МЕЧ и ТРОСТЬ
29 Июн, 2022 г. - 14:58HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Рассказы белого штабс-капитана И.Бабкина: “Старший фейерверкер Чусовских” -- Рассказ двенадцатый, часть 1-я
Послано: Admin 18 Сен, 2008 г. - 12:26
Белое Дело 
Предыдущие публикации см. "Разведчик капитан Вика Крестовский" -- Рассказ первый, а также “Расстрел своего” -- Рассказ второй, а также “На живца” -- Рассказ третий, а также “Подарок на Рождество” -- Рассказ четвертый, а также “Полуденное купание” -- Рассказ пятый., а также “Братья” -- Рассказ шестой, часть 1-я, а также ”Братья” -- Рассказ шестой, часть 2-я, окончание, а также “Гибель ротмистра Дондурчука” -- Рассказ седьмой, а также “Генеральский вагон” -- Рассказ восьмой, а также “Порошки” -- Рассказ девятый, а также “Свидание” -- Рассказ десятый, а также “Монах Исидор” -- Рассказ одиннадцатый, часть 1-я, а также “Монах Исидор” -- Рассказ одиннадцатый, часть 2-я, окончание.

+ + +
Стоим в Харькове неделю. Хорошо-то как! После непрерывного наступления, после многоверстных переходов, жестоких коротких схваток с красными, постоев по селам и хуторам, сна на сеновалах, а то и под открытым небом, и вдруг большой красивый город. Полжитья, полбытья да полцарства за такую милость!

Батальон вразбежечку.

Проспекты с магазинами, ресторанами, кофейнями и чайными, булочными, кондитерскими, вдоль проспектов толпы нарядной публики, дамочки из-под шляпок улыбаются, гимназистки взглядывают, зардевшись; выплата жалования, это и вовсе не может не радовать, а еще звон колоколов, молебны, званые вечера.

- Милости просим, господа офицеры! Наша гимназия будет неслыханно рада приветствовать освободителей Харькова! - слышу последние слова дамы, не то директрисы, не то председательши попечительского совета.

Подполковник Волховской галантно склоняется над ее маленькой пухлой ладонью в кружевном манжете.

- Родные! От всей гильдии харьковских пивоваров!.. - у пивозаводчика красная рожа и заплывшие глазки, а в глазках столько любви, что, кажется, затопит он нас своей любовью. - Пива будет - реки, озера! Для офицеров особые сорта, для остальных...
- У нас нет остальных, господин Бондаренко, - говорит Василий Сергеевич. - Мы - Офицерский батальон, от ездового до командира одинаковое жалование.

Бондаренко переводит глазки с него на меня, потом на штабс-капитана Соловьева, потом -- на Вику Крестовского. В них, в глазках, всепотопная любовь сменяется недоверием. Такого он еще не встречал. Я тоже такого не встречал, пока не попал в наш батальон.

- Пиво преотменнейшее... - неуверенно говорит он. - Из элитных сортов ячменя...
- Иван Аристархович, запиши адрес, - обращается ко мне подполковник Волховской и к пивовару. - Дар ваш принимаем. Благодарю. Повозки будут высланы, но бочки - ваши.
- Конечно, наши, а как же иначе?..

Нас приглашают адвокаты и кожевники, общество рестораторов и торговцы шерстью, женская гимназия и ассоциация харьковских инженеров. Актеры горят желанием исполнить патриотические номера прямо в бараках. Хлеботорговцы устраивают грандиознейший банкет на две тысячи человек, приглашены офицеры всех полков и дивизий, отдельных батарей, артдивизионов и бронепоездов. Туда мы отправляем актеров. Играйте, пойте, декламируйте! Банкиры и предприниматели, сахарные магнаты и строительные подрядчики, чиновники и университетская профессура - все горят желанием заполучить нас на вечер.

Едем с офицерами батальона. Вдруг в толпе глаз выхватывает нашего батарейца. Это старший фейерверкер Валентин Чусовских. Он широк в плечах, крепок в кости, на сильных, чуть косолапых ногах. Усы у него совершенно старорежимные, колечками кверху. Фуражка залихватски сбита на бок. На груди рядом с необычным, ненашим крестом еще Георгиевская медаль блестит. Под ручку с ним – женщина.

- Видали, господа, какую кралю Чусовских отхватил? - спрашивает штабс-капитан Шишков.
- У батарейцев глаз наметан, - самодовольно отвечает поручик Фролов, сам батареец, командир первого орудия пушечной батареи. - Нам для точного попадания и панорама не нужна!

Мы катим дальше, посматривая по сторонам, отдавая честь офицерам во встречных экипажах, улыбаясь хорошеньким женщинам. Лето, тепло, ощущение бодрости и силы. Осознание, что мы желанные, что мы не напрасно бьемся с этой нечистью, что Россия платит нам своей любовью...

