МЕЧ и ТРОСТЬ
23 Июн, 2018 г. - 08:40HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов - Георгиевский. Книга “Генерал Деникин”. Документальное жизнеописание. Часть вторая. Глава 1.
Послано: Admin 23 Мар, 2006 г. - 14:08
Белое Дело 
ОБЩЕЕ ОГЛАВЛЕНИЕ КНИГИ

Часть вторая (1892-1902 г.г.) “АКСЕЛЬБАНТЫ”. Глава 1 “ Армейское захолустье. Дуэли. Академия Генштаба. Политика.”

ПРОДОЛЖЕНИЕ публикации полного текста книги “Генерал Деникин”. НАЧАЛО: Часть первая (1872 -1892 г.г.). Глава 1 “Родители. Во Влоцлавске. Реалист."Пифагор"., а также Часть первая (1872 -1892 г.г.) Глава 2 “Старший. В юнкерах. Погоны”.
ОКОНЧАНИЕ: Часть девятая “Изгнанник”: Глава 1-я (1920– 1928 г.г.) Глава 2-я (1928–1932 г.г.) Глава 3-я (1932–1938 г.г.), а также Часть десятая, финальная "Россия спасется!":Глава 1-я (1939–1943 г.г.) Глава 2-я (1943–1945 г.г.) Глава 3-я (1945–1947 г.г.)

Осенью 1892 года двадцатилетний подпоручик Антон Дени-
кин прибыл к своему первому месту службы - во 2-ю полевую
артиллерийскую бригаду Варшавского военного округа.Квартиро-
валась она в 159 верстах от Варшавы в городке Бела Седлецкой
губернии, которая позже, в 1920 году по Рижскому договору,
перейдет к Польше.

Это захолустье было типичным для стоянок большинства
российских частей Варшавского, Виленского, частично Киевско-
го округов.В таких местечках иногда проходила половина судь-
бы армейцев, поэтому их быт тесно сплетался с окружающим.В
Беле из восьмитысячного населения проживало пять тысяч евре-
ев, остальные - поляки; немного русских, в основном служащих
по гражданскому ведомству.

По всему этому Бела была копией городка детства Деники-
на Влоцлавска.Как и там, в Беле евреи - поставщики, подряд-
чики, мелкие комиссионеры ("факторы") - задавали тон городу,
держа в руках торговлю.Например, нельзя было обходиться офи-
церам без "факторов".Те доставали артиллеристам все что
угодно.Через них - обстановка квартиры и возможность оде-
ваться в долгосрочный кредит.И весьма важно военному перех-
ватить денег под вексель, офицерский бюджет у младших чинов
очень скромен.Деникину положили ежемесячное содержание в 51
рубль.

Деловые взаимоотношения полезно пересекались, но нельзя
было шагнуть ни тем, ни другим за определенную грань.Мужчины
с пейсами, в длинных лапсердаках и женщины в своеобразных
париках строго держались своих древних законов и обычаев.Де-
тей они направляли не в правительственную начальную школу, а
в старинные хедеры - еврейские религиозные школы талмудист-
ского, средневекового характера.Эти учебные заведения допус-
кались властями, но не давали прав по дальнейшему образова-
нию.Редкие еврейские юноши проходили курс в гимназиях, чтобы
сразу же исчезнуть на приволье крупных городов.

В иудейской среде особенных религиозных и экономических
порядков были под руководством кагала свои суд и наказания,
которые поддерживали цадики, раввины.Существовало свое фи-
нансовое обложение, взимаемое так же исправно, как и госу-
дарством.Царили негласные нотариальные функции, система бой-
кота провинившихся.Самый богатый бельский еврей Пижиц был
привержен укладу не менее бедняков-соплеменников.Единствен-
ным исключением являлся местный доктор.

Отношение офицерства к местечковому еврейству с дебоша-
ми, которое еще проступало в 1860-70-х годах, стало предани-
ем.Случайные выходки буянов резко карались командирами, по-
терпевшим выплачивали деньги.Бывший офицер А.Куприн, служив-
ший в эту пору, выйдя в отставку в 1894 году, позже в своих
произведениях "Поединок", "На переломе" исказит военный
быт.В повести "Поединок" - как раз в таком же "бедном ев-
рейском местечке", что и Бела.

В действительности иногда припадало наоборот.Во время
службы Деникина немолодой подполковник 2-й бригады влюбился
в красивую, небогатую еврейскую девушку.Он поселил ее у се-
бя, зажили душа в душу.Подполковник сделал все, чтобы она
получила хорошее домашнее образование.Вместе они никому на
глаза не показывались, так что бригадное начальство не вме-
шивалось.Помалкивала и еврейская община, но когда узнала,
что девушка готовится принять другую веру, взволновалась не-
обычайно.Самые рьяные пригрозили убить соплеменницу.

Однажды их толпа в отсутствие подполковника ворвалась в
его квартиру и счастье, что изменницы не оказалось дома.В
следующий раз большая группа евреев подстерегла офицера на
окраине Белы и напала.По офицерскому кодексу чести, подпол-
ковник, не сумевший защитить себя от оскорбления, должен
быть уволен в отставку.Дознание производилось по распоряже-
нию командующего войсками округа.И окончилось тем, что влюб-
ленного подполковника перевели в другую бригаду.Позже он же-
нился на этой девушке.

Польское общество городка сторонилось русских.Особенно
нетерпимы были пани, хотя с поляками офицеры выпивали в рес-
торане, играли в карты в городском клубе.Бывало, что и прия-
тельствовали, но никогда не дружили семьями.Впрочем, и здесь
неписанное вето на тесные взаимоотношения рушилось, если
вмешивалась страсть накала того злосчастного подполковни-
ка.Столкновений не возникало, но "русско-польский" Деникин
чувствовал себя все же неуютно.

Общение артиллеристов в основном замыкалось на военных
и местных русских.В этом обществе дружили, выбирали не-
вест.Из года в год тянулись одни и те же темы, шуточки.Как
позже напишет Деникин:

"Ни один лектор, ни одна порядочная труппа не забредала
в нашу глушь.Словом, серенькая жизнь, маленькие интересы -
"чеховские будни".Только деловые и бодрые, без уездных "гам-
летов", без нытья и надрывов.Потому, вероятно, они не заса-
сывали и вспоминаются с доброй улыбкой".

Как в любом глубинном городке Российской империи, были
и в Беле два-три дома, где беседовали по серьезным вопро-
сам.Сюда стали приглашать подпоручика Деникина, когда побли-
же узнали.Потом на него даже стали звать:

- Приходите, поговорим - Деникин будет.

По своей духовности и начитанности подпоручик выглядел
выше рядового офицерства.Он стремился анализировать жизнь,
умел ярко и глубоко излагать мысли.Убежденно высказывался о
современном офицерстве:

- Выросло новое поколение людей, обладающих менее блес-
тящей внешностью и скромными требованиями к жизни, но знаю-
щих, трудолюбивых, разделяющих достоинства и недостатки
русской интеллигенции.

Его низкий голос звучно наполнял комнату.Из-под густых
бровей светили проницательные глаза.Большие смоляные усы и
борода клином чеканили открытое лицо.

Когда на досуге Антон Деникин появлялся в офицерском
кругу, на его коренастую фигуру, окаймленную сталью погон
сюртука, поглядывали с теплотой или уважением.Незаурядный
ораторский талант подпоручика вскоре отличили.Его просили
как о тостах в застолье, так и о приветствиях юбилярам, про-
щальных речах тем, кто покидал бригаду.Он не стеснялся выго-
вориться и по злободневным военным проблемам.

Предпочитал же Деникин общество своих сверстников.Здесь
он был не очень разговорчив, может быть, потому что молодежь
смаху решала все вопросы.Сомнений и споров не было: "За Ве-
ру, Царя и Отечество".Любопытства к общественным, народным
движениям не проявляли, с предубеждением относились к левым,
к либеральным партиям.

Деникин любил трунить над своими двумя близкими товари-
щами, вышедшими одновременно с ним в бригаду.Немало они из-
вели времени, чтобы сделать визиты для представления всем в
городе.Подпоручик поглаживал усы, улыбаясь.

- Навестили всех, у кого только был звонок у подъезда.

Молодежь, собираясь друг у друга, играла в винт, много
пела под гитару и фортепьяно.Пили умеренно, тому следовало
учиться.А единодушным хорошим армейским тоном было глотать
рюмку залпом, медлить с закусыванием, никогда не морщить-
ся.Это на флоте офицеры-аристократы в своих сияющих ка-
ют-компаниях довели приемы употребления водки до изощреннос-
ти.Даже на разных кораблях пили наособицу: и "споловинивали"
рюмку, и в неком ритуале шевелили после глотков пальцами, и
крякали после выпивки для традиции.

Независимо от происхождения и достатка, офицерская мо-
лодежь армии горячо верила в свое Отечество.Все они в бель-
ском захолустье были из разночинцев.Исконный дворянский сос-
тав уже тогда сохранился лишь в гвардии.На плечи таких ар-
мейских подпоручиков ляжет тяжесть русско-японской войны, а
потом Первой мировой.В ту войну, последнюю для императорской
русской армии, ее поведет корпус офицеров на 60 процентов из
разночинцев.

Противоречивость российского общества конца XIX - нача-
ла XX века.Разночинцы-интеллигенты тогда презирали или нена-
видели существовавший государственный строй.А большинство их
собратьев в погонах явилось оплотом русской государственнос-
ти.И не аристократы, а сыновья рядовых, выслужившихся в офи-
церы, - генералы Алексеев, Корнилов и Деникин первыми начнут
организованную вооруженную борьбу против захватчиков-больше-
виков.

+ + +
Когда подпоручик Деникин начал службу во 2-й артилле-
рийской, бригадой командовал очень пожилой генерал Сафо-
нов.Старик был из армейских динозавров, слишком мягкий, не
очень сведущий, малодеятельный, чтобы соответствовать своему
посту.Но между бригадным и офицерами царила сердечность, они
старались не уронить честь артиллеристов и не подвести доб-
ряка.

