МЕЧ и ТРОСТЬ
18 Сен, 2021 г. - 02:52HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Монархический журнал “Двуглавый Орелъ”, Четвертый выпускъ, 15(28) марта 1921г., Берлин: Г.ЛУКЬЯНОВЪ “НАШИ ЗАДАЧИ”
Послано: Admin 26 Ноя, 2007 г. - 15:01
Двуглавый Орелъ 
Содержание Четвертого выпуска см. на отсканированной обложке журнала: МОНАРХИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ “ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ”, Четвертый выпускъ, 15(28) марта 1921г., Берлин.

+ + +
НАШИ ЗАДАЧИ.

Давно и со всъхъ сторонъ -- не только въ нашихъ монархическихъ кругахъ -- слышатся призывы къ объединенiю. Нo что-то безуспешно. Почему же мы такъ раздроблены, почему -- что ни городъ -- то самостоятельная, а часто и несколько самостоятельныхъ (и потому между собой враждуюшихъ) монархическихъ группъ. Въ чемъ же дело? Дело въ томъ, что мы до сихъ поръ не провели резкой грани между к о н с е р в а т о р а м и / и / м о н а р х и с т а м и, смешиваемъ тъхъ и другихъ въ одномъ общемъ понятiи "наши", не отдаемъ себе отчета, что "монархистъ" и "консерваторъ" давно перестали быть синонимами, не понимаемъ, что съ консерваторами чистой воды намъ уже не по пути, что отъ нихъ намъ нужно отмежеваться, пригодныхъ же для совместной работы (ихъ немного) -- перевоспитать, что консерваторы -- тотъ самый элементъ раздора, который мешаетъ спайке здоровыхъ монархическихъ силъ.

Разберемся. Консерватизмъ и Монархизмъ внешне казались синонимами въ то время, когда Россiя была Монархiей, многie монархисты вполне искренно называли себя консерваторами и, наоборотъ, консерваторы – монархистами. Разница же между ними и тогда была уже по существу своему громадная. Монархизмъ есть п о л и т и ч е с к а я / и д е о л о г i я, консерватизмъ же -- т а к т и к а, или, вернее, определенная, привитая или врожденная, психологiя. Практически: идейный монархистъ м о ж е т ъ / б ы т ъ консерваторомъ, если онъ убежденъ, что политика даннаго правительства ведетъ къ укрепленiю того государственнаго строя, вне котораго онъ не мыслитъ свою родину сильной и ве­ликой -- но можетъ быть и гонимымъ противникомъ правительства, революцiонеромъ, ибо революционизмъ – также т а к т и к а, а не политическая платформа, какъ думала въ свое время наша интеллигенцiя. Вспомнимъ позицiю некоторыхъ видныхъ монархистовъ за перiодъ 1905-1914гг., когда ихъ газеты закрывались, а ихъ сторонники теряли свои местa на государственной службе. Консерваторъ­ -- прежде всего "охраняетъ существующiй строй" -- если он чиновникъ, "не желаетъ его менять" -- если съ даннымъ строемъ его связываетъ происхожденiе, воспитанiе, семей­ныя традицiи. Правда, строй тогда былъ монархическiй, но все эти консерваторы пропитаны были почти исключительно одной "психологiей охраненiя" безъ соответствующей обо­снованной идейной подкладки. А ихъ грехи и ошибки ставились противниками въ счетъ именно монархистамъ, ибо внешнiй признакъ -- служенiе монархическому строю – у нихъ былъ общiй.

