МЕЧ и ТРОСТЬ
27 Июн, 2022 г. - 10:33HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов - Георгиевский. Книга “Генерал Деникин”. Документальное жизнеописание. Часть седьмая. Глава 1.
Послано: Admin 17 Июл, 2006 г. - 13:23
Белое Дело 
Часть седьмая (1917-1918 г.г.) “ДОБРОВОЛЬЦЫ”. Глава 1 “В тюрьмах Бердичева и Быхова.Побег на Дон. Добровольческая армия”.

ОБЩЕЕ ОГЛАВЛЕНИЕ КНИГИ

ПРОДОЛЖЕНИЕ публикации полного текста книги “Генерал Деникин”. НАЧАЛО: Пролог "Деникина из маленького и большого Парижа", а также Часть первая (1872 -1892 г.г.) "Сын офицера". Глава 1 Глава 2, а также Часть вторая (1892-1902 г.г.) “Аксельбанты”. Глава 1 Глава 2, а также Часть третья (1902-1905 г.г.) “Деникинская сопка”. Глава 1 Глава 2, а также Часть четвертая (1905-1914 г.г.) “Полковник Генштаба”. Глава 1 Глава 2, а также Часть пятая (1914-1916 г.г.) ”Железная дивизия”. Глава 1 Глава 2, а также Часть шестая (1916-1917 г.г.) “Русская Смута”. Глава 1 Глава 2 Глава 3
ОКОНЧАНИЕ: Часть восьмая (1918-1920 г.г.) “Белая армия”, а также Часть девятая “Изгнанник”: Глава 1-я (1920– 1928 г.г.) Глава 2-я (1928–1932 г.г.) Глава 3-я (1932–1938 г.г.), а также Часть десятая, финальная "Россия спасется!":Глава 1-я (1939–1943 г.г.) Глава 2-я (1943–1945 г.г.) Глава 3-я (1945–1947 г.г.)

В сентябре 1917 года Антон Иванович Деникин сидел в
здании гауптвахты Бердичева, превращенном в тюрьму для мя-
тежного главкома Юго-Западного фронта и его помощников.Он
описал:

"Камера номер 1.Десять квадратных аршин пола.Окошко с
железной решеткой.В двери небольшой глазок.Нары, стол и та-
бурет.Дышать тяжело - рядом зловонное место.По другую сторо-
ну - номер 2, там Марков; ходит крупными нервными шагами.Я
почему-то помню до сих пор, что он делает по карцеру три ша-
га, я ухитряюсь по кривой делать семь.Тюрьма полна неясных
звуков.Напряженный слух разбирается в них и мало-помалу на-
чинает улавливать ход жизни, даже настроения.Караул - кажет-
ся, охранной роты - люди грубые, мстительные.

Раннее утро.Гудит чей-то голос.Откуда?За окном, уцепив-
шись за решетку, висят два солдата.Они глядят жестокими гла-
зами и истерическими голосом произносят тяжелые ругательст-
ва.Бросили в открытое окно какую-то гадость.От этих взглядов
некуда уйти.Отворачиваюсь к двери - там в глазок смотрит
другая пара ненавидящих глаз, оттуда также сыплется отборная
брань.Я ложусь на нары и закрываю голову шинелью.Лежу так
часами.Весь день, один, другой - сменяются "общественные об-
винители" у окна и дверей.Стража свободно допускает всех.И в
тесную душную конуру льется непрерывным потоком зловонная
струя слов, криков, ругательств, рожденных великой темнотой,
слепой ненавистью и бездонной грубостью...

Словно пьяной блевотиной облита вся душа, и нет спасе-
ния, нет выхода из этого нравственного застенка.О чем
они?"Хотел открыть фронт"... "продался немцам"...Приводили и
цифру - за двадцать тысяч рублей..."хотел лишить земли и во-
ли"...Это - не свое, это - комитетское.Главнокомандующий,
генерал, барин - вот это свое!"Попил нашей кровушки, поко-
мандовал, гноил нас в тюрьме, теперь наша воля - сам посиди
за решеткой...Барствовал, раскатывал в автомобилях - теперь
попробуй и полежать на нарах, сукин сын.Недолго тебе оста-
лось...Не будем ждать, пока сбежишь,- сами своими руками за-
душим".

