МЕЧ и ТРОСТЬ
28 Ноя, 2021 г. - 01:10HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
В.Черкасов-Георгиевский “В наши дни на прусской земле рыцарей и монахов в России и Польше” -- Путевой фотоочерк 3, финальный
Послано: Admin 01 Авг, 2008 г. - 22:46
Литстраница 
Начало путевых фотоочерков см. В.Черкасов-Георгиевский “Движение ИПХ и община РосПЦ иеромонаха Николая (Мамаева) в Калининграде (Кенигсберге)” -- Фотоочерк 1, а также В.Черкасов-Георгиевский “Кенигсберг (Калининград), башня <<Врангель>>: крест-мощевик для РосПЦ и привидение гитлерюгендовца Гансика” -- Фотоочерк 2


Мой отец Георгий (по-польски – Гжегош) Черкасов на службе подпоручиком Войска Польского


На обороте этой фотографии собственноручная надпись моего отца: “1945-ый год, конец войны. 17[-я] стр[елковая] польская дивизия. Гор[од] Краков. Прибыл из Берлина перед демобилизацией”.

Пребывая в июле 2008 на отдыхе и в паломничестве к нашей калининградской общине РосПЦ в бывшей Восточной Пруссии в Кенигсберге (Калининграде), Раушене (Светлогорске), Кранце (Зеленоградске), мы с супругой моей Ириной никак не могли не заехать в соседнюю Польшу. Ее бабушка по отцовской линии – полячка. А мой отец лейтенантом с советского фронта был направлен в 1-ю польскую дивизию имени Тадеуша Костюшко, сформированную в СССР и выступившую на фронт во второй половине 1943 года. Потом еще с двумя дивизиями и другими частями из нее был создан 1-й польский армейский корпус, в июле 1944 расширенный в 1-ю армию Войска Польского (2-я Польская армия была сформирована в августе 1944).

Подпоручиком Войска Польского отец брал Берлин, был контужен, награжден польским "Крестом за заслуги". Отсидевший до войны дважды в ГУЛаге подпоручик Гжегош после этой самой “Великой Отечественной” в 1949 получил “очередной” срок в "десятку", но это уже другая история. Ее отец предвосхитил своим стихотворением, за которое сел впервые в 1932 году:

На дурака иль старую, измызганную дуру
Средь торжества кремлевских дикарей
Они нам строят шкурную культуру
В угаре фантастических идей.

Средь хамов, революцией забытых,
В стране российской закавказским дураком
Ведется им в распределителях закрытых
Открытая торговля человеческим трудом.

Тупая голова –– как стиснутая бомба,
Из семинарских стен средневековый пономарь,
Он как дракон в кремлевских катакомбах ––
Маньяк, фанатик и дикарь.

Цари, диктаторы, российские витии ––
Где фантастически-плешивый ленинизм.
В рабовладельческой, измученной России
Они построят «феодальный коммунизм».

Охарканный, оплеванный, избитый
Семнадцатый революционный год ––
Как жалкий русский неумытый,
Тысячелетьями обманутый народ.

На рабских спинах, тысячах и сотнях,
Они построили голодные большие города,
На жалких исторических лохмотьях ––
Порабощенье мысли и труда.

Отец, научившись в Польше, свободно говорил на польском языке, и когда вспоминал то время, пересыпал речь польскими словечками и пословицами. Я запомнил одну из них – типично польско-ироническую, которую, возможно, перевру, а звучит приблизительно так: “То пожонтка компанья – Манька курва, чловек цвильный и пан поруцник” (То приличная компания: шлюха, сыщик и офицер).

Отец много рассказывал о своих приключениях польским офицером, когда завел бурный роман с Еленой – дочерью начальника полиции Кракова. Как тот стрелялся с ним за это на дуэли, потом пытался застрелить на квартире и в ресторане. Как беременная ребенком Гжегоша Елена уговаривала уехать его в Бразилию к ее дяде, но подпоручик посадил возлюбленную туда на корабль в Гамбурге, а сам вернулся в СССР к родным тюремным нарам. Так же ПО-РЫЦАРСКИ поступил и его старший брат, мой дядюшка, Императорский и Белый офицер, не побежавший после разгрома Белого Движения из Отечества за границу как десятки тысяч его однополчан в виде “эвакуации”. Не случайно потомки этих "эвакуировавшихся" теперь сдали красным даже свою Зарубежную Церковь.

