МЕЧ и ТРОСТЬ
20 Июн, 2018 г. - 18:53HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ШАХМАТОВ Мстислав Вячеславович    (18881943) - историк, юрист. Окончил юридический факультет Петербургского университета, ученик М.Дьяконова, затем преподавал на этом факультете. Автор работы "Обзор истории кодификации духовных законов православной греко-российской церкви с конца XVIII в. по настоящее время" (Журн. Мин-ва юстиции, 1917, №2, 8). --- С 1922 в эмиграции, профессор Русского юридического факультета в Праге, один из основателей и член Русского исторического общества в Праге. В 1926 защитил магистерскую диссертацию "Опыты по истории древнерусских политических идей, ч. 1: Учение русских летописей домонгольского периода о государственной власти (кн.1. Начало соборности: кн.П. --- Начало единоличной власти)", в которой на основе многочисленных источников проанализировал политико-правовые воззрения древнерусских авторов. Выдвинул идею взаимодействия двух начал (единоличной власти и соборности) в истории российского государства. Последовательно проводил эту идею в других исследованиях по истории древнерусской политической мысли: "Подвиг власти: опыт по истории древнерусских политических идей" (Евразийский временник, 1923, кн.З); "Государство правды: опыт по истории древнерусских политических идей" (Там же, 1925, кн.4); "Платон в Древней Руси" (Зап. РИО, 1930, т.2) и др. Докторская диссертация Ш. посвящена истории органов исполнительной власти (приказного и воеводского управления, т.н. "приставов") и их деятельности в эпоху Московского царства (опубл. в "Записках" Рус. науч.-исслед. объединения в Праге в 1935-37 по частям: "Исполнительная власть в Московской Руси", "Компетенция исполнительной власти в Московской Руси, ч. 1: Внутренняя охрана государства", "Компетенция исполнительной власти, ч.11: Охрана личности"). Рассматривая Московское государство как сословную монархию, основанную на правовых принципах, Ш. анализирует вопрос об охране государя и охране общества, жившего по "государственному уставу" всеобщего закрепощения сословий". Вопросам правовых отношений Московского государства посвящена еще одна работа Ш. "Купчие грамоты в Московской Руси" (Зап. Рус. науч. ин-та в Белграде, 1931, вып.З). --- Важное значение для истории исторической науки имела публикаторская деятельность Ш., его архивные разыскания в архивохранилищах Латвии и Эстонии. Им была найдена и опубликована "Челобитная московского "мира" царю Алексею Михайловичу 10 июня 1648 г.", содержащая ходатайство о созыве Земского собора для составления нового Уложения. --- Лит.: Пашуто В.Т, Русские историки-эмигранты в Европе.М., 1992. --- Арх.: ГАРФ, ф.5891, оп.1, д.24, Л.102-104. --- Л. Демина М. Мохначево ---

    ШАХОВСКАЯ Зинаида Алексеевна    (род. 1906, Москва) - поэт, прозаик, литературный критик, журналист. Родилась в семье, принадлежавшей к старинному княжескому роду. Отец ее - князь Алексей Николаевич Ш., статский советник, прослуживший много лет по департаменту герольдии, был награжден чином камергера за книгу для молодежи "Что нужно знать каждому в России" (1912). Свое имя Ш. получила в честь прабабушки - Зинаиды Карловны Росси, дочери знаменитого зодчего. Детские годы Ш. прошли в Тульской губернии в имении Матово. В сентябре 1916 выдержала экзамены в 7-й класс Екатерининского института в Петрограде, но успела проучиться лишь 6 месяцев. Разоренный дом в имении Матово, арестованные и по дороге убитые брат и сестра отца, мать, отправленная в следственную тюрьму ЧК в Москве, любимые собаки, отравленные крестьянином, - все это отразится впоследствии в рассказе-воспоминании "Собачья смерть" (1978). --- В 1920 с матерью и сестрами эмигрировала из Новороссийска (оставшийся в России отец умер в 1921 в рязанском имении). Продолжала образование в колледжах Константинополя, Брюсселя, Парижа. В Брюсселе общалась с участниками литературного объединения "Единорог"; К.Льдовым, Л.Страховским, И.Наживиным. Находилась под сильным влиянием Н.Гумилева (оставившего свои рукописи К.Льдову). В позднейшей статье о Гумилеве (1971) называла его "самым героическим поэтом Серебряного века", видела у него ту же тягу к простоте, слиянию "реализма и духовности", то же стремление находить "упоение в бою", что и у Пушкина: высоко ставила его переводы французских поэтов. --- В Париже представляла брюссельский журнал "Благонамеренный", который редактировал ее брат Дмитрий, впоследствии ставший архиепископом Иоанном. В 1926 вышла замуж за С.