МЕЧ и ТРОСТЬ
22 Окт, 2018 г. - 20:43HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    ЦЕТЛИН Михаил Осипович    (псевд. Амари, Мих. Ос.) (28.6.1882, Москва - 10.1 1.1945, Нью-Йорк) - поэт, прозаик, критик, редактор, издатель. Из богатой еврейской семьи чаеторговцев. Окончил московскую гимназию Ф.Клеймана. Из-за болезни (костный туберкулез) в университет не поступал, но получил хорошее домашнее образование; был человеком разносторонней культуры, владел основными европейскими языками. Участвовал в революции 1905-7; член эсеровской партии, материально поддерживал ее и после того, как в 1908 отошел от политики, чтобы избежать ареста. Преследовался как член редакционной комиссии издательства "Молодая Россия", вынужден был в 1907 эмигрировать вместе с Марией Самойловной (урожд. Тумаркина, в 1 -м браке - Авксентьева), с которой в 1910 обвенчался во Франции, М.Цетлина активно поддерживала все начинания мужа. Супруги жили во Франции и Швейцарии, много путешествовали. --- В первой книге Ц. "Стихотворения" (М., 1906), уничтоженной цензурой, содержались стихи революционно-гражданской направленности. Сборник "Лирика" (Париж, 1912) выдержан в традициях лирической поэзии XIX в,, проникнут радостным волнением, ощущением счастья; о нем писали В.Брюсов, В.Ходасевич. В издательстве "Зерна" (которое Ц. субсидировал) в 1916 вышла книга "Глухие слова (Стихи 1912-1913 гг.)". В ней продолжалась тема любзи, пейзажная живопись словом, но вместе с этим нарастала тоска по родине, по Москве. В стихах (нередко подражательных) ощущается какая-то нерешительность, неуверенность в себе. Эти черты характера Ц. не раз отмечали его современники.Ц. понимал, что обладает скромным поэтическим дарованием; ориентировался на тютчевскую традицию. О себе писал: "...С одним я народом скорблю / (С ним связан я кровью); / Другой безнадежно люблю..." Печатал стихи в журналах "Русская мысль", "Новый журнал для всех", "Современный мир", "Вестник Европы", "Заветы". Узнав о Февральской революции, возвратился на родину и около года прожил в Москве; печатался в газетах "Черниговский край", "Вольный Урал", в сборнике "Весенний салон поэтов" (М., 1918). Октябрьскую революцию не принял; осенью 1918 выехал вместе с семьей А.Толстого в Одессу, в 1919-за границу. --- Обосновавшись в Париже, Цетлины жили на широкую ногу, в их литературном салоне могло быть одновременно до 100 человек, как это было на вечере в пользу И.Бунина, организованном Комитетом помощи русским писателям. Дочь Ц. Ангелина утверждала, что ее "родители никогда не причисляли себя к белой эмиграции, оставаясь верными эсерам". В своем салоне, наряду с писателями, они собирали политических деятелей - эсеров и кадетов. --- Сборник стихов "Прозрачные тени" (Париж; М., 1920) тяготел по содержанию и стилистике к изысканности. Характерно своей нарочитой красивостью стихотворение "Ожерелье" ("Алмазы радости ... черные печали жемчужины ... осколки уничтоженных рубинов" и т.п.), Стихотворение "Возвращение" выразило отношение Ц. к России: "...Я так стремился к тебе / и еле тебя узнаю: / Вдохновенную, мерзкую, злую, святую, / И, быть может, только не ту, не мою, / А другую, другую!" В 1923 Цетлины издали три номера альманаха "Окно". --- Ц. бывал на "воскресениях" у Мережковских и на заседаниях "Зеленой лампы". На первом собрании (5.2.19127) прочитал доклад "О литературной критике". В беседе "Русская интеллигенция как духовный орден" (по поводу речи И.