МЕЧ и ТРОСТЬ
14 Авг, 2022 г. - 10:57HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Рассказы белого штабс-капитана И.Бабкина: “Генеральский вагон” -- Рассказ восьмой
Послано: Admin 01 Апр, 2008 г. - 12:49
Белое Дело 
Предыдущие публикации см. "Разведчик капитан Вика Крестовский" -- Рассказ первый, а также “Расстрел своего” -- Рассказ второй, а также “На живца” -- Рассказ третий, а также “Подарок на Рождество” -- Рассказ четвертый, а также “Полуденное купание” -- Рассказ пятый., а также “Братья” -- Рассказ шестой, часть 1-я, а также ”Братья” -- Рассказ шестой, часть 2-я, окончание, а также “Гибель ротмистра Дондурчука” -- Рассказ седьмой.

+ + +
Этот поезд казался словно сошедшим с цветной литографии. Была у моего старшего брата книга «Железные дороги Российской Империи». Толстая, с картами и картинками. Собирали такие поезда из желтых и красных «пульманов».

Мы аж замерли от неожиданности. А он, пыхтя парами, спокойно и деловито подкатил к заснеженной станции. Свежая краска вагонов, вымытые стекла окон, начищенные поручни горят жаркой медью.

Два паровоза. Передний «тягач», мощный, с красными большими колесами, отдувается парами. Задний «толкач» поменьше, но нарядный, подстать вагонам. На нем даже фонари жарко начищенными шишечками горят.

-Так, поди, только Царь-батюшка со своим семейством езживал, - говорит подпоручик Фролов.

Он идет к своему орудию, кричит сиплым голосом ездовым, куда сворачивать.

Я пожимаю плечами. Иногда прошлое нагоняет нас. Тогда мы теряемся. Потому что ничего не понимаем. Оглянись на другие эшелоны, забившие эту станцию. Закопченые, разбитые вагоны. Окна повыбиты, двери оторваны, там и сям выставлены наружу жестяные трубы буржуек. Возле них мусор, горы золы, мятые жестяные банки, выпотрошенные тюфяки и другое тряпье, солома, вдавленная в грязь и снег. Сразу понятно, что люди здесь живут уже неделями, если не месяцами.

Та же солома с грязью и внутри вагонов. Оттуда смотрят на тебя чумазые бабы с выводками таких же чумазых ребятишек. В других сидят не то дезертиры, не то солдаты, небритые, расхлябанные, наглые, с вороватым взглядом. Старуха варит свое варево в тазу, подкладывая щепочки, а двое рабочих, в промасленных тужурках смолят самокрутки, ожидая. Куда-то бредет по грязной снежной жиже мужик с тощим мешком. Я прослеживаю его взглядом. Он забирается в один из «скотьих» вагонов, разбитый почти до самых ребер.

Все эти поезда загнаны на третьи-шестые пути, уткнуты в тупики. Между ними видны кое-где паровозы. Но паровозы эти мертвы. Их котлы давно остыли, ржавчина разъедает клепку. Паровозные бригады либо разбежались, либо уехали куда-то на проходящих эшелонах.

Мы заняли эту станцию час назад. Разведка с казаками ушла дозорами на пять-семь верст по железной дороге к северу и северо-востоку. По сведениям из штаба дивизии, здесь, на станции, должен был находиться отряд матросов. Никаких матросов мы не обнаружили. Только грязный, нищий табор куда-то переезжавших людей и замерзающих теперь. Зато вскоре к главной платформе подкатил этот красавчик. С подножки переднего «пульмана» соскочил офицер. На нем ладный полушубок, серая папаха. Быстрым решительным шагом подошел к нашей группе.

-Па-апрашу-у, - расталкивает он юнкеров. - Кто начальник станции? Нам нужно заправить паровозы водой, угля у нас достаточно. Вы получили телеграмму из Новочеркасска?

Все это нахально, скороговоркой, с картавинкой. Что-то плебейское в его наглости.

Юнкера сторонятся, офицеры усмехаются, поглядывая на нас с подполковником Волховским. Василий Сергеевич смотрит сначала на меня, потом на командира батареи штабс-капитана Соловьева, потом на командира второй роты Сулимского, опять на меня, переводит взгляд на дежурного по станции, маленького щуплого человечка в форменной тужурке, с красными воспаленными глазами, с красным мокрым носом, с красными мерзнущими руками.

