МЕЧ и ТРОСТЬ
29 Июн, 2022 г. - 14:25HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Б.Алмазов: Как горстка казаков с юнкерами в июле 1917 разогнала тысячи на большевистском путче в Петрограде
Послано: Admin 13 Сен, 2009 г. - 17:11
Белое Дело 
Если подняться на паперть собора Святой Троицы в Александро-Невской лавре, и обернуться к подступающим под самые ступени захоронениям советского времени, то слева от собора легко разглядеть могилу большевика Рахьи, у которого когда-то квартировал Ленин. Коммунисты, время от времени, украшают ее красными знаменами. А справа, примерно на таком же расстоянии, 85 лет было лысое место, иногда заполняемое мусорными баками… Здесь тоже могила! В 1917 году благодарные горожане собирались поставить здесь часовню. Но прежде чем говорить о тех, кто здесь погребен и почему двенадцать лет казачьи организации Санкт-Петербурга безуспешно бомбили прошениями о восстановлении этой могилы городские власти, вернемся в Петроград к июльским событиям.

В нашем школьном учебнике истории СССР повествовалось о том, что 3-5 (16-18) июля 1917 года юнкерами и казаками на углу Невского и Садовой была расстреляна мирная демонстрация трудящихся. Тут же публиковалась и подлинная, тех лет фотография, как я теперь знаю, знаменитого К.Буллы, где видны бегущие люди и убитые лошади. Так мы и учили, так мы и на экзаменах рапортовали: мол, мирную демонстрацию расстреляли. Так нам и в кинофильме “Две жизни”, где революционного пулеметчика играл артист Н.Рыбников, а офицера–монархиста В.Тихонов, очень художественно показывали.



Однако позже, работая в газете, я неожиданно узнал, что именно за эту фотографию К.Булла был репрессирован. Его обвинили в том, что он находился среди юнкеров, стреляющих по демонстрации. Тогда то и царапнула меня мысль, что великого фотографа убрали по этому нелепому обвинению, не случайно. Он – очевидец, и, вероятно, видел совсем не то, о чем писали учебники. Так что же происходило в тогда в Петрограде?

В те дни, его по праву можно было называть не криминальной столицей, а столицей “беспредела”. По амнистии демократов Временного правительства, открыли все тюрьмы и “птенцы Керенского”, превратили жизнь города в кошмар. В Питере находилось примерно триста тысяч солдат запасных полков, объединяло их горячее желание не идти на фронт. Собственно, они-то и явились главной движущей силой Февральской революции. Возглавляемые уголовниками солдаты, изображавшие революционные патрули, каждую ночь проводили обыски и экспроприации по квартирам. Количество ограбленных и изнасилованных не поддавалось подсчету. По свидетельству академика Д.С. Лихачева, еще страшнее них были матросы, вернувшегося из Гельсингфорса Балтийского флота. Именно там, в нынешнем Хельсинки, бездействовавший флот, в течение долгого времени, не только обрабатывался агитаторами всех мастей, но, на деньги немецкой разведки, “был посажен на кокаин”, который раздавался матросам бесплатно. Полиция в городе, фактически, отсутствовала. Бывшие городовые, уцелевшие после февральских погромов, когда их бросали живьем в костры из книг, разбежались по окрестным деревням. В городе воцарился революционно уголовный праздник. Днем митинги и манифестации, а после шести вечера, как вспоминал В.Шкловский “проститутки шли по Знаменской улице (ныне все еще улица Восстания) рядами, как гвардия на парад”.

Ночью каждый дом превращался в отрезанный от мира островок, частенько обороняемый жильцами, поскольку оружия в городе оказалось - море! И его все еще раздавали и раздавали всем желающим без всякого учета.

Формально власть принадлежала Временному правительству, находившемуся тогда в Мариинском дворце, на власть в городе претендовал и Петросовет, располагавшийся в Таврическом дворце. Войсками должен был командовать начальник Петроградского военного округа из Главного штаба на Дворцовой. Но, фактически, власти не было не у кого. Ни у прекраснодушного Временного правительства, ни у болтливого меньшевистского Петросовета, ни у Штаба, который уже никем не командовал. Не было власти и у большевиков. Но они к ней рвались любой ценой. Только им и был на руку хаос, что царил в городе. “Чем хуже, тем лучше!” - их негласный лозунг тех дней. Планомерно, большевики готовили антиправительственный путч.