Действительная картина ярко разоблачилась грянув­шимъ февральскимъ бунтомъ: истинные монархисты, одухо­творявшiе эту безжизненную консервативную массу, бывшiе въ ней скелетомъ, скреплявшимъ рыхлое тело – ушли со сцены. Консерваторы разделились: более втянутые въ консервативную психологiю тоже отошли отъ делъ (трудно переломиться) -- но активными монархистами ко­нечно стать не могли по природъ своей, да и по отсутствiю действительно продуманныхъ убежденiй. Они умели въ лучшемъ случае только брюзжать. Остальные консерва­торы, проверивъ свои политическiе взгляды и убедившись въ ихъ полномъ отсутствiи, къ тому же успокоивъ себя темъ, что прежнiй строй уже рухнулъ, и потому охранятьуже нечего -- перешли къ новымъ господамъ положенiя, дабы снова исполнять свою любимую функцiю -- "охранять сушествующiй строй". Но искреннихъ людей, одухотво­рявшихъ раньше машину, среди нихъ уже не было -- потеряна была "искра Божiя" -- работа велась только по инерцiи, все ослабевая: Новые господа тоже ничего внести не смогли: они были люди по свойствамъ своимъ крайне род­ственные темъ же консерваторамъ, ибо среди нихъ почтив овсе не было идейныхъ республиканцевъ или соцiалистовъ -- а были принципiальные к р и т и к и (к.д.) или профессi­ональные р е в о л ю ц i о н е р ы (с.р.), т.е. опять таки люди определенной психологiи, а не определенной идеи. Оставшiеся же среди нихъ "идейными" не были л ю д ь м и / ж и з н и (ибо теорiи то ихъ нежизненны) -- они такъ и остались те­оретиками, а ие практнческими с о з и д а т е л я м и -- и въ своей теоретичности оказались гораздо б о л е е / к о н с е р в а­ т и в н ы м и, чемъ ихъ прежнiе противники. Вотъ почему они не имели успеха, вотъ почему это -- п а р т i и / м е р т в о ­р о ж д е н н ы я, вотъ почему наши к.д. и с.р. своей работой въ Россiи за перiодъ временнаго правительства и, после большевистскаго переворота, за границей -- доказали толь­ко свою полную n о л и т и ч е с к у ю / и м п о т е н ц i ю.

Это партiи консервативныя раг excellence. Пришли боль­шевики -- сильные своей софистической, но глубоко про­думанной и / п о с л е д о в а т е л ь н о й аргументацiей. Они реалисты, люди жизни и народъ пошелъ не за ихъ теорiей, а за ихъ п р а к т и к о й -- "долой войну", "бери землю". Они сумели использовать нарождавшiйся стихiйный процессъ, толкнуть въ сторону наименьшаго сопротивленiя, чтобы темъ самымъ легче взнуздать податливую массу. А набро­сивъ на нее уздечку практики, поседлали ее теорiей, взяли на развязку да и посадили ей на шею Жида...

До сихъ поръ я больше говорилъ о такъ называемыхъ “образованныхъ кругахъ" -- а народъ? Что делалъ, что думалъ онъ въ это время? Ведь говорилось про него, что онъ (въ частности кресть­янство), раньше бывшiй монархичнымъ -- сталъ ныне coцi­алистиченъ и революцiоненъ. 3аблужденiе! Крестьянство, которое собственно и есть самобытный подлинный народъ (85% населенiя Имперiи) прежде всего никогда не имело никакой политической программы, не имеетъ ея и теперь -- вероятно не скоро иметь будетъ. У него есть только м i р о с о з е р ц а н i е -- я бы сказалъ "религiозно-экономи­ческое": чтобы все было по божески, по правде -- но чтобы при этомъ было мужику и выгодно. Или пожалуй, даже прежде всего выгодно -- а потомъ, чтобы и элементъ "правды" былъ соблюденъ. Ибо мужикъ веритъ въ Бога -- по своему, по детски, хитро и наивно. Убьетъ -- и на краденыя деньги свечу поставитъ. Давно еще Достоевскимъ отмечено было въ психологiи русскаго народа наличiе элемента "исканiя правды" -- какъ одного изъ импульсовъ массовыхъ его дви­женiй. Я скажу, что исканiе правды русскому народу нечуждо -- но что ради этой npaвды мужикъ своего интереса не упуститъ, а постарается совместить. Царь былъ, остался и будетъ для крестьянства воплощенiемъ Божьей Правды на земле. Крестьянство на Царя не посягало – посягнула интеллигенцiя да кучка невоюющихъ морально развращен­ныхъ тыловиковъ. Крестьянство любило Царя, окружало его своей мистикой, своими легендами, но считало себя оби­женнымъ "господами", стоявшими "между Царемъ и народомъ", считало настоящее положенiе вещей противореча­щимъ своему интересу и жаждало совмещенiя. Царя не стало - народъ в о с n о л ь з о в а л с я, сделалъ то, что считалъ своимъ "интересомъ" -- прекратилъ войну, захватилъ землю -- какъ ребенокъ пользуется те мъ, что мать вышла изъ комнаты, чтобы заснуть въ ротъ капсулю съ касторкой, принимаемую имъ за леденецъ.