Иногда Деникин не выдерживал, скидывал шинель, подс-
какивал к окну.

- Ты лжешь, солдат!Не свое говоришь.Если ты не трус,
укрывшийся в тылу, если был в боях, ты видел, как умели уми-
рать твои офицеры!

Очередная морда исчезала.По-божески относились из тю-
ремщиков к заключенным лишь двое пленных австрийцев и русс-
кий солдат, носивший пищу.Потом караул поручили юнкерам 2-й
Житомирской школы прапорщиков.Они стали ограждать от рвущей-
ся толпы, при накалении обстановки выставляли пулеметы.Дени-
кин приготовился к смерти, решил, что если все-таки ворвутся
к нему, применит тяжелый графин с водой.Проломит череп пер-
вому "товарищу", чтобы сразу убили, без мучений.

Полмесяца Деникин не выходил на прогулку перед гаупт-
вахтой, чтобы не быть экспонатом, который рассматривают
всегда окружавшие эту площадку злобные зеваки.Каждый день из
дома напротив тюрьмы кто-то задушевно выводил:

Последний нонешний денечек
Гуляю с вами я, друзья...

Пополнили заключенных командующими армиями Юго-Запада
генералами Эрдели, Ванновским, Селивачевым, главным началь-
ником снабжения фронта генералом Эльснером.Арестованных доп-
рашивала следственная комиссия Юго-Западного фронта.Деникин
сразу заявил:

- Все лица, арестованные вместе со мной, ни в каких ак-
тивных действиях против правительства не участвовали.Все
распоряжения, отдававшиеся по штабу в последние дни в связи
с выступлениями генерала Корнилова, исходили от меня.Я счи-
тал и считаю сейчас, что деятельность Временного правитель-
ства преступна и гибельна для России.Но, тем не менее, восс-
тания против него не поднимал, а, послав телеграмму номер
145, предоставил Временному правительству поступить со мной
как ему заблагорассудится.

Комиссар Юго-Западного фронта от Временного правитель-
ства Иорданский горел рьяным желанием не тянуть с "воен-
но-революционным" судом над Деникиным, который, несомненно,
приговорил бы его к расстрелу.На это же налегал Керенс-
кий.Отстоял Антона Ивановича с другими в Бердичеве воен-
но-морской прокурор Чрезвычайной следственной комиссии по
корниловскому делу И.С.Шабловский.Раньше он был адвокатом,
защищал "политиков" на судах.

Для этого прокурор вместе с членами комиссии выехал в
Бердичев, о чем один из них рассказывал:

"Мы зашли к генералу Деникину.Он находился в одиночной
камере.У стены стояла железная кровать, аккуратно заправлен-
ная, в изголовье висела маленькая иконка.Генерал встретил
нас стоя, вся его внешность одновременно говорила о хорошей
воинской выправке и чувстве собственного достоинства.Держал-
ся он очень спокойно.

Шабловский сказал генералу, что у нас было намерение
допросить его, но что при данных условиях, создавшихся вок-
руг тюрьмы, мы не считаем это возможным.Спросил он затем,
имеются ли у генерала Деникина какие-нибудь жалобы и пожела-
ния, на что он ответил отрицательно.На нас произвело впечат-
ление полное спокойствие Деникина, так как он отлично слышал
рев голосов извне и знал по целому ряду печальных примеров,
что может ожидать офицер от возбужденной революцией солдатс-
кой толпы.

Пробиться из тюрьмы к автомобилю было еще трудней.Среди
солдат распостраняли слух о "злостных замыслах комис-
сии".Толпа так плотно обступила нас, что мы могли только
время от времени делать небольшой шаг и очень скоро оказа-
лись разделенными друг от друга.Этот многоголовый зверь
что-то рычал, ревел, угрожал.Оборачиваясь, я мог видеть
бледное лицо Шабловского, пытавшегося улыбнуться.Спокойс-
твие, внушал я сам себе, или мы пропали...

Нужно ли подчеркивать, что вся эта сцена была делом рук
комиссара Иорданского?Это была бессовестнейшая провокация, и
притом самой грубой, топорной работы".