Кто начальник станции?

Начальника станции расстреляли красные неделю назад. Об этом как раз рассказал нам этот щуплый красноносый дежурный. Наехали на моторной дрезине, потребовали исправный паровоз и машиниста. Начальник станции пытался объяснить им, что все паровозы, что в наличии, стоят на приколе. Они вытолкали его из станционного здания, утащили за угол.

Поручик с вызовом повторяет:
-Телеграмма была получена? Это литерный поезд...
Подполковник Сулимский перебивает его:
-Что это вы, поручик, без доклада?..
-Извиняюсь, господин подполковник, - с той же напористостью отвечает тот. - Но наш поезд должен быть отправлен в первую очередь, сразу по заправке водой.

В это время подъезжают кубанцы. Есаул Забелин ловко спрыгивает со своего Мармора, по-уставному подходит к нам.
-Господин подполковник, разрешите доложить! По ветке на Д-ск до 172-го разъезда противника не наблюдается. Жители говорят, что проходила рота латышей две недели назад. А больше никого.
-Хорошо, Леонид Спиридонович, - кивает Волховской. - Оставь мне двух казаков для поручений, остальных на отдых, погрейтесь. Займите дома, начиная с того порядка, видишь, у журавля и дальше к низу.
Поручик с поезда догадался, кто здесь дает распоряжения. Повернулся к подполковнику Волховскому:
-Господин подполковник, как я вижу, вы здесь за главного...
Василий Сергеевич вглянул на него.
-Вы хотели сказать, «за старшего», поручик?
-Именно это я имел в виду, - черные глазки поручика колюче съежились. - В таком случае, я обращаюсь к вам...
-А кто комендант поезда, поручик? - вдруг перебивает его подполковник Волховской. - Вы?
-Нет... н-но в данном случае...
-В данном случае вызовите ко мне коменданта поезда, - голос нашего батальонного командира сух и отрывист, как треск батальонного значка на ветру.

Казаки Забелина тем временем объезжают нарядый «литерный». Они не были бы казаками, если б не заглянули, что внутри. Почти на всех окнах шторки плотно задернуты. Паровозники в своих будках не отвечают на их приветствия. Казаки крутят головами в своих косматых шапках: «Ишь ты, какие гордые!» - и продолжают объезд. Один из них внезапно зовет:
-А не бачили вы, станишники, голых баб?

Другие подъехали. Оказывается, занавеска на окне одного из желтых вагонов не плотно задернута. Что-то заметил зоркий казак. Другие понукнули своих коней. Стали поочередно прикладываться к щели.

-Господин подполковник, я ответственное лицо за прохождение эшелона до Новороссийска, - занервничал тут поручик. - У меня предписание генерала Щербакова...
-Что в вагонах? - потребовал ответа Волховской, не спуская глаз с поручика.
-Вы не имеете права задерживать поезд! Я доложу об этом генералу...

Как раз этого не стоило заявлять поручику. Тот, кто знает подполковника Волховского, всегда поражались его безразличию к генеральским чинам. Мы, офицеры батальона, видели, как он разговаривал с Корниловым, с Эрдели, с Поповым. Лавр Георгиевич, щуря свои узкие глазки и скалясь желтым зубом, только качал головой: «Василий Сергеевич, вы ставите мне условие?» - «Ваше Высокопревосходительство, это не условие, а объективное положение дел. Мой батальон не может идти без поддержки артиллерии...»

И надо знать, как может иной раз цукнуть Василий Сергеевич молодого. Так ни Крестовский, ни Сергиевский, ни наш гуляка ротмистр Дондурчук не умеют цукать.

-Извиняюсь, конечно, поручик, или кто вы там... - повторяет он точь-в-точь интонации офицера, незаметно переходя на местечковый говор, на каком чаще всего изъясняются пленные комиссары, - но так как я здесь за главного, то...
Он выпрямляется и отрывисто дает команду:
-Господа офицеры, забрать у него оружие!

(Продолжение на следующих стр.)

 

Связные ссылки
· Ещё о Белое Дело
· Новости Admin




<< 1 2 3 4 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..