Фондаминского) говорил: "Пусть мы часть России, попавшая в трудное, трагическое положение. Но и Советская Россия тоже находится в трагическом положении. Мы физически лишены родины, почвы. Они лишены свободы... Кому хуже? Обоим... Будем избегать греха гордыни, не будем думать, что мы соль земли. Нет, мы соль без земли и все же есть в нас соленость, и мы не должны ее потерять. Между Россией и эмиграцией есть, я верю, духовное взаимодействие... В этом смысле мы должны быть обращены "лицом к России"..." В статье "Эмигрантское: Критические заметки" (СЗ, 1927, № 32) предпринял попытку подытожить спор о зарубежной русской литературе, выразив сомнение в способности молодых стать достойной сменой старшему поколению писателейбеллетристов: "старшие" "принесли на подошвах комочек земли из своих уездов, унесли с собою родину", этого нет у "молодых", но они могут "войти в литературную жизнь Запада и тем обогатить и осложнить приемы и формы письма". --- В "Современных записках" публиковал "Литературные заметки", очерки "На литературные темы", статьи "Племя младое: (О Серапионовых братьях)" (1922, № 12), "О современной эмигрантской поэзии" (1935, №53), портретные зарисовки: "Короленко, человек и писатель" (1922, № 37), "О Чехове" (1929, № 40), свыше 60 рецензий, в том числе на произведения А.Толстого, Д.Мережковского, Б.Зайцева, М.Алданова, М.Осоргина, В.Набокова. Руководил поэтическим отделом журнала, писал о стихах К.Бальмонта, Н.Берберовой, З.Гиппиус, Дона-Аминадо, Е.Кузьминой-Караваевой, Б.Поплавского, Н.Тэффи, З.Шаховской и др. Рецензировал литературно-критические работы П.Бицилли и Д.Мирского. Критические суждения Ц. отличались оригинальностью, например, в рецензии на книгу "Роза Иерихона" Бунина (1924) он высказал мысль, что непримиримость писателя к большевистской революции связана с его "классическим духом", которому "чуждо все нечистое, смешанное, ублюдочное, всякая ложь и компромисс", --- Рецензируя биографические романы С.Сергеева'! Донского и Ю.Тынянова (1929), отдавал предпочтение художественным биографиям, когда автор - не романист, а биограф - стремится "только вчувствоваться в подлинную данную личность своего героя, осветить и оживить сухие документы, скорее воссоздать, а не сотворить". Таким принципам отвечала книга Ц. "Декабристы: (Судьба одного поколения)" (Париж, 1933) - по определению М.Алданова, "высокий образец историко-биографической литературы". Ц. изображал декабристов (кроме "средневекового рыцаря" Лунина) не как героев, а как средних, обычных людей, отмечая, что сама "атмосфера Александровского времени была оппозиционной"; из описываемых Ц. "мелочей" возникает "замечательная картина исторической трагедии" (Алданов). В стихотворной книге о декабристах "Кровь на снегу" (Париж, 1939) Ц. воссоздал образ "России Николая": "...Внутри развращена, больна, / Но миру робкому - пока / Ее недуг точил не зримо - / Она казалась велика / Безрадостным величьем Рима". Вместе с тем Русь видится поэту "в буйном камзоле", в безудержности "чуд", он призывает: "...Против себя же крепи / Выстрой, о, русский люд!" Однако, писал Ц., "ключ свободы" "не вовсе замерз" - "друзья 14-го" (декабря) будут жить в каждом последующем поколении. --- После вторжения Гитлера во Францию Цетлины эмигрировали в США, где вместе с Алдановым Ц. основал "Новый журнал", опубликовал в первых его номерах отрывки из книги "Пятеро и другие" (Нью-Йорк, 1941), которую ставил в один ряд с "Жизнью Тургенева" Зайцева и "Державиным" Ходасевича. В книгу вошли романизированные портреты В.Стасова, М.Глинки, М.Балакирева, А.Бородина, М.Мусоргского, а также Н.Римского-Корсакова, А.Даргомыжского, В.Серова, Ц.Кюи. Наиболее интересны портреты Мусоргского и особенно Балакирева, с симпатией изображен Стасов. --- В редакционной статье номера "Нового журнала" говорилось, что, издавая единственный русский журнал вне СССР, редакция открывает его страницы писателям разных направлений, но "в известных пределах: люди, сочувствующие национал-социалистам и большевикам, у нас писать не могут". Однако личные черты Ц. - мягкость, доброжелательность, терпимость - оборачивались порой нетребовательностью. Тем не менее о его вкусе свидетельствует публикация рассказов Бунина, романа Алданова "Истоки", произведений Зайцева, Набокова, Осоргина, Яновского, воспоминаний М.Чехова, М.Добужинского, А.Гречанинова, В.Ипатьева, Б.Бабкина, бывшего советского дипломата АБармина, И.Гессена. Среди авторов публицистического отдела были П.Милюков, П.Сорокин, Г.Федотов, В.Войтинский, АКеренский, А.Гольденвейзер, В.Чернов, М.Вцшняк, Б.Николаевский, ГАронсон, ДДалин и др. --- В последние годы жизни Ц. работал над книгой о символистах (многих из них он знал лично). Отрывки под названием "Восьмидесятые годы" публиковались в "Новом журнале" после смерти Ц. (1946, № 14). Умер Ц., редактируя 1 1 -и номер журнала.М.Цетлина продолжала его издание, а затем предприняла издание журнала "Опыты". --- Лит.: Гуль Р. "Новому журналу" 45 лет // НЖ, 1986, № 162; Доминик-Цетлин А. Из воспоминаний / Евреи в культуре рус. зарубежья, вып. 1. Иерусалим, 1992. --- А. Ревякина ---