Вернувшись в столицу, Шабловский добился своего на во-
енной комиссии Петроградского Совета.Она постановила: суд
над генералом Деникиным отложить до конца следствия над ге-
нералом Корниловым, а арестованных Деникина и других из Бер-
дичева перевести в Быхов к заключенным с Корниловым.Шабловс-
кий был честным юристом, не мог позволить, чтобы, не разоб-
равшись с главой мятежа, судили его соучастников.

27 сентября узников должны были отправить с Бердичевс-
кого вокзала.Комиссар Иорданский решил спровоцировать с ними
"народную расправу".Деникин описывал:

"Вывести арестованных без огласки не представляло ника-
кого труда...Но такой способ переезда не соответствовал на-
мерениям комиссариата и комитетов...Вокруг этого вопроса ис-
кусственно создавался большой шум и нездоровая атмосфера
ожидания и любопытства...С утра комиссариат устроил объезд
всех частей гарнизона, чтобы получить согласие на наш пере-
вод.Распоряжением комитета был назначен митинг всего гарни-
зона на 2 часа дня, то есть за три часа до нашего отправле-
ния, и притом на поляне, непосредственно возле нашей тюрьмы.

Грандиозный митинг действительно состоялся; на нем
представители комиссариата и фронтового комитета объявили
распоряжение о нашем переводе в Быхов, предусмотрительно со-
общили о часе отъезда и призывали гарнизон... к благоразу-
мию.Митинг затянулся надолго и, конечно, не расходился.К пя-
ти часам тысячная возбужденная толпа окружила гауптвахту, и
глухой ропот ее врывался внутрь здания.

Среди офицеров юнкерского батальона 2-й Житомирской
школы прапорщиков, несших в этот день караульную службу, был
израненный в боях штабс-капитан Бетлинг, служивший до войны
в 17-м пехотном Архангелогородском полку, которым я командо-
вал.Бетлинг попросил начальство школы заменить своей полуро-
той команду, назначенную для сопровождения арестованных на
вокзал.Мы все оделись и вышли в коридор.Ждали.Час, два...

Митинг продолжался.Многочисленные ораторы призывали к
немедленному самосуду...Истерически кричал солдат, раненный
поручиком Клецандо, и требовал его головы...С крыльца гаупт-
вахты уговаривали толпу помощники комиссара Костицын и Гри-
горьев.Говорил и милый Бетлинг - несколько раз, горячо и
страстно.О чем он говорил, нам не было слышно.

Наконец, бледные и взволнованные Бетлинг и Костицын
пришли ко мне.

- Как прикажете?Толпа дала слово не трогать никого,
только потребовала, чтобы до вокзала вас вели пешком.Но ру-
чаться ни за что нельзя.

Я ответил:
- Пойдем.

Снял шапку, перекрестился:"Господи, благослови!"

Толпа неистовствала.Мы, семь человек, окруженные кучкой
юнкеров, во главе с Бетлингом, шедшим рядом со мной с обна-
женной шашкой в руке, вошли в тесный коридор среди живого
человеческого моря, сдавившего нас со всех сторон.Впереди -
Костицын и делегаты (12-15), выбранные от гарнизона для кон-
воирования.

Надвигалась ночь.И в ее жуткой тьме, прорезываемой
иногда лучами прожектора с броневика, двигалась обезумевшая
толпа.Она росла и катилась как горящая лавина.Воздух напол-
няли оглушительный рев, истерические крики и смрадные руга-
тельства...Временами их покрывал громкий, тревожный голос
Бетлинга:

- Товарищи, слово дали!..Товарищи, слово дали!..

Юнкера, славные юноши, сдавленные со всех сторон, своей
грудью отстраняют напирающую толпу, сбивающую их жидкую
цепь.Проходя по лужам, оставшимся от вчерашнего дождя, сол-
даты набирали полные горсти грязи и ею забрасывали нас.Лицо,
глаза, уши заволокло зловонной жидкой жижицей.Посыпались бу-
лыжники.Бедному калеке генералу Орлову разбили сильно лицо,
получили удар Эрдели и я - в спину и голову.

По пути обменивались односложными замечаниями.Обращаюсь
к Маркову:

- Что, милый профессор, конец?!

- По-видимому.