Отец рассказывал, как безобразничали в Польше советские офицеры, которым за хамство и разбой не подавали во многих польских ресторанах, и отец как соотечественник выручал их, накрывая ресторанные столы от своего имени. И как один из них попросил Гжегоша пригласить ему на ночь полячку красавицу из бывшего немецкого публичного дома. А утром советский мало того, что не заплатил за ее бессонно-изнурительные с фронтовиком услуги, а и украл у той сережки, которые она неосмотрительно сняла и положила около постели на тумбочку...

Да и то сказать, что нерв отцовских рассказов о польских женщинах я уже хорошо познал и на своем опыте, живя с супругой -- пани на четверть, но сия четвертушка задает амбиции всему русско-славянскому. А уж как было раздольно в Польше моей Ирине, где ее внешне принимали за стопроцентную польку...

Интерес к Польскому путешествию у нас обострился на калининградско-прусских землях. Ведь захваченная Советской армией Пруссия после Второй мировой войны была включена своими приблизительно десятью процентами территории в советскую Литву, тридцатью процентами – в Россию (зато здесь 90% запасов янтаря всего мира) и шестидесятью – в Польшу. В современной Речи Посполитой нам грезились (и в том не ошиблись) самые “объемные” следы рыцарско-прусского духа, изваянного в архитектуре, которую, в отличие от советских разрушителей, едва ли не лучшие в мире польские реставраторы выпестовали в грандиозные мемориалы.

В находящемся в часе езды от Калининграда Светлогорске-Раушене, живя, купаясь в море, разыскивая в его непорушенном войной массиве старые немецкие дома и улицы, мы всё более нащупывали ИЗНАЧАЛЬНОЕ – Рыцарское начало этих краев. Было интересно бродить меж корпусов с обвалившейся штукатуркой, где лечились раненые вермахта, санаторно отдыхали летчики люфтваффе, курортно тренировались разведчики, диверсанты; воображать, как по местной набережной, и поныне называющейся Променад, прогуливались довоенные герры, фрау, фроляйн непременно в смокингах, строгих платьях.

Здесь и сегодня много немцев, местных уроженцев. В два года после окончания войны все немцы из Калининградской области были депортированы в Германию, и теперь те, кто был в 1940-е годы вывезенными отсюда детьми, большими и постоянными группами приезжают на Калининградщину -- в "их" Восточную Пруссию. Эти немцы даже построили тут невдалеке от польской границы на свои деньги поселок для демобилизованных офицеров из российской армии и немцев из Казахстана, чтобы те могли в нем бесплатно жить. Но местная российская администрация, конечно, возжелала на этом погреть руки и стала продавать, спекулировать домами в свои карманы, после чего был скандал.

Однако по-другому трогалось сердце, когда приходили мы на совсем заброшенные места и искали там почти незаметные следы воды, давным-давно протекшей -- Рыцарской. Мы стояли в конце Калининградского проспекта -- бывшей Dorfstrasse, где в 1258 году на склоне дюны высился замок над рыбацкой деревушкой. Здешний ручей Катцбах (Кошачий) был перегорожен плотиной для мельницы. В 1458 году Тевтонский орден передал сию самую крупную мельницу на этом Замландском полуострове рыцарю Альбрехту фон Равшену и наделил его правом ловить рыбу в озере на расстоянии в “два полета стрелы”. Всё минуло, но уцелела и шелестела перед нами здешняя знаменитая 500-летняя липа, к которой надо 7 раз прижаться лицом, досчитать до семи и 7 раз прошептать свое заветное желание без посторонних глаз, дабы оно исполнилось...


Июль 2008, Светлогорск-Раушен, здесь рядом с ж.д. вокзалом начало главной городской улицы Ленина, бывшей Strandstrasse – Пляжной улицы, тянущейся по дюнам побережья. Ирина Черкасова у первого ларька янтаря, которого на Калининградщине 90% от мировых запасов, за ним – длинная вереница других ларьков янтаря, каким здесь до прихода рыцарей пруссы-язычники топили свои очаги из-за хорошей теплоотдачи этой окаменевшей и отшлифованной морем миллионолетней сосновой смолы.

(Продолжение на следующих стр.)

 

Связные ссылки
· Ещё о Литстраница
· Новости Admin


Самая читаемая статья из раздела Литстраница:
Вернисаж-3 М.Дозорцева и стихи С.Бехтеева, В.Голышева


<< 1 2 3 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..