    ЦИМБАЛИСТ Ефрем Александрович    (9.4.1889 [по др. св. 1890], Ростов-на-Донуфевр. 1985, Филадельфия) - скрипач, композитор, педагог, дирижер, музыкально-общественный деятель. Родился в семье профессионального скрипача и дирижера оперного оркестра. Интерес к музыке и рано проявившиеся исключительные способности мальчика заставили отца серьезно отнестись к его музыкальному образованию. Он давал ему первые уроки, а в9 лет Ефрем уже поразил театральную публику, возглавляя оперный оркестр отца и выступая с концертами. В 1901 отец повез его в Петербург, где мальчик был принят в консерваторию. Огромную роль в становлении творческой личности молодого скрипача сыграли занятия в классе профессора Л.Ауэра и по композиции - у профессора Н.Римского-Корсакова, от которого Ц. унаследовал высокие художественные идеалы. Композитор АТлазунов, в ту пору директор Петербургской консерватории, услышав на выпускном экзамене (1907) игру Ц., записал в экзаменационном листе: "Колоссальный талант. Передача вдохновенная, полная настроения. Впечатление потрясающее. Вне сравнений!" Ц. был удостоен золотой медали и премии им. Антона Рубинштейна. --- Восторженные отзывы сопровождали выступления Ц. в Берлине (7.1 1.1907) и Лондоне (9.12.1907), где он блестяще исполнил концерты И.Брамса, П.Чайковского, "Испанскую симфонию" Э.Лало под управлением прославленного дирижера Ханса Рихтера. "Это, конечно, гений среди скрипачей", - писал корреспондент из Лондона. После триумфального исполнения 1.1.1910 в Лейпциге концерта Чайковского со знаменитым дирижером Артуром Никишем Ц. подписал контракт на гастроли в США. 27.10.1911 состоялся его американский дебют с Бостонским симфоническим оркестром. Впервые в США Ц. блестяще исполнил скрипичный концерт А.Глазунова. --- Горячий прием в США, обилие предложений, контрактов открывали перед молодым артистом заманчивые перспективы; Ц. решился избрать США местом своего постоянного пребывания. В течение почти полувека артист вел напряженную концертную деятельность. С его искусством познакомились миллионы слушателей не только в Америке и Европе, но и в Африке, Азии, Австралии. Он совершил два "кругосветных" турне, покрыв в 1916 расстояние в 30 тыс. миль, а в 1920 - в 50 тыс. миль. До 1939 артист совершил 7 поездок на Восток, культура которого оставила определенный след в его творчестве. В 1914 Ц. женился на известной оперной и концертной певице (сопрано) Альме Глюк, с которой часто выступал в концертах в качестве пианиста и дирижера. Ряд сохранившихся записей свидетельствует о замечательном ансамбле двух музыкантов. Для А.Глюк Ц. написал ряд романсов, создавал обработки народных песен, как, например, "Две украинские народные песни" - "Виють витры" и "У сусида хата била". --- Обладая огромным репертуаром, Ц. с большим успехом проводил ретроспективные "исторические" циклы концертов, исполняя музыку композиторов XVII-XX вв. Незабываемое впечатление оставляло исполнение артистом масштабных полотен: концерты Брамса и Чайковского, Мендельсона и Глазунова, передаваемых им в трепетном лирико-драматическом ключе. Он превосходно интерпретировал и современную музыку (посвященные ему концерты Ч.Стока и Д.К.Менотти). Обладая исключительным виртуозным мастерством, он с ослепительным блеском исполнял собственную Фантазию на темы оперы Римского-Корсакова "Золотой петушок" и в то же время своей мягкой певучей манерой игры придавал особое очарование концерту ремажор Н.