Пройти прямым путем к вокзалу толпа не позволила.Повели
кружным путем, в общем верст пять, по главным улицам горо-
да.Толпа растет.Балконы бердичевских домов полны любопытных:
женщины машут платками.Слышатся сверху веселые гортанные го-
лоса:

- Да здравствует свобода!

Вокзал залит светом.Там новая громадная толпа в нес-
колько тысяч человек.И все слилось в общем море - бушующем,
ревущем.С огромным трудом провели сквозь него под градом не-
навистных взглядов и ругательств.Вагон.Рыдающий в истерике и
посылающий толпе бессильные угрозы офицер - сын Эльснера, и
любовно успокаивающий его солдат-денщик, отнимающий револь-
вер; онемевшие от ужаса две женщины - сестра и жена Клецан-
до, вздумавшие проводить его...

Ждем час, другой.Поезд не пускают - потребовали арес-
тантский вагон.Его на станции не оказалось.Угрожают распра-
виться с комиссарами.Костицына слегка помяли.

Подали товарный вагон, весь загаженный конским поме-
том.Какие пустяки!Переходим в него без помоста.Несчастного
Орлова с трудом подсаживают в вагон.Сотни рук сквозь плотную
и стойкую юнкерскую цепь тянутся к нам...Уже десять часов
вечера...

Паровоз рванул.Толпа загудела еще громче.Два выстре-
ла.Поезд двинулся..."

+ + +
В Быхове заключенные офицеры встретили бердичевских уз-
ников, перекрестившись с облегчением.Они знали об обстанов-
ке, откуда деникинцы вырвались.Корнилов порывисто обнял Ан-
тона Ивановича, смущенно спросил:

- Очень сердитесь на меня за то, что я вас так подвел?

- Полноте, Лавр Георгиевич, в таком деле личные невзго-
ды не при чем.

Здешняя тюрьма, бывший католический монастырь, позже
служивший женской гимназией, тоже не радовала.Забор и желез-
ные ворота около костела отсекали двор в непролазной гря-
зи.Находились заключенные в двухэтажном здании, в низких
комнатах со сводчатыми потолками, глубокие ниши окон заре-
шетчены.Но были не по камерам-одиночкам и общались когда хо-
тели.С ротозеями из солдатни Корнилов "познакомился" с само-
го начала.Увидев их кучку, глазеющую из-за забора, он подо-
шел туда вместе с другим офицером.Отрывисто спросил:

- С какого фронта?Юго-Западного?

Те от внезапности дружно ответили:
- Так точно!

Корнилов помолчал, пожевал своими твердыми, сухими гу-
бами и крикнул:
- Пошли прочь, сволочь!

Зрители отпрянули и скрылись.Здесь охрана была своя,
внутри - преданные Корнилову орлы Текинского полка, снаружи
георгиевцы Тимановского, Железного Степаныча.

Быховцы могли держать двустороннюю непрерывную связь с
волей по всей России.На квартире в Быхове адъютанта Корнило-
ва ротмистра Хана Хаджиева бойко работала "почтовая стан-
ция": рассылали письма и получали ответы с газетами, посыл-
ками.Информация шла от верных офицеров в Ставке; из Новочер-
касска, где генерал Каледин, ставший Донским атаманом, под-
нимал казаков; из Петрограда, там офицеров подпольно органи-
зовывал генерал Алексеев, ушедший из Ставки после ареста
Корнилова.

Не дремали и за быховскими тюремными стенами.Здесь еже-
вечерне собирались в одной из комнат, вели долгие обсужде-
ния.В них вызревала идея будущего Белого дела.Когда прибыли
бердичевцы, состоялось общее собрание заключенных.

Поставили вопрос:"Продолжать или считать дело окончен-
ным?"Все высказались - продолжать!В эти последние сен-
тябрьские дни 1917 года здесь отлично понимали, что "времен-
ные" не продержатся.Было предложено организовать "Корниловс-
кую политическую партию", которая возглавит борьбу, когда
власть развалится.Выступил Деникин:

- Такая своеобразная постановка вопроса не соответству-
ет ни времени, ни месту, ни характеру корниловского движе-
ния, ни нашему профессиональному призванию.

(Продолжение на следующих стр.)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..