Теперь горькимъ опытомъ народъ доходитъ до того, что его обманули -- что совмещенiе правды съ интересомъ у него при Цapе было въ значительно большей степени, чемъ теперь. И какъ стихiйно последовалъ онъ за теми, кто звалъ его къ "выгоде", прикрывая ее какой то псевдо-идеалистической революцiонной "правдой", кто обещалъ ему горы камней самоцветныхъ -- и привелъ къ куче могильныхъ булыжниковъ -- так-же стихiйно, сметая все на своемъ пути, потянется онъ къ своей старой, испытанной "правде – Царю". Но и "интереса" своего не забудетъ: денегъ молъ у меня теперь много, землицу то я куплю въ собственность -- а да и къ тому же при Царе жить было лучше. И дешево и добротно и по Божески; а теперь -- одно баловство да окаянство!

Народъ воспользовался, когда некому было карать. Но онъ захочетъ, чтобы былъ Тотъ, кто можеть "миловать"...

+ + +
Не правы те, которые о т р и ц а ю т ъ / б о л ь ш е в и з м ъ, какъ н а р о д н о е движенiе -- вернее народный психозъ, считая его "анти-народнымъ". Они правы, если говорятъ о / к о м м у н и з м е -- явленiи не русскомъ, не народномъ, теоретичномъ и изуверскомъ. Но большевизмъ по своей внутренней сущности -- это стихийный бунтъ народной души, не противъ Царя, а противъ разныхъ временныхъ правительствъ, противъ "господъ", противъ непрошенной опеки интеллигенцiи -- бунтъ души темной, обманутой, ищущей, п о т е р я в ш е й / с в о ю / Пр а в д у. Известный элементъ "исканiя правды" въ большевизме для меня несомнененъ. Повторяю -- здесь нетъ речи о / к о м м у н и з м е. Коммунизмъ -- это лишь внешнiй, чуждый ярлыкъ, iудейскiй злокачественный наростъ на теле мятущагося въ горячечномъ бреду тяжко-больного Ильи Муромца...

+ + +
Но вернемся къ такъ называемымъ "образованнымъ людямъ". Что же после октября 17 года случилось съ консерваторами?

Часть ихъ стала саботировать большевиковъ. Почему? Изъ за идеи? Совсtмъ нетъ, только изъ за практики – ужъ очень все это большевики делали открыто и цинично. То ли дело Гучковъ или Керенскiй -- они, по крайней мере, надевали флеръ доранжъ въ бутоньерку. Саботажъ конечно долго не продолжался -- и 9/10 саботировавшихъ поспешило поступить къ новымъ господамъ. Только для соблюденiя пlриличiя, сначала менялись местами. Саботировавшiе въ M-ве Внутр. Делъ поступали въ нацiонализированный банкъ, а саботировавшiе банковскiе служащiе -- въ Коммиссарiатъ Вн. Делъ. Въ непродолжительномъ времени изъ нихъ выработались исправные cоветскie служащiе. Правда, некоторыя привычки, напр. критику и брюзжанiе, пришлось бросить -- за нихъ разстреливали -- но все остальное сохранилось въ прежнемъ виде... Внесли ли большевики въ это податливое и пассивное тело "искру Божiю", искру творчества? Отнюдь нетъ. Они -- люди практики. Теорiя была у нихъ столь же мертворожденна, какъ и у ближайшихъ партiйныхъ соседей. Они внесли другое -- но и это другое тоже крепкiй цементъ: искру ненависти, "искру сатаны". Они практики и держатся только паразитически, нейтрализуя однихъ противниковъ другими, стравливая ихъ между собою, возбуждая хищническiе, грабительскiе инстинкты.

И этимъ то цементомъ, обильно политымъ чужой кровью, и держится сейчасъ трещащiй по всемъ швамъ организмъ советской власти.