Малевского-Малевича; их венчал в парижском Сергиевом подворье отец Сергий Булгаков. В конце 20-х - начале 30-х участвовала в работе Парижского союза молодых писателей и поэтов (А.Эйснер, Ю.Софиев, А.Штейгер, Вл.Смоленский) и, по словам Г.Адамовича, отлично усвоила "общепарижский поэтический стиль. Немного иронии, немного грусти, остановки именно там, где ждешь развития темы: рецепт знаком. Но пользуется им Шаховская с чутьем, находчивостью и вкусом". Сама Ш. позднее отмечала свою "черноземную, деревенскую жилку", "жизнерадостность и твердое намерение противостоять превратностям судьбы", что выделяло ее из этой литературной среды. Писала по-русский и по-французски в различных европейских и эмигрантских изданиях, переводила русских поэтов. В Брюсселе вышли сборники стихов "Двадцать одно" (1927, под псевд. "Зинаида Сарана"; Сарана название имения в Пермской губернии), "Уход" (1934) и "Дорога" (1935), замеченные эмигрантской критикой. --- В 1940 Ш. находилась в санитарных войсках французской армии, потом принимала участие в движении Сопротивления на юге Франции. В январе 1942 друзья помогли ей перебраться в Англию, где находился ее муж. В Лондоне работала редактором Французского информационного агентства. В 1945-48 военный корреспондент при союзных армиях в Германии, Австрии, Италии, затем в Греции. Передавала репортажи с Нюрнбергского процесса. Награждена орденом Почетного легиона. Широкую известность принесли Ш. романы, написанные по-французски под псевдонимом Жак Круазе и исторические исследования. Лауреат премии Парижа (1949), дважды лауреат французской^Академии. --- Много путешествовала по Африке, США, Канаде, Мексике. В 1956-57 жила с мужем в Москве. Результатом осмысления всего виденного и пережитого стали книги мемуаров, воспоминаний и очерков. Первые четыре тома воспоминаний под общим названием "Tel est mon si6cle" ("Таков мой век") охватывают период с 1910 по 1950. "Несмотря на их "космополитичность", во всех четырех, а не только в двух первых томах, Россия и русские ...всегда присутствуют", - писала Ш. Впечатления о пребывании в Москве составили книгу "Ма Russie Habillee en URSS" (1958), переведенную с французского на многие языки: прочитав ее, генерал де Голль отметил в письме Ш.: "Ваша Россия есть то, что она есть, была тем, чем она была, будет тем, чем она будет. Во что бы ее ни "одевали", ничто не может переменить ее сущность ...очень большого, очень дорогого, очень человечного народа нашей общей земли". --- В 1960-68 Ш. заведовала русской секцией французского радио и телевидения, в 1968-83 возглавляла редакцию газеты "Русская мысль". Сотрудничала во многих литературных журналах Бельгии, Швейцарии, США, Франции, Член Общества французских писателей, Пен-клуба и Синдиката французских критиков. В послевоенные годы в газете "Возрождение" и в "Новом журнале" печатались новые стихотворения Ш., в 1970 вышел поэтический сборник "Перед сном" с предисловием Адамовича. --- Основными в мироощущении Ш. являются христианские идеи любви и жертвенного служения людям, активность жизненной позиции. В стихотворении "Без денег, даже без друзей" она утверждает: "И в страшный час земной разлуки - / Благословенно бытие, - / Прими, Христос, пустые руки / И сердце полное мое". Тема родины - одна из главных тем творчества Ш. В статье "От частного к общему", задавая себе вопрос о том, почему после стольких лет пребывания за границей она считает себя русской, Ш. писала: "Ответ один - я принадлежу к русской культуре, то есть к чему-то, что единственное составляет народность и к себе притягивает", хотя русская культура и создавалась не одними русскими. Вместе с тем Ш. считала "за особую привилегию" свою принадлежность к французской культуре. --- Очерки-воспоминания и материалы из личного архива о писателях-эмигрантах собраны в книге "Отражения" (Париж, 1975). Среди тех, с кем дружила Ш., - А.Ремизов, В.Набоков, М.Цветаева, В.Ходасевич, Е.Замятин и мн. др.; ее ценили И.Бунин, И.Шмелев, Б.Зайцев, их письма - памятники человеческих отношений. Воспоминания Ш. - стилистически изящные, написанные с юмором, лаконичные. "Я принадлежу к тем, которые верят, что жизнь писателя неотделима от его творчества, что они необходимо складываются вместе ...