Разведка доносила в штаб Петроградского округа, что “приток денег из Стокгольма весьма заметно увеличивается, деятельность большевиков в полках становится более напряженной, в Кронштадте готовят десант, наконец, получаются достоверные сведения, что выступление произойдет 4(17) июля”.

О том, что восстание готовилось, свидетельствует взаимодействие большевиков с германскими войсками. 1(13) июля началось, и наткнулось на контрудар, наступление русской армии на фронте. Сведения об этом мгновенно стали известны в Петрограде и взбудоражили самый “революционный” 1 пулеметный полк. Это была огромная сила. По штатному расписанию в нем было 19 тысяч человек. Несмотря на массовое дезертирство, на 3 июля в полку еще оставалось 12 тысяч солдат. (Для сравнения - в армейском казачьем полку – 629 бойцов, считая офицеров.) Активность 1 пулеметного полка подогревалась приказом об отправке на фронт 500 пулеметов с расчетами. А запасники, чтобы на фронт не идти, царя свергли!

В 22 часа З июля вооруженный полк под командой унтер-офицера Жилина пошел к Таврическому дворцу (квартировал полк на Кирочной). Агитаторы- дезертиры придумали повод: полк взволнован слухами о готовящейся коалиции Центрального Исполнительного комитета Петросовета с буржуазией. “Пулеметчики с такой позицией не согласны, довольно они натерпелись! Вся власть советам!” – замечательный лозунг, учитывая, что идут штурмовать Исполком советов рабочих крестьянских и солдатских депутатов, то –есть эту самую “власть советов”. Уговаривать солдат пошли Войтинский и Чхеидзе. Много кричали о революции, хотя обе стороны отлично знали – солдаты, просто, не хотят на фронт. Кроме пулеметчиков, Таврический дворец окружила толпа солдат из других полков. Они вообще ничего не желали слушать. Охрана Таврического из солдат запасного Павловского полка разбежалась. Неожиданно подошли броневики, за кого они были – неизвестно. Броневики так за все время и не выстрелили не разу, но это несколько охладило митингующих.

Утром 4(17) июля в городе начались погромы и грабежи магазинов. Пошла репетиция переворота. На улицы высыпали вооруженные толпы. Было получено известие, что на заводах раздают оружие, и хотя рабочие его брать отказываются, на окраинах большевики формируют штурмовые группы. Из Кронштадта идут военные корабли, из Ораниенбаума выступил 1 стрелковый полк, готовится к выступлению, квартировавший в Петергофе, 2 полк.

Для того чтобы установить порядок в городе у начальника Округа генерала Половцева было 100 солдат Преображенского полка, рота из Владимирской военной академии, 50 инвалидов – Георгиевских кавалеров и 18 солдат охраны Таврического дворца. Дисциплина сохранялась только в казачьих частях, квартировавших в Питере. Вероятно, не совсем отдавая отчет в том, что он делает, и на что обрекает казаков, Половцев отдает приказ 1- му и 4-му Донским полкам выслать охрану к Таврическому дворцу.

Войтинский по этому поводу писал позже: “Если бы мы только знали о том, что отдан подобный приказ, мы бы его немедленно отменили. Столь немногочисленное соединение, к тому же еще конное, не имело никаких шансов прорвать блокаду многочисленных полков и вооруженных рабочих, окружавших Таврический дворец”

Все военные архивы сознательно уничтожены в Октябрьском перевороте. Поэтому сведения о том, кто выступил из казачьих полков, различны. Скорее всего, это было два орудия прославленной: гвардейской 6 казачьей батареи и взвод казаков 1 Донского полка, для прикрытия. Вели их председатель Союза казачьих войск полковник Греков и сотник Калмыков, прототип того сотника Калмыкова из Тихого Дона, которого блистательно сыграл в фильме М.Глузский. Всадники и пушки переходили на рысях Литейный мост, когда, со стоящих на Неве барж, их стали поливать из пулеметов. Не поднимая пятерых убитых, казаки промчались по Шпалерной к дворцу.