+ + +
Довольно значительная часть консерваторовъ бежала заграницу. И вотъ тутъ они начали разслояться на партiи -- причемъ въ виду отсутствiя действительныхъ убежденiй, за критерий бралось: при какомъ правительстве какой занимался постъ или какая игралась роль. Выскочившiе "на революцiи" деятели поступали въ к.д. или даже с.р., многie же прежнiе крупные чиновники и военные объявляли себя монархистами. Но и те и дpyгie сохранили свою основную черту -- психологiю консерватизма, т.е. п а с с и в н о с т ь, м е с т н и ч е с т в о / и / р у т и н е р с т в о. Mнoгie изъ этихъ людей, быть можетъ, искренно думаютъ, что они монархисты и что образуемыя ими группы суть монархическiя партiи -- въ действительности же все, что они могутъ создать, это только общества п л а т о н и ч е с к и х ъ / л ю б и т е л е й / м о н ар х i и -- не больше. Пора понять, что консервативный монархизмъ всегда былъ дешеваго качества и что онъ окончательно умеръ 2 марта 17 года. Теперь можетъ быть только одинъ с о з и д а т е л ь н ы й монархизмъ. Надо переменить прiемы и тактику. Стальную броню надо перелить на бронебойные снаряды и орудiя. Надо стать м о н а р х и с т а м и - n р е о б р а з о в а т е л я м и.

+ + +
Мы монархисты всегда въ принципе были противниками гражданской войны, какъ не достигающей своей цели -- ведь гибли главнымъ образомъ мобилизованные рyccкie красноармейцы, съ одной стороны (комиссары сидели въ тылу, латыши и китайцы "воевали по деревнямъ"), а съ другой стороны, цветъ нашего офицерства разменивался на тульскихъ или калужскихъ мужиковъ, совсемъ не бывшихъ коммунистами -- такихъ самыхъ мужиковъ, которые черезъ несколько летъ будутъ лучшими верноподданными своего Государя. Добровольческiя армiи были созданы не нами -- оне были продуктомъ комбинированной деятельности консерваторовъ вообще съ консерваторами республиканской теоретики. Провозглашался принципъ Учредилки съ одной стороны и возстановлялись институты губернаторовъ и при­ставовъ съ другой. Но типичнее всего было само фор­мированiе "белыхъ армiй" -- сразу было видно, что ихъ формировали не идейные борцы съ коммунизмомъ, а самые что ни на есть рутинные консерваторы (было правда два яркихъ исключенiя -- первые добровольческiе полки Корни­лова и отрядъ Светл. Князя Ливена), а именно: прежде всего организовывались штабы и заполнялись даже сверхъ штата. Назначались командиры корпусовъ, ординарцы, адъ­ютанты и т.д. Сразу же создавались органы военнаго осведомленiя и "политической информацiи" – занимавшiеся главнымъ образомъ собиранiемъ сплетенъ и "непроверенныхъ слуховъ", изъ коихъ составлялись очередныя сводки. По­думаешь -- сформирована армiя. Посчитаешь -- и роты не наберешь, съ генералами для порученiй и штабными писарями включительно. А неудача формировальщиковъ-консер­ваторовъ, какъ военныхъ, такъ и техъ, что пытались возсоздать гражданское управленiе мерами блаженной памяти времен­наго правительства -- ставилась въ вину идейнымъ монархистамъ, наименее ответственнымъ за все содеянныя глупости и преступленiя.

Часть этихъ же консерваторовъ, обильно представлен­ныхъ въ нашей эмиграцiи, является неудачными формироваль­щиками и въ деле монархическаго партiйнаго строительства. Но главный вредъ для нашего дела заключается въ томъ, что по инерцiи консерватизма эти люди въ своей работе руководствуются не психологiей адепта определенной идеи -- а психологiей лица, занимавшаго определенный постъ и посему требующаго для себя руководящей роли или отказы­вающагося отъ положенiя рядового бойца. Еще хуже то, что другiе люди, по той же инерцiи, бываютъ загипнотизи­рованы чьей-нибудь прежней должностью или званiемъ; поэтому нередко руководятъ монархическимь деломъ лица, отнюдь не соответствующiя потребностямъ даннаго момента (могущiя бороться активно и / с о з д а в а т ь), а соответство­вавшiя потребностямъ предыдущаго момента (умевшiя упи­раться и / о х р а н я т ь). Я отлично понимаю, что психологи­чески (все по той же инерцiи) трудно въ партiйной работе генералу подчиниться поручику и поручику требовать подчи­ненiя отъ генерала -- но ведь надо разъ навсегда сказать себе прямо. Да мы виновны въ томъ, что были нерадивыми слугами своего Государя и Родины. Да мы не сумели предотвратить случившееся. Теперь все мы – генералы, послы, флигель-адъютанты -- потеряли н р а в с т в е н н о е право именовать себя таковыми. Мы только рядовые бойцы. И пусть ведутъ насъ те, которые наиболее приспособлены къ новымъ условiямъ борьбы. Намъ надо с м и р и т ь с я. Наши бывшiе государственные люди забываютъ, что п о д л и н н ы й / м о н а р х и з м ъ есть прежде всего вопросъ в н у т р е н н е й русской политики -- а они делаютъ изъ Русскаго монархизма политику в н е ш н ю ю.