и что нельзя понять его произведения, игнорируя его биографию", - писала Ш. в предисловии к книге "В поисках Набокова" (Париж, 1979) - первой монографии о его творчестве на русском языке. В книге прослеживается путь писателя: личные воспоминания о нем перемежаются с мнениями других людей. Набоков предстает в отношении к России, к женщине, к русской и зарубежной литературе, к таким писателям как Пушкин, Гоголь, Жуковский, Достоевский, Л.Толстой, Бунин. Увидев основу его творчества в интеллектуальной игре, Ш. заметила в писателе "намечающуюся бездуховность" и "отсутствие внутреннего стержня". Назвав его "самым большим писателем своего поколения", "литературным и психологическим феноменом", она высказала опасение: "Что-то новое, блистательное и страшное вошло с ним в русскую литературу и в ней останется. Он будет - все же, вероятнее всего - как Пруст, писателем для писателей, а не как Пушкин - символом и дыханием целого народа. На нем заканчивается русский Серебряный Век". Сущность его трагедии, по мнению Ш., в утрате родины; отражение изгнанничества как вынужденного раздвоения она усматривает в постоянном сопоставлении мира воображаемого и реального. --- Всю свою жизнь Ш. остается пропагандистом и защитником российской словесности и культуры. Одной из первых она стала поддерживать А.Солженицына, написала о нем не одну статью еще до его изгнания из страны. Заслугу писателя Ш. видит "в том, что он говорит нам о вечном новыми словами" и несет через все свои книги образ "внутренней и независимой от тирании свободы", показывая и путь к ней. Отвечая на вопрос, поставленный в названии своей книги "Одна или две русские литературы?" (Женева, 1989), Ш. утверждает, что "эмиграции осуждены на умирание, и только посмертно то, чем они жили, то, для чего они жили, возвращается к истокам, не задержавшись навсегда в странах, где они были гостями...". --- Соч.: Рассказы, статьи, стихи. Париж, 1978: В поисках Набокова. Отражения.М., 1991. --- Лит.: Бондаренко В. "Свет серебряного века" // Слово, 1991, № 4; Богословский А.Н. Поэты русского зарубежья - соотечественникам // Человек, 1993. № 3. --- Т. Петрова ---

    ШЕСТОВ Лев Исаакович    (наст. фам. и имя Шварцман Иегуда Лейб) (31.1.1866, Киев 20.11.1938, Париж) - философ-экзистенциалист и литератор. Родился в традиционной еврейской семье. Отец, Исаак Моисеевич Шварцман, был крупным коммерсантом, купцом 1-й гильдии. Выходец из небогатой среды, он создал собственное большое дело - мануфактурную торговлю "Мануфактурные склады Исаака Шварцмана". Отличался незаурядным знанием древнееврейской письменности и пользовался авторитетом в еврейской общине. Интересовался зарождавшимся сионистским движением, общался с его учредителями и помогал им. Сын, однако, остался чужд всем этим интересам отца. Свое обучение Ш. начал в Киеве, но заканчивал гимназию в Москве. В 1884 поступил на физико-математический факультет Московского университета, затем перешел на юридический факультет, один семестр учился в Берлине, окончил университет уже в Киеве в 1889. Диссертация его была посвящена рабочему движению и отвергнута цензурой. По окончании университета, в 1890-91, проходил военную службу как вольноопределяющийся, короткое время был помощником присяжного поверенного в Москве. --- В 1891 вернулся в Киев, чтобы помочь отцу. Опубликовал ряд статей по финансовым и экономическим вопросам. Это был период интенсивных литературных и философских занятий, первых литературных опытов, углубленного изучения В.Шекспира, оказавшего на Ш. большое влияние. В 27 лет опубликовал книгу "Шекспир и его критик Брандес". --- Участвовал в торговом деле отца до конца 1895, когда заболел острым нервным расстройством, вызванным, вероятно, гнетущей атмосферой предприятия. В 1896 отправился за границу для лечения, побывал в Вене, Карлсбаде, Берлине, Мюнхене, Париже и др. В начале 1897 переехал из Берлина в Рим, здесь познакомился, а в феврале 1897 женился на православной русской девушке Анне Елизаровне (Елеазаровне) Березовской, студентке-медичке. Религиозная нетерпимость отца заставила Ш. долгие годы хранить этот брак в тайне и препятствовала возвращению семьи 1В. в Россию. В течение 10 лет Шестовы жили врозь, в разных городах, чтобы скрыть брак от родителей. Отец Ш., видимо, так и не узнал о нем, а матери он признался после смерти отца. По русским законам брак этот был недействительным, а дети, рожденные в нем, - незаконнорожденными. В 1897 у Ш. родилась дочь Татьяна, в 1900- дочь Наталья. С согласия Ш. дети были крещены. С осени 1908 Ш. воссоединился с семьей. --- В 1898-1902 Ш. жил в Берлине, Италии, Швейцарии, наезжая на время в Петербург и Киев. К этому времени относится его знакомство и дружба с С.Дягилевым, сотрудничество в журнале "Мир искусства". В Лозанне закончил книгу о Толстом и Ницше, начал работу о Достоевском и Ницше. В ноябре 1903 из-за болезни отца вернулся в Киев и до осени 1908 работал в семейном деле. Осенью 1908 поселился с семьей во Фрейбурге (Германия), с марта 1910 жил с семьей, главным образом, в Швейцарии, в маленьком городке Коппе на берегу Женевского озера, занимаясь классической европейской философией и богословием. Здесь он открыл для себя нового героя М.Лютера; изучал труды средневековых мистиков и схоластов, многотомные немецкие истории догматических учений, средневековой церкви, лютеранства: в этот период (1910-13) практически не писал. В 1913 начал работу над новой книгой - "Sola fide", однако, не успев ее закончить, в 1914в связи с началом 1 -и мировой войны вынужден был вернуться в Россию (начатая рукопись осталась за границей; в 1920, уже находясь в эмиграции, Ш. удалось ее вернуть: частично главы из этой рукописи и высказанные в ней идеи вошли в другие его книги или были опубликованы отдельно, а целиком рукопись "Sola fide" была издана уже после смерти Ш. в Париже в 1966). --- В Москве Ш. поселился на Плющихе, общался с Вяч.Ивановым, С.Булгаковым, Н.Бердяевым, Г.Шпетом, М.Гершензоном и др. Революцию встретил в Москве, отнесся к ней без энтузиазма. После гибели на фронте единственного сына в 1918 переехал с семьей в Киев. Здесь читал в Народном университете курс лекций "История древней философии", выступал с докладами и публичными лекциями. В октябре 1919 семья из Киева перебралось в Ялту в надежде выехать оттуда за границу. По ходатайству Булгакова и профессора Киевской духовной академии И.Четверикова, а также благодаря широкой известности своих трудов Ш. с декабря 1919 был зачислен приват-доцентом Таврического университета. Однако уже в начале 1920 Ш. с семьей из Ялты выехал в Севастополь, оттуда - в Константинополь, а затем через Италию в Париж. --- Во Франции Ш. прожил до конца жизни. До 1930 жил в Париже, в 1930-38 - в парижском предместье, где вел очень замкнутую жизнь. С июня 1921 Ш. - член Русской академической группы. В феврале 1922 он был назначен преподавателем (1 час в неделю) историко-филологического факультета Русского отдела Института славяноведения при Парижском университете. Здесь Ш. почти 16 лет читал свободные курсы по философии ("свободные" - потому что всегда читал и говорил только о тех проблемах философии, которые занимали его в данный момент): "Русская философия XIX столетия", "Философские идеи Достоевского и Паскаля", "Основные идеи древней философии", "Русская и европейская философская мысль", "Владимир Соловьев и религиозная философия", "Достоевский и Кьеркегор", "Религиозно-философские идеи Толстого и Достоевского". В эти годы произведения Ш. публиковались в переводах на европейские языки; он выступал с публичными лекциями и докладами в Германии и Франции; в 1936 по приглашению культурного отдела рабочей федерации посетил Палестину, читал лекции в Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе. Репутация Ш. в среде французских интеллектуалов была очень высока; он находился в тесном творческом общении с Э.Гуссерлем, М.Хайдеггером, Л,Леви-Брюлем, Б.Фонданом и др. С 1925 член президиума Ницшевского общества, член Кантовского общества. --- В декабре 1937 тяжело заболел (кишечное кровотечение), после выздоровления силы восстановить полностью не смог ив 1938 прекратил чтение лекций. В октябре 1938 заболел бронхитом, который перешел в туберкулез. Умер в клинике Буало, похоронен на Новом кладбище в Булони, предместье Парижа, в фамильном склепе. --- Ш. - один из самых своеобразных мыслителей начала XX в., предвосхитивший основные идеи позднейшего экзистенциализма. По свидетельству людей, близко знавших Ш., писать он не любил: вынашивал свои мысли в уединенных прогулках и только после этого заставлял себя "закрепить" их на бумаге; язык его произведений отличается классической простотой, точностью и эмоциональностью. Творчество Ш. насыщено темами великой русской литературы, анализом наследия ряда крупнейших писателей и мыслителей - Ницше, Достоевского, Толстого, Шекспира, Паскаля, Лютера, Кьеркегора. После появления первых публикаций Ш. приняли за литературного критика, и он сам отчасти так считал. Главная тема философии Ш. - трагизм индивидуального человеческого существования, переживание безнадежности, Ш. отвергает возможность рационального достоверного суждения о смысле мироздания, не верит логике как единственному способу познания окружающего и пытается найти другие формы проникновения в тайны мира. Знание рассматривается им как источник грехопадения человеческого рода, подпавшего под власть "бездушных и необходимых истин" и утратившего свободу. Человек - жертва законов разума и морали, жертва универсального и общеобязательного.Ш. восстает против диктата разума над сферой жизненных переживаний, борется за личность против власти общего, за индивидуально-неповторимое. Освобождения от оков необходимости, от законов логики и морали Ш. ищет в Боге, он хочет вернуться в рай, к подлинной жизни, которая находится по ту сторону познанного добра и зла. По существу основная тема размышления Ш. - конфликт библейского откровения и греческой философии. Вера дает ему возможность прорыва к тайнам мира и их постижению. --- Соч.: Избр. соч.М., 1993; Соч.: В 2-х т. М" 1993. --- Лит.: Баранова-Шестова Н. Жизнь Льва Шестова. Париж, 1983. --- М. Куликова ---

    ШЛЁЦЕР Борис Федорович    (8.12.188 1, Витебск - 7.10.1969, Париж) - журналист, философ, музыкальный критик.Ш. вырос в музыкальной семье. Мать, Мария Александровна Ш. (бельгийского происхождения), училась у Т.Лешетицкого (фортепиано); дядя, Павел Юльевич (Августович) Ш. - пианист, композитор, профессор Московской консерватории, в классе которого занимались Е.Гнесина, В.Исакович (первая жена А.Скрябина), Л.Сабанеев, Ю.Померанцев, Г.Беклемешев, Д.Корнилов.Ш. учился в Московском университете, затем продолжил обучение на философском отделении университета Брюсселя (социология). В 1901 защитил докторскую диссертацию на тему "Эгоизм". Теорию музыки Ш. изучал в Париже. В начале 900-х возвратился в Россию в качестве политического корреспондента одного из брюссельских журналов, жил в Петербурге и Москве. Посвятил себя глубокому изучению философии, эстетики и теории музыки; выступал как лектор и публицист. --- В 1902 произошла первая встреча Ш. с А.Скрябиным, творчеством которого он беспредельно восхищался. В том же году Ш. переехал в Москву вместе с сестрой Татьяной, ставшей впоследствии второй женой Скрябина. Ш. вошел в число близких друзей Скрябина, был искренним поклонником эстетических и философских концепций композитора, на становление и развитие которых сам оказал сильнейшее влияние.Ш. пропагандировал музыку Скрябина, стараясь в своих статьях и докладах дать интерпретацию ее философского содержания: утверждал, что ряд произведений Скрябина (Поэма экстаза, Третья симфония) знаменуют собою "начало новой эпохи культуры". --- Во время революции 1917 Ш. занялся организацией музея музыкальных инструментов в Петрограде. В 1918 переехал в Киев, где пытался создать музей урбанизма. Затем некоторое время жил в Крыму. В 1920, покинув Россию, Ш. обосновался сначала в Константинополе, позже - в Брюсселе, где закончил 1-й том начатой еще в Крыму (1919) первой монографии о Скрябине (А.Н.Скрябин, T.I: Личность. Мистерия. Берлин, 1923): 2-й том сочинения так и не был завершен. --- С 1921 Ш. поселился в Париже. Здесь при посредстве и по рекомендации С.Прокофьева он стал секретарем редакции журнала "La Revue Musicale". В журнале периодически печатались его статьи. В то же году началось постоянное сотрудничество Ш. с "Nouvelle revue frangaise", где он регулярно, с 1921 по 1957, за исключением 1940-47, публиковал свои хроники.Ш. печатался и в др. европейских журналах. За долгие годы деятельности как хроникера и остроумного наблюдателя музыкальной жизни Ш. накопил обширные познания, которые служили материалом его книг, бесчисленных статей, этюдов, докладов, новелл (повестей). В 1929 была опубликована работа Ш. об И.Стравинском, с которым автор сблизился после приезда в Париж ("lgor Stravinsky"). В статье "Продолжение записок Гринкевича" Ш. дал оценку деятельности русского дирижера С.Кусевицкого как одного из лучших исполнителей симфонических произведений Скрябина. --- Знакомство с воззрениями Нищие, Гегеля и др. философов оказало на Ш. немалое влияние. Он пересмотрел многие философские понятия, развил, скорректировал и создал свою музыкальную философскую систему. Музыкальный язык, эмоции и структуры музыкальной выразительности, взаимооношения формы и содержания, их коммуникации, связи между произведением и слушателем, творческое сознание - все эти проблемы оказались в центре его философских изысканий. В 1947 вышла книга Ш. "Введение в И.С.Баха", в которой автор доказывает, что классические воззрения на вопросы музыкальной теории и музыкальной эстетики устарели. Это фундаментальное исследование положило начало общему "вторжению" в основы теории и эстетики музыки. Анализу элементов произведения он противопоставляет глобальное понимание динамических его структур, пассивному изучению - восстановление того, "что было задумано композитором", наконец, "прямолинейной" идее о том, что музыка - это всего лишь экспрессия чувств - концепцию творца, созидающего себя в процессе творчества. Позднее книга была переиздана на испанском и немецком языках. Ее логическим продолжением и углубленным рассмотрением намеченных проблем явилась работа "Проблемы современной музыки" (Париж, 1959), которую Ш. написал в соавторстве со своей племянницей Мариной Скрябиной (дочерью композитора). --- В 1953 Ш. примкнул к основанной П.Булезом музыкальной группе "Domaine musical", которая организовывала концерты из произведений современных композиторов. Одним из первых во Франции Ш. сумел распознать исторический и эстетический смысл и значение Новой венской школы и поставил задачу объяснить принципы додекафонной и сериальной музыки. --- Критические статьи Ш. на музыкальные темы пронизывают тонкие аналогии с русским литературным творчеством, пропагандистом которого во Франции выступал Ш. Он работал над проблемой перевода с русского языка литературных произведений и познакомил Францию с творчеством А.Чехова. Он создал глубокую и оригинальную биографию Н.Гоголя, переводил на французский язык сочинения ФДостоевского.Ш. был известен как поэт. --- Соч.: От индивидуализма ко всеединству // Аполлон. 1916. № 4-5. --- Лит.: Дельсон В. Скрябин, Очерки жизни и творчества.М., 1971. --- С. Разумова ---

    ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич    (21.9.1873, Москва - 24.6.1950, Бюси-ан-От, Франция) писатель. Предки Ш. - из крестьян-староверов Богородского уезда Московской губернии, отец - подрядчик (строил трибуны на открытии памятника Пушкину), умер, когда сыну было 7 лет. Детство, проведенное в Замоскворечье, в патриархальной семье, среди купеческого и мещанского люда, стало главным истоком творчества Ш.: "Здесь, во дворе, я увидел народ... Здесь я почувствовал любовь и уважение к этому народу, который все мог... Двор наш для меня явился первой школой жизни самой важной и мудрой. Здесь получились тысячи толчков для мысли. И все то, что теплого бьется в душе, заставляет жалеть и негодовать, думать и чувствовать, я получил от сотен простых людей с мозолистыми руками и добрыми для меня, ребенка, глазами". Окончив гимназию, поступил в 1894 на юридический факультет Московского университета, посещал лекции КЛимирязева, В.Ключевского, А.Веселовского. Журнал "Русское богатство" (1895, № 7) опубликовал его рассказ "У мельницы". В октябре 1895, женившись, Ш. совершил свадебное путешествие в Валаамский монастырь; книга очерков "На скалах Валаама" была задержана по распоряжению обер-прокурора Синода К.Победоносцева. Последовавшая затем продажа неразошедшегося тиража, обезображенного цензурой, букинисту за гроши надолго отвратила молодого автора от литературы. Спустя 40 лет Ш. создал новую редакцию этого повествования под названием "Старый Валаам" (Париж, 1935). --- Окончив в 1898 университет, работал помощником присяжного поверенного в Москве, чиновником для особых поручений во Владимире. Открыл в это время для себя русскую деревню, а в путешествиях по Оке и Каме, в поездках в Сибирь - многообразие русской природы. По словам Ш., его "подняло" "движение девятисотых годов"; после рассказов, посвященных описанию природы ("Под небом", "К солнцу"), он обратился к социальным темам ("Вахмистр", "По спешному делу", "Распад", 1906; "Иван Кузьмич", "Гражданин Уклейкин", 1907). Для героев Ш. революция - очистительная сила, под ее влиянием они осознают новую правду. Печатался в "Русской мысли", "Детском чтении". Получив в 1907 отставку, поселился в Москве, участвовал в "средах" Н.Телешова, в 1910 вошел в Товарищество "Знание" и, несмотря на начавшееся расслоение писателей демократической ориентации. оставался типичным "знаньевцем". Всероссийскую славу принесла Ш. написанная в излюбленной им форме сказа повесть "Человек из ресторана" (1910). Критики сравнивали появление ее с дебютом Ф.Достоевского, но, продолжая традицию "бедных людей", повесть при всем ее социально-обличительном звучании несла в себе и новый пафос утешения, которое оскорбленная душа официанта Скороходова обрела в вере. --- На события 1-й мировой войны Ш" живший в это время в калужском имении, откликнулся сборником рассказов "Суровые дни"; неприятие войны как самоистребления озверевших людей получило также выражение в повести "Это было" (М., 1919). Горячо приветствовал Февральскую революцию, выступал на митингах, в качестве корреспондента "Русских ведомостей" встречал в Сибири освобожденных политкаторжан, сотрудничал в газете "Власть народа". Однако размышления о начавшемся переустройстве общества привели Ш. к мысли, что оно не будет понято темной, косной массой народа. Октябрь не принял, но вначале не терял оптимизма; 17.11.1917 записал: "Разрушение и хаос, куда не поглядишь... Что ж, умирает жизнь? Рождается..., только мы-то старыми глазами ясно не видим этого... Смерти нет для Великой Страны". В 1918 уехал в Крым, где в 1920 купил "дачку". О тогдашней его растерянности свидетельствует повесть "Неупиваемая чаша", поэтическое житие крепостного художника, "чистотою и грустью красоты" которой восхищался в письме к Ш. Томас Манн. Тогда же создал цикл из семи сказок, написал на материале 1-й мировой войны рассказ "Чужой крови" (1918-23). --- После разгрома Врангеля большевики пощадили писателя, но расстреляли его единственного сына - офицера, смерть которого потрясла Ш. Впоследствии он писал: "Свидетельствую: я видел и испытал все ужасы, выжив в Крыму с ноября 1920 по февраль 1922 года. Если бы случайное чудо и властная международная комиссия могли получить право произвести следствие на местах, она собрала бы такой материал, который с избытком поглотил бы все преступления и все ужасы избиений, когда-либо бывших на земле!" 20.11.1922 Шмелевы выехали из Москвы в Берлин, через 2 месяца перебрались в Париж. Лето 1923 провели у И.Бунина в Грассе, где Ш. дописывал эпопею "Солнце мертвых", самую, по словам А.Амфитеатрова, "страшную книгу, написанную на русском языке", - о большевистском терроре и гододе в Крыму.Ш. не рассказывал о своем личном горе, но Т.Манн, Г.Гауптман, Р.Киплинг, Р.Роллан почувствовали общечеловеческое звучание книги. Это "кошмарный, окутанный в поэтический блеск документ эпохи", - писал Т.Манн. Произведения Ш. появлялись в газетах "Возрождение", "Руль", "Сегодня", "Последние новости", "За свободу", в журналах "Русская мысль", "Окно", "Иллюстрированная Россия", наиболее значительные - в "Современных записках" ("Про одну старуху", "Н'а пеньках", 1925; романы "История любовная", 1927: "Солдаты", 1930). В 1927 и в 1928 два сборника, включавшие, главным образом, дореволюционные сочинения Ш., были изданы в СССР. В Европе Ш. не смог прижиться и принять ее идеалы. Фиксируй в настоящем одичание человека, торжество варварства и низости, он видел залог России в ее прошлом, в православии. Чувством утраты родины и светом воспоминаний пронизаны сборники рассказов и очерков "Про одну старуху. Новые рассказы о России", "Степное чудо, сказки", "Свет разума. Новые рассказы о России", "Въезд в Париж. Рассказы о России зарубежной", "Родное. Про нашу Россию. Воспоминания, рассказы", "Няня из Москвы". А.Труайя так обозначил ведущую тему творчества Ш.: "За тысячи километров от России (он] с упоением пишет о ней. Он переполнен любовью, надеждой, скорбью за землю своих предков. Теперь его единственная цель рассказать то, что таится в его памяти, ничего не растерять из этого сокровища, поведать миру наследие своих последних воспоминаний". --- Не столько из-за монархизма, сколько благодаря православию - "исконному, кондовому, наполняющему жизнь и самому по себе являющемуся политической программой" (как писал критик В.Рудинский), Ш. оказался на крайне правом фланге эмиграции. Это привело к "выживанию" его из эмигрантской периодики, прежде всего из "Современных записок", ведущие критики которых обвинили Ш. в "полицейщине" и "черносотенстве". Их оппоненты объясняли такого рода упреки тем, что Ш. "осмелился защищать историческую Россию против революции". После рецензии Г.Адамовича на сборник "Росстани" (Белград, 1932) сам Ш. в письме в редакцию "Современных записок" отнес его "игриво-глумливые", "безответственные" замечания ("Росстани" - рассказ о "благополучии разбогатевших банщиков") на счет того, что рецензенту "оказался недоступен внутренний лик произведения". --- Писатель обрел и своего читателя - верующего русского изгнанника, и своего критика. Наиболее глубокое и тонкое прочтение Ш. дал И.Ильин: "Шмелев прежде всего русский поэт по строению своего художественного акта, своего содержания, своего творчества. В то же время он - певец России, изобразитель русского исторического, сложившегося душевного и духовного уклада, и то, что он живописует, есть русский человек и русский народ - в его подъеме, в его силе и слабости, в его умилении и в его окаянстве. Это русский художник пишет о русском естестве"; в его образах "раскрывается та художественно-предметная глубина, которая открывала Шмелеву доступ почти во все национальные литературы..." Характеристика Ильина относится прежде всего к "Лету Господню" (первые главы - 1927, ч. 1. 1933, полное изд. 1948). Содержание и композиция книги определяются годовым календарным циклом, который в России имел и природную, и религиозно-обрядовую стороны. Этот календарь сплетается с воспоминаниями о детстве, мир ушедшей России увиден глазами ребенка: в повествование вводится и точка зрения умудренного жизненным опытом писателя. Книгу отличает неповторимое своеобразие живой звучащей речи с устной, сказовой интонацией, но насыщенной богатством различных языковых пластов, от грубоватой, "дворовой", до книжно-поэтической, с примесью церковнославянизмов. Через словесную образность Ш. отражает всю многоликую, многострадальную и праздничную Русь. Через церковные праздники, радости русской природы и реалии замоскворецкой старины и быта, через мир обретающих символический смысл вещей, еды и питья, животных и растений происходит приобщение героя-рассказчика, а вместе с ним и читателя к русской национальной духовности. "Лето Господне" - не идиллия, не утопия и не миф; это эпос русской жизни, увиденные в особой плоскости величие и гармония ее устройства. Параллельно Ш. работал над книгой "Богомолье" (1935, 1948)-о духовном притяжении главной русской святыни, обители Живоначальной Троицы в Сергиевом Посаде.Ш. показывает особую Русь: очерченный православием круг повседневной жизни русского человека охранителен для души, все бытие России "взято духом" (И.Ильин). Язык книги - московский говор, многоцветный, образный, богатый метафорами, с церковной и народно-поэтической символикой. --- Рядом с этими художественными вершинами последний, незавершенный роман - "Пути небесные" (1-я кн. 1936, 2-я - 1946) - казался падением творческого дарования Ш., его упрекали в сентиментальности, лубочности, религиозном мистицизме. Это роман о высшем предопределении, о путях Нравственного перерождения и обустройства жизни в согласии с правдой и совестью; Ш. отказывается от формы сказового повествования, от красочной метафорической речи, от всякой символики, не связанной с главной его темой - искуплением греха путем самопожертвования. --- После смерти жены (1936) Ш. посетил по приглашению друзей Псково-Печерский монастырь, находившийся тогда на территории Эстонии. В годы войны Ш., один из немногих русских эмигрантов, остался в оккупированном Париже, опубликовал несколько статей в пронемецком "Парижском вестнике", чем навлек на себя обвинения в коллаборационизме. Умер от сердечного приступа в день приезда в обитель Покрова Божьей матери (в 140 км от Парижа), где хотел получить благословение на продолжение работы над "Путями небесными", Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-деБуа. В Алуште (Крым) создан музей Ш. --- Соч.: Душа родины. Сб. статей от 1924-50. Париж, 1967; Свет вечный. Посмертное издание рассказов. 1895-1950. Париж, 1968. --- Лит.: Aschenbrenner М. lwan Schmelew // Schriften der Albertus Universitat. Konigsberg-Berlin. 1937: Kapташев А.В. Певец святой Руси (Памяти И.С.Шмелева) // Возрождение. 1950, № 10; Манн Т. Переписка с И.С.Шмелевым // Мосты, 1962. № 9; Станюкович Н.В. Ив.Шмелев. Свет вечный // Возрождение, 1969, № 210. --- Г. Марченко ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..