное в Феврале» ген. Алексеев никогда не пытался. Например, на совместном заседании Временного Правительства, Главнокомандующих фронтами и верхушки Петроградского совдепа 4 мая (оно было посвящено обсуждению пресловутой «Декларации прав солдата») ген. Алексеев так определил свое отношению к Февралю: «Не думайте, что 5 человек, выступивших здесь [в их числе был и ген. Алексеев - А.К.] не присоединились к революции. Мы искренне присоединились». Вообще в период времени с Февраля по Октябрь он показывал полную лояльность к существующему правительству, ограничиваясь, самое большее, словесными и письменными протестами [4].

Что же до ген. Корнилова, то он при всех своих личных честности, мужестве и рыцарственности был, конечно же, чисто республиканским генералом. Он смотрел на Государя и Государыню не как на священных Особ, а как на Верховного правителя Государства и его супругу, которым подобает оказывать соответствующие честь и повиновение, но не более того. Участие его в аресте Государыни -- несомненный и самый позорный факт его биографии. Да, в этом грязном деле он был подставлен как крайний правительством и при аресте Императрицы вел себя достойно. Но его назначение на пост Главнокомандующего Петроградским военным округом 2 марта по настойчивому желанию Родзянки не было случайным. Родзянко искал решительного, волевого генерала, не монархиста, а республиканца, который помог бы зарождающемуся республиканскому правительству овладеть положением в столице в создавшейся революционной сумятице. В дальнейшем ген. Корнилов показывал полное повиновение правительству [5], взаимодействовал и с совдепом, посетив «военную» комиссию последнего, где заявил, что он против «старого режима».[6] По умонастроению он оставался республиканцем (не в узко-партийном смысле, конечно) до конца своих дней.

Его, как и ген. Деникина, можно с полным основанием отнести именно к «февралистам». Доказательство тому: служебный рост этих генералов после Февраля[7]. Ген. Корнилов после побега из плена получил в сентябре 1916 г. под свое командование 25-й армейский корпус в Особой армии, а Февраль возвышает его до Главнокомандующего Округом. После отставки с этого поста ген. Корнилов последовательно занимает должности командующего 8-й армией, Главнокомандующего Юго-Западным фронтом и, наконец, Верховного Главнокомандующего. Сходен путь и ген. Деникина: с должности армейского корпусного командира он сразу становится начальником Штаба при Верховном Главнокомандующем ген. Алексееве, а в дальнейшем занимает посты Главнокомандующего Западным и Главнокомандующего Юго-Западным фронтами. И другие перечисленные Вами генералы, участники корниловского выступления (Лукомский, Марков, Романовский) в служебном отношении только выиграли от Февраля. Например, Лукомский стал вместо генерал-квартирмейстера Ставки, начальником ея Штаба, а Марков, будучи «тенью» ген Деникина, был сначала 2-м генерал-квартирмейстером Ставки, а потом занимал должности Начальника Штаба Западного и Юго-Западного фронтов.

Вплоть до корниловского выступления в августе 1917 все эти генералы сохраняли строгую лояльность к Временному Правительству, несмотря на то, что оно в результате кризисов уже дважды меняло свой состав, становясь все более левым. Поэтому когда Вы пишите, что «эти генералы попытались исправить содеянное [в Феврале] и выступили против революции», то это не соответствует действительности. Им незачем было выступать против Февраля, поскольку никакой трагедии в отречении Государя и приходе к власти ставленников «мировой закулисы» они не увидели. Ни разу потом и в ходе Гражданской войны, и даже после поражения в ней, ни один из них не сожалел о свершившимся в Феврале (по крайней мере, я не нашел ни одного свидетельства, кроме случайно обороненного ген. Алексеевым признания в том, что он не может себе простить, «что поверил в искренность некоторых людей, послушался их и послал телеграмму Главнокомандующим по вопросу отречения государя от Престола») и уж, тем более, не желал каяться в «февральском грехе», поскольку такого греха за собою не признавал. К этой упорной нераскаянности будущих вождей Белого движения я ещё вернусь, ибо в ней кроется один из источников поражения белых.

(Продолжение на следующих стр.)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..