Такъ же стоитъ и вопросъ объ интервенцiи. Ведь если бы настоящiе монархисты (а не консерваторы) хоть на минуту допустили п р а в о чужого государства на вмеша­тельство во внутреннiя русскiя дела -- они были бы сами не въ праве теперь возмущаться вмешательствомъ Антанты въ дела Грецiи (противъ короля Константина) или Венгрiи (противъ дома Габсбурговъ). А что, если после интервенцiи намъ навяжутъ чуждую для насъ династiю или потребуютъ определеннаго государственнаго устройства? Прихожу къ выводу: монархистамъ надо отойти отъ консерваторовъ, от­межеваться отъ нихъ, кристаллизироваться. Надо произвести "переоценку ценностей". Пусть останется мало нapoдa ­-- но зато чистой воды. Только тaкie люди (особенно, если ихъ и д е й н ы й монархизмъ имеетъ за собой eщe о п ы т ъ прежней государственной и политической д е я т е л ь н о с т и) могутъ двинуть дело по верному пути. Ихъ задача -- подготовить к а д р ъ идейныхъ монархистовъ изъ состава техъ полу-консерваторовъ, которые хотятъ и могутъ eщe перевоспитаться. При размежеванiи съ консервативнымъ элементомъ темъ самымъ разрешится и вопросъ объ объеди­ненiи, ибо смогутъ быть споры, идейные люди всегда столкуются, въ крайнемъ случае образуютъ несколько различно верую­щихъ въ одни и те же идеалы группъ -- каковыя объединятъ свою работу на определенныхъ условiяхъ -- но местни­честву, комическимъ переговорамъ съ иностранными прави­тельствами, созданiю новыхъ партiй только для того, чтобы стоять во главе ихъ, взаимнымъ подкопамъ и соревнованiю самолюбiй будетъ положенъ пределъ. Намъ надо учиться у враговъ. Новый с о з и д а т е л ь н ы й / м о н а р х и з м ъ долженъ выработать новые методы борьбы, долженъ пере­смотреть свои программы.

Нужно дать хлебъ, а не камень народу, когда онъ сна­чала безсознательно, потомъ сознательно и, наконецъ, сти­xийно потянется къ Монархiи. Mне скажутъ – очистившись отъ консерваторовъ, насъ останется мало! Пусть! А со­знательныхъ революцiонеровъ-к о м м у н и с т о в ъ было много до 17 года? Ихъ было несколько десятковъ. Но они были сорганизованы, монолитны, ими была глубоко продумана и проаргументирована ихъ идеологiя. Ясно и твердо установивъ теорiю -- ровно постольку, поскольку это было нужно они перешли къ практике, въ данномъ случае къ подготовке кадра спецiально образованныхъ людей, къ организацiи на о.Капри ш к о л ы / к о м м у н и с т о в ъ, ш к о л ы / п р о n аг а н д и с т о в ъ / и агитаторовъ. Они подготовили кадры, выждавъ благопрiятный моментъ, использовали преду­гаданный ими стихiйно возникавший процессъ. Намъ нужно итти теми же путями -- воспользовавшись ихъ опытомъ, учитывая и не повторяя сделанныхъ ими ошибокъ. Наша работа будетъ легче -- слишкомъ много козырей даетъ намъ cpaвненie прошлаго съ настояuцимъ.

К о л и ч е с т в а сторонниковъ намъ не нужно – нужно качество. Народныя движенiя не подготовляются отдельными людьми, они происходятъ стихiйно -- надо только уметь ихъ использовать. Организовать можно только выявленiе уже наросшаго движенiя, т. е. самый п е р е в о р о т ъ. Россiя не проститъ намъ, если къ моменту н а ч а л а / д в и ж е н i я мы не дадимъ ей к а д р а монархистовъ, которые смогутъ ясно, логично и веско доказать то, что къ тому времени будетъ носиться въ умахъ eщe только подсознательно, -- людей, достаточно знакомыхъ съ теоретикой, какъ коммунистовъ, такъ с.р. и к.д., чтобы успешно выдержать публичный диспутъ съ представителями любого теченiя. Процессъ укрепленiя внутренняго, интуитивнаго монархическаго убежденiя въ нapoде растетъ (достаточно для этого постарались революцiонеры всехъ мастей) -- надо только дать с л о в а, дать аргументы, подвести фундаментъ подъ еще неясныя мысли... Для этой цели нужны убежденные и политически образованные м о н а р х и с т ы - а г и т а то р ы.