Боевой дух Варшавского округа был заложен командовавшим
когда-то им генералом Гурко, прозванным в русско-турецких
сражениях "генералом Вперед".К тому ж, артиллеристы традици-
онно отличали свою роль, культово служили врученному ору-
жию.Они, как и офицеры флота, военные инженеры, относились к
интеллектуальной элите армии.

Киевское юнкерское училище, выпустив Деникина с нес-
колькими однокашниками в артиллерию, не дало им глубокой
подготовки по этому роду войск.На первом году службы подпо-
ручику пришлось много трудиться, чтобы овладеть делом.Ему
повезло постепенно входить в него, потому что сразу Деникину
поручили не артиллерийскую специальность, а батарейную шко-
лу.Но к началу первого лагерного сбора он был уже на высоте,
а потом Деникина даже назначили преподавателем бригадной
учебной команды, готовившей унтер-офицеров.

В бригаде было на кого равняться.Лучшими батареями и в
артиллерийском сборе округа командовали два замечательных,
талантливых офицера Гомолицкий и Амосов.Лихих командиров
всеобще обожали за мастерство в деле и веселость на офицерс-
ких пирушках.Молодежь безотказно находила у них совет и зас-
тупничество.

На втором году службы Деникина генерал Сафонов умер.С
прибытием его замены жизнь бригады резко повернулась.

Новоиспеченный командир, недавно получивший генераль-
ское звание, был так презрителен, что никому из старших офи-
церов не подавал руки.Природный грубиян, он словно не заме-
чал вокруг себя ни военных, ни штатских.Быт подчиненных ге-
нерала не интересовал, а на батареи он заходил лишь в дни
бригадных церемоний.Уже на втором году своего командования
бригадный однажды заблудился среди казарменного расположе-
ния.Вся часть, собранная в конном строю, ожидала его около
часа.

Обычно командир сидел в канцелярии и сыпал оттуда пред-
писаниями, запросами, взысканиями и даже арестами офицеров
на гауптвахту, чего в бригаде сроду не бывало.В его служеб-
ных записках просвечивали отжившие воинские взгляды, да и
просто незнание артиллерийского дела.

Удалец Амосов ушел, получив свою бригаду.Гомолицкого
командир не выносил, стал преследовать, тот совершенно замк-
нулся в себе.Начались в гарнизоне дрязги, ссоры, пьянство,
безудержный картеж.Многие офицеры будто бы забыли дорогу в
казармы.

Разор бригадной жизни особенно подавлял молодежь, какая
во многом прислушивалась к Деникину.Молодые офицеры демонс-
тративно отказывались от приглашений бригадного на пасхаль-
ные разговения или на его домашние торжества.А трое из них
застрелились.Совершили самоубийства, вроде б, по своим лич-
ным причинам, но ведь главное для офицера - его военная
семья.

Честь бригады меркла и артиллеристы 2-й полевой, пере-
живая, держались среди офицеров других частей едва ли не вы-
зывающе.И так традиционно была рознь среди родов войск.Гвар-
дия, в которой соперничали кавалергарды и конногвардейцы,
свысока относилась к армии.Кавалеристы небрежно смотрели на
иные виды оружия.Полевая артиллерия недолюбливала кавалерию
и конную артиллерию, снисходительно глядела на пехоту.Конная
артиллерия сторонилась полевой и искала дружбы с кавалери-
ей.Пехотинцы терпели от всех.

2-я полевая артиллерийская бригада отлично общалась с
пехотой своей дивизии, но избегала отношений с конной артил-
лерией и конницей ее корпуса.И вот сослуживец Деникина,
храбрец и превосходный пистолетный стрелок штабс-капитан
Славинский сидел во время лагерных сборов в ресторане
Брест-Литовска, когда туда пожаловали два конно-артиллерийс-
ких поручика.

Штабс-капитан, оказавшийся вне бригады с ее сыр-бором,
в одиночестве расслабился, но сразу насторожился, когда при-
севшие за его стол поручики начали шутить о различии их и
полевых артиллерийских частей.Славинскому показалось, что
метят не вообще в полевых, а в его несчастную бригаду.Он
вспылил.Постояли за себя и конно-артиллеристы.

Отходчивый Славинский остыл, когда понял, что поручики
взялись не за его бригаду, а попросту зубоскалили.Чтобы пре-
дотвратить дуэль, штабс-капитан извинился.Разойтись миром
решили и конно-артиллерийские офицеры.

Так бы и осталось, если б не нрав командира конной ба-
тареи поручиков подполковника Церпицкого.Узнав о происшест-
вии в ресторане, он потребовал от обоих этих офицеров пос-
лать вызовы Славинскому.Не уступили и во 2-й полевой, на
бригадном суде чести обязали Славинского принять дуэ-
ли.Драться штабс-капитану предстояло с двоими противниками
по очереди.

(Продолжение на следующих стр. 2, 3)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..