Паганини, в котором одним из первых исполнил труднейшую каденцию Э.Соре, развеяв легенду о ее неисполнимости. Сдержанно и сосредоточенно звучали в его исполнении произведения Баха и Бетховена, романтической свежестью чувств отличались сонаты и Венгерские танцы Брамса. Обладая талантом перевоплощения, Ц. славился и как подлинный мастер инструментальных миниатюр, где его талант тонкого лирика захватывал слушателей обаянием филигранного мастерства, изысканностью красок, передачей тончайших оттенков чувств и настроений. --- В 1934 и 1935 Ц. с огромным успехом гастролировал в СССР. "Он буквально околдовывал слушателей элегантной виртуозностью, вспоминал Д.Ойстрах, - Хейфец побеждал публику, подчиняя ее себе силой своего искусства; Цимбалист очаровывал, обращаясь к глубоким тайникам души и сердца... В художественной палитре Цимбалиста есть все краски, ему подвластны все "тайны" инструментальной выразительности, но он пользуется ими в мягкой, пожалуй, только ему одному присущей манере... Цимбалист неповторим, потому что в его игре нет ничего внешнего, эффектного, идущего от желания поразить или удивить... но за этой "простотой" и легкостью таится беспредельное мастерство виртуоза,.,, ни до него, ни после я никогда больше не встречал, чтобы в игре скрипача были настолько исключены малейшие случайности... Филигранная отточенность исполнения - результат великолепного таланта, напряженной работы, блестящей школы". --- Очень скоро Ц. занял особое место в музыкальной жизни США. Своей концертной, а затем и активной педагогической деятельностью он оказал "огромное влияние на исполнительское искусство этой страны, создав, по существу, скрипичную школу, широко известную теперь во всем мире" (Д.Ойстрах). С 1928 он преподавал в Кёртис-институте в Филадельфии, где с 1941 по 1968 был также и директором, сменив на этом посту прославленного пианиста И.Гофмана. Особенно плодотворной была педагогическая деятельность артиста в последние десятилетия его работы. Достаточно сказать, что к 90-м почти все скрипачи прославленного Филадельфийского симфонического оркестра являлись его воспитанниками. Среди учеников Ц. - артисты с мировым именем, лауреаты международных конкурсов (Ш.Ашкенази, Х.Судзуки, О.Шумский, Н.Кэрол и др.). Вместе с тем творческие импульсы его таланта были столь сильны, что оказывали воздействие далеко за границами США. По признанию японских музыкантов, выступления Ц. у них в стране содействовали становлению японской скрипичной школы, --- Примечательно, что и в области педагогики незримые нити постоянно связывали Ц. с родиной. Он признавался, что всю свою артистическую жизнь оставался по духу русским артистом, приверженцем лучших достижений русской педагогики с ее стремлением к развитию индивидуальности, подчинению технических средств раскрытию глубин художественного содержания ("я всячески старался развить неповторимое своеобразие каждого, научить каждого говорить своим голосом"). Эти принципы, унаследованные от ауэровской школы, артист неизменно отстаивал в педагогической работе. В его классе постоянно звучали концерты Чайковского, Глазунова, "Концерт-ная сюита" Танеева, многочисленные пьесы и транскрипции (в том числе и его собственные) произведений Глинки, Чайковского, Римского-Корсакова, Скрябина, Рахманинова. Своей исполнительской, транскрипторской и педагогической деятельностью Ц. внес огромный вклад в популяризацию русского искусства. --- Хотя "прощальный" концерт великого артиста состоялся в Нью-Йорке 14.1.1949, он, однако, возвращался на сцену неоднократно в 1950-е. В 1952 Ц. исполнил (впервые) посвященный ему скрипичный концерт Менотти, в 1955 - концерт Бетховена с филадельфийским оркестром. --- Исключительно велик был международный авторитет скрипача. В числе самых выдающихся музыкантов мира его постоянно приглашали на ответственнейшие музыкальные соревнования творческой молодежи. В 1958-70 он принимал участие в работе жюри четырех Международных конкурсов им.П.