Примерно в это же время, казаки 1 Донского полка получили приказ восстановить порядок на Невском проспекте. На перекрестке у Литейного они попали под огонь с баррикады, пять казаков, в том числе сотник Хохлачев, были убиты и погибло 29 лошадей.

Не все казаки были мертвы. Санитары на автомобилях пытались вывести тяжелораненых, но разъяренная, пьяная толпа, буквально, вырвала их из фургонов, исколола штыками и разорвала. При этом был убит и находившийся в машине раненый солдат-пехотинец.

Подобная участь ждала всех казаков, дрогни они хоть на секунду. Но только благодаря отчаянной храбрости, с какой казаки вынеслись на булыжную улицу и пронеслись среди прыснувших в стороны демонстрантов к Таврическому дворцу, им удалось прорваться сквозь опешившую толпу.

Мгновенно развернув орудия, грохнули первым выстрелом. Историк С. Аусский пишет, что первый выстрел сделан наспех и потому снаряд разорвался неподалеку от особняка Кшесинской – штаба большевиков. Убежден: блистательные батарейцы целили точно. И этот выстрел известил о том, что казаки разгадали замысел большевиков, знают, кто затеял путч. Второй выстрел точно положен в толпу, митинговавшую у Михайловского артиллерийского училища, где оборонялось несколько десятков юнкеров. Третий почти в упор -- прямой наводкой, в разворачивающих “максимы” пулеметчиков.

Этих трех выстрелов хватило, чтобы тысячи одурманенных самогоном и спиртом, кокаином и вседозволенностью вооруженных солдат, бросая винтовки, спасая свои шкуры, побежали кто куда. Умирать за большевистские демагогические лозунги они не хотели. А то, что казаков можно голыми руками взять, ведь их всех вместе не более полусотни, от страха не сообразили.

Побежали из города и большевики во главе с вождем пролетариата товарищем Николаем Петровичем Лениным (В.Ульяновым), хотя, собственно, в тот момент, им ничего не угрожало.

В город была прекращена подача электроэнергии, мосты через Неву развели, чтобы затруднить бунтовщикам продвижение по городу. Ночью слышались пулеметные очереди и перестрелка. Юнкера прорывали блокаду своих казарм и выходили на защиту порядка в городе.

Члены Временного правительства перешли из Мариинского дворца в Главный штаб, где отсиживались всю ночь с 4-го на 5-е июля под защитой пулеметов, бесполезно, но эффектно выставленных в окнах.

Столкновения в городе закончились в основном 5(18) июля. Большевицкие путчисты захватили, убегая из дворца Кшесинской, Петропавловскую крепость, но у гарнизонных орудий не оказалось боеприпасов.

Казаки двух полков – 1300 сабель, третьи сутки без сна блокировали Петропавловку и держали под контролем Николаевский (Московский вокзал), куда прибыл 5 (18) июля, в двух эшелонах, 14–й Донской казачий полк. С развернутыми знаменами и взводом пулеметчиков во главе он пошел по Невскому к Главному штабу. Фотография этого марша украшает очень многие издания. И даже в книге Льва Успенского “Записки старого петербуржца” она красовалась, снабженная надписью: “Белые, а выправка-то не та!”.

Глубокоуважаемый автор “Слова о словах”, как и большинство наших соотечественников, весьма смутно представлял себе казаков, считая их всего-навсего солдатами на конях с разноцветными лентами в половину штанины шириной. Не вдаваясь в подробности того, кем считали себя сами казаки, и почему в революционных событиях в России старались держать нейтралитет, замечу, что традиционно казаки ненавидели всякую “солдатчину”, потому, например, отлично выправленные и обученные, в строю ходили не в ногу. Если не считать полков гвардейских и маршей на парадах.

И по Невскому казаки 14-го полка шли монолитной глыбой, но не в ногу! Вот они-то, на углу Невского и Садовой, попали под сосредоточенный огонь. Но не с крыш Гостиного двора и окрестных зданий, а с Литейного проспекта. Стреляли с баррикады большевики и их сторонники. Вот это и заснял К.Булла. А разбегаются петербуржцы, восторженно приветствовавшие казаков как спасителей.

(Окончание на следующей стр)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..