Россiя не проститъ намъ, если къ моменту п е р е в о р о т а, къ моменту возстановленiя монархiи -- мы не дадимъ ей кадра государственныхъ деятелей и трудоспособныхъ спецiалистовъ по всемъ отраслямъ, деятелей -- политически образованныхъ, съ ясно выработанной программой. Они будутъ основой будущаго возсозданiя нашей родины. Помощники имъ найдутся такie, которые подъ ихъ руководствомъ вероятно во многомъ и скоро перерастутъ своихъ учителей на указанномъ ими пути. Если эти учителя сумеютъ у к а з а т ь / п р а в и л ь н ы й / п у т ь / и двинуть по этому пути массы -- дело ихъ будетъ сделано. И то будетъ ужъ много. Не следуетъ забывать, что глубокiй, выстраданный и вымоленный монархизмъ, спаянный страданiемъ и кровью, выковывается теперь именно и только въ Россiи подъ большевистскимъ молотомъ. Правда, это монархизмъ чувства, м о н а р х и з м ъ / и н с т и н к т и в н а г о / п о р ы в а -- но его надо будетъ сразу же дополнить мо­нархизмомъ холоднаго разума, е г о / т о должны подгото­вить и дать именно мы, могущie пока eщe на свободе и въ безопасности спокойно отточить оружiе своей мысли. Намъ нужно прежде всего ясно понять и проникнуться убежденiемъ, что настоящая работа в н у т р и / Р о с с i и; что наше эмиграцiонное положенiе -- передышка; что, если мы не используемъ этого времени и не п о д г о т о в и м ъ / с е б я для работы въ стране, намъ не простятъ те, которые тамъ остались, -- ни нашей безопасности, ни техъ относительныхъ удобствъ, которыми мы здесь пользуемся.

Н у ж н о / о р г а н и з о в ы в а т ь / ш к о л ы / а г и т а т о р о в ъ.

Быть можетъ мне скажутъ, что говорить во всеуслы­шанie подобныя вещи о / с в о и х ъ нельзя, скажутъ, что нельзя обнаруживать при противнике свои слабыя места, скажутъ еще много громкихъ словъ. Это не такъ. Если мы слабы и не организованы, то наши враги это отлично знаютъ. Плохо то, что не знаемъ этого м ы -- и потому почiемъ на лаврахъ и не организуемся. Бояться въ этой области огласки -- тотъ же консерватизмъ, ибо мы забы­ваемъ, что не мы находимся у власти -- а лишь находящаяся у власти группа принуждена скрывать свою слабость, дабы противники не решились на смелое выступленiе про­тивъ нея; если же партiя стремится къ завоеванiю власти ­-- она должна с к р ы в а т ь свою силу; чтобы легче захватить противника врасплохъ. Что же касается высказываемыхъ мною предположенiй организацiоннаго характера -- то, во-­первыхъ, принципы, взятые въ основу ихъ -- обще-известны, а во вторыхъ, я не вижу иного, кроме печати, пути, чтобы пробудить эти мысли въ широкихъ кругахъ монархически мыслящей молодежи. Наконецъ мнoгie монархисты, чувству­ющiе, что въ монархической работе творится что-то неладное, мнoгie, г о т о в ы е / с т а т ь / м о н а р х и с т а м и, но колеблющiеся, видя множество ошибокъ, творимыхъ якобы монархистами и видящiе въ этомъ слабость не людей, а са­мой идеи -- поймутъ, что они тоже смешивали понятiя "монархистъ" и "консерваторъ" -- и обвиняли первыхъ въ грехахъ последнихъ.

Во всякомъ случае, если я не правъ -- пусть вокругъ этого вопроса возникнетъ полемика: “Du choc des opinions jaillit la veritе."

Г. Лукьяновъ.

 

Связные ссылки
· Ещё о Двуглавый Орелъ
· Новости Admin




На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..