Чайковского. --- Современники не раз подчеркивали особую гармоничность, утонченность и изысканность художественной натуры Ц. Широко эрудированный музыкант, владевший несколькими языками, он глубоко знал и любил искусство. Артист был известен как почитатель старинных рукописей и антикварных книг, в его собрании была огромная коллекция скрипок и музыкальных инструментов народов мира. Экзотическую часть коллекций составляли китайские росписи по шелку и вазы, японские гравюры и ткани. --- Созданные Ц. опера "Ландара" (1956), музыкальная комедия "Нектар" (1920), с успехом поставленные на сценах США, симфонические произведения и концерты для скрипки, для фортепиано, для виолончели с оркестром, соната, сюита в старинном стиле, квартет и ряд др. камерно-инструментальных произведений свидетельствуют о незаурядном композиторском даровании музыканта и широте его творческих горизонтов. --- Лит.: Ямпольский И.Е.Цимбалист // Сов. музыка, 1934, № 8; Ойстрах Д. Ефрему Цимбалисту - 75! // Там же, 1965, № 4; Applebaum S. E.Zimbalist / The Way they Play, vol. 1. Neptune, 1971; Руденко В.Е.Цимбалист (вступ. ст. к грампластинке). "Мелодия", 1983. --- В. Руденко

    ЧЕЛИЩЕВ Павел Федорович    (21.9.1898, Калуга - 31.7.1957, Гротта-Феррата, близ Рима) - живописец, график, сценограф. Сын богатого помещика. Получил хорошее домашнее образование, В юности готовился к медицинской карьере, увлекался математикой, танцами, занимался в детской художественной школе в Москве (1907). Позднее решил посвятить себя живописи: посещал художественные классы при Московском университете (1916-18), брал частные уроки у художника Большого театра К.Корасне по рисунку костюма (1917). Переехав с семьей в Киев в 1918, учился там в монастырской иконописной мастерской, в 191820-в Академии художеств, в годы учебы брал частные уроки у А.Экстер и А.Мильмана. В этот период испытывал влияние идей кубизма и конструктивизма. Весной 1919 участвовал в декорировании Киева (исполнил монументальное панно "Бой красных с белыми" и "Бой артиллериста"). В том же году впервые попробовал себя в качестве сценографа: выполнил эскизы костюмов и декораций для неосуществленной постановки оперетты Сидни ДжонсаИвана Кариля "Гейша" в театре К.Марджанишвили (Марджанова) в Киеве. В его творчестве ощущалось большое влияние Доре, Винкеля, Бакста. В августе 1919 вступил в Добровольческую армию, служил картографом, В 1920 вместе с остатками армии через Севастополь эмигрировал в Константинополь. --- Там он зарабатывал росписью интерьеров кабаре, работал над рядом балетных постановок Б.Князева и над шестью постановками балетной труппы В.Зимина. В 1921 уехал в Софию, где для российско-болгарского издательства оформил книгу "Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждения евразийцев". Затем перебрался в Берлин. В 1921-23 работал над оформлением спектаклей и эстрадных представлений для театра "Синяя птица", для Русского романтического театра и театра Кёниггрэтцерштрассе. Оформил в экспрессионистском духе постановки "Золотой петушок" и "Савонарола" для Берлинской оперы. --- С 1923 обосновался в Париже. Испытал увлечение астрологией и оккультизмом, много читал, особенно Данте. Начал писать картины в сюрреалистической манере. Впервые выставил свои работы в "Galerie Henry", но признание ему принесло участие в Осеннем салоне 1925. Своей известностью он был во многом обязан Г.Стайн, купившей несколько его натюрмортов. Вскоре он познакомился с К.Бераром и вошел в возглавляемую им группу "неоромантиков", первая выставка которой состоялась в 1926 в галерее Друэ. Под влиянием эстетики романтизма Ч. писал портреты и фигуры в манере, напоминавшей Пикассо "голубого периода": "Обнаженная", "Рене Клевер" (1926). Интерес к пейзажу и портрету в этот период отразили его негативную реакцию на модное абстрактное искусство. Художник все время находился в процессе поиска, о чем свидетельствует, например, использование разнообразных "нехудожественных" материалов (морского песка, проволоки, воска и т.