Через день нам приказ снова грузиться в вагоны и выдвигаться на линию Золочев - Борисовка. Начинается обычная суета, сборы: а где у нас вторая походная кухня? куда запропастился взводный Яблонский? выдали ли глицерин? сколько? что со снарядами? артиллерию в первую очередь, к вокзалу, без промедления... Посреди этого крика подходит начальник караула штабс-ротмистр Сомов.
- Иван Аристархович, там у ворот женщина. Требует встречи с командиром батальона.
- Какая еще женщина?
- Довольно-таки хорошенькая.

Штабс-ротмистр подмигивает мне. Отчего-то не захотел он оставлять наш батальон, хотя мог бы вернуться в кавалерию. Нет, предпочитает быть со своим вторым взводом, во второй роте. Но как пехотный офицер оказался великолепен. Его взвод всегда в порядке, стрелки подтянуты, оружие вычищено, амуниция подогнана. Поэтому в случае, когда надо показать товар лицом -- там пройти парадом, выставить торжественный караул да вообще, - штабс-ротмистр Сомов незаменим.

Я иду с ним к воротам казарм. Во дворе толчея, въезжают наши обозные телеги, коляски. Стрелки грузят на них походный скарб, ящики, тюки, сундуки, мешки. Вроде бы всегда мы налегке. Но как начнешь собираться. Эх!.. Малому жениться - и ночь коротка! По пути раздаю распоряжения. Гаубицы с зарядными ящиками вывезти прежде всего. Офицеры, как стрелки, так и командиры не гребуют никакой работой. Отдых кончен, начались походные будни.

Женщина у будки в самом деле хорошенькая. На ней серый тонкой шерсти жакет, в тон жакету длинная юбка, на голове несколько поношенная шляпка. У нее светло-карие глаза, свежие красиво очерченные губы, слегка вздернутый носик.

- Я - начальник штаба батальона штабс-капитан Бабкин, - представляюсь ей. - Чем могу вам служить?
- Господин начальник, я насчет... я в общем... - и вдруг ее хорошенькое личико морщится, из глаз, как по мановению волшебной палочки, брызжут слезы.
- Что случилось, сударыня?
- Я... господин начальник... не забирайте Валентина у меня... оставьте его здесь... Если его убьют, я же руки на себя наложу-у-у, - вдруг совсем по-бабьи воет она.
- Какого Валентина? - спрашиваю я, начиная кое о чем догадываться.
- Валентина... Чусовских... Он с пушками у вас...

Штабс-ротмистр Сомов, присутствующий при этом, опешил. Видно, что ему не приходилось иметь дел с годами призыва. А может, от красоты женщины да от такого поворота ситуации растерялся.

- Старший фейерверкер Чусовских? - переспрашиваю я, чтобы быть уверенным, что не ослышался.
- Да, прошу вас... прошу, господин начальник...

Неожиданно женщина опускается передо мной на землю. Даже не опускается, а словно осыпается. Я тут же подхватываю ее. Чувствую запах ее молодого сильного тела, дешевых духов, вижу в проем воротничка серебряную цепочку.

- Чего это вы вздумали, сударыня? Встаньте, встаньте...
- Прошу вас...

Она разрыдалась, прижимаясь ко мне головой. Шляпка ее сбилась и чуть было не упала. Мне пришлось одной рукой поддерживать посетительницу, другой же подхватить шляпку. Премиленькая сценка! Офицеры, стрелки, возницы и даже батальонные лошади удивленно смотрят в нашу сторону. Лошади пофыркивают и мотают головами. Всякое они видали, но вот чтобы хорошенькая женщина рыдала на груди штабс-капитана Бабкина, это для них внове.

Я приобнимаю ее за талию.
- Отойдемте в сторонку. Вот тут, в караульном помещении мы и потолкуем. Николай, - это я уже к штабс-ротмистру Сомову, - дайте стакан воды.
- У нас нет стакана. Только ковшичек.
- Дай ковшичек, - нетерпеливо говорю я.

Мы входим к караульную будку. Женщина пьет желтоватую воду из бочки. Всхлипывает, постепенно успокаивается.

Через четверть часа я выпроваживаю ее, эту Любовь Манько. Обещаю ей, что Валентину Чусовских ничего не скажу про ее визит. И что при первой возможности Чусовских получит отпуск. Заверяю, что он первый по очередности на отпуск. Обещаю также, что условия службы старшего фейерверкера Чусовских будут, как всегда, вне всякой опасности. Артиллеристы же, повторяю я, непосредственно с противником не соприкасаются. Они стреляют из своих пушек на расстояние двух-трех верст, так что часто противник даже не видит наши пушки.

- На предмет этого Валентин Чусовских в большей безопасности, чем даже наши кашевары, которых на позиции вообще не загонишь, - убедительно заканчиваю я.

Она улыбается. А слезинки еще на кончиках ресниц. Ах, Ты, Боже, Ты мой!

Наш артдивизион уже грузится на вокзале. Когда госпожа Манько садится в пролетку и отъезжает, я скриплю зубами: вот ужо, Валентин, задам я тебе! Сколько же можно? И когда этому будет конец?

(Продолжение на следующих стр.)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..