д.) - портрет Эдин Ситуэлл (1927). В 1928 провел персональную выставку в галерее Клэридж (Лондон), а в 1929 - в галерее "Pierre" (Париж). --- В 1920 работал как художник-декоратор у С-Дягилева: в 1927 исполнил декорации и эскизы костюмов к балету Н.Набокова "Ода" (либретто Б.Кохно на сюжет оды М.Ломоносова "На величие Божие", пост.Л.Мясина, театр Сарры Бернар). По воспоминаниям постановщика, "декорации состояли исключительно из света, из кинематографа... Всевозможные световые эффекты: электрические, фосфорические, прозрачные поверхности, тюли...". Ч. любил путешествовать, в 1926 он посетил Тунис, в 1927- Алжир. --- В 30-е продолжал работать как художник и как сценограф. Сохранился его интерес к портрету, причем, как правило, позировали ему его друзья: Ч.Г.Форд, Э.Ситуэлл и др. Работал в традиционной манере ("Княгиня Наталия Палей", 1932; "Монро Уилер", 1935) и в сюрреалистической ("Явление", 1936-38). Персональные выставки прошли в галереях "Balzac" (1931), "Vignol" (1931), "Arthur Tooth" (1933, 1935, 1938), "Julian Levy" в Нью-Йорке (1934, 1937, 1940), "Arts Club" в Чикаго (1935), "Smith College Museum of Art" в Массачусетсе (1937). Также участвовал в выставках: в Музее современных искусств в Нью-Йорке (1930), в "Wanisworth Athene" в Хартфорде (1931), в "Galerie des Quatre Chemins" в Париже (1939). По мнению Ш.Уильямс, его можно назвать "частным" художником, работающим под патронажем семей-меценатов, как, например, Ситуэллы, --- В 30-е сотрудничал с Дж.Баланчиным, оформив балеты "Скиталец" Шуберта (Театр Елисейских полей, 1933), "Волшебство" Моцарта ("Ballet Russe de Monte Carlo", 1936 и 1938), "Орфей" Глюка ("Metropolitan Opera", 1937), "Концерт" Моцарта, "Аполлон-Мусагет" и "Балюстрада" И.Стравинского ("New York City Ballet", театр "Colon", Буэнос-Айрес, 1940) и др. --- В начале 2-й мировой войны с помощью Ситуэллов перебрался в США, в 1942 принял американское гражданство. В картинах американского периода сочетал анатомические формы с фантастической архитектурой и вымышленными пейзажами: "Дом сумасшедших", "Фата-Моргана", "Хрустальный грот", "Детство Орсона", "Прятки", "Ищите и обрящете". Провел персональные выставки в "Durlacher Bros" в Нью-Йорке (1942, 1945, 1948), в "Julian Levy" (1942), в "Hanover Gallery" в Лондоне (1949), а также участвовал в выставке "Искусство и прогресс" в Музее современных искусств в Нью-Йорке (1944). В 1949 путешествовал по Европе, посетил Париж, Венецию, Лондон, Поселился в Италии. --- В 1950-е пришел к абстрактной живописи. Его излюбленным мотивом стали спирали в пространстве и сложные симметричные узоры, напоминающие планетарную модель атома. Динамизм всегда был отличительной чертой искусства Ч.: он пришел к своей органической концепции реальности, где каждый предмет сферичен, очистил свои композиции от простой горизонтали, от плоскости, от прямого угла и заставил неподвижные формы двигаться. Большие персональные выставки состоялись в НьюЙорке ("Durlacher Bros", 1951), в Мичигане (Институт искусства, 1952), во Флориде ("Worth Avenue Gallery", 1952), в Лондоне ("Hanover Gallery", 1952), в Париже (галерея "Левого берега", 1954, 1956), в Милане ("GalleriadelNaviglio", 1955). --- Наиболее удачную оценку творчеству Ч. дала Ш.Уильямс: "Челищев ни к кому не примыкает, Его творчество нельзя классифицировать, присвоив ему ярлык какого-либо художественного направления... Художник большого чувства и незаурядного мастерства, он всегда оставался в стороне. Всегда участвуя в важных выставках, никогда - или почти никогда - не был их звездой. Одно время он считался необычным сюрреалистом, человеком идей, часто эксцентричных. Но если заглянуть глубже - он одарен замечательной способностью к почти фигуративному (иногда полностью фигуративному) мастерству, стоящему выше академической образности. Он отдает предпочтение почти монохромной палитре, но это служит только для того, чтобы подчеркнуть его академическое мастерство в объемах и контурах. Если некоторые его работы имеют не вполне современный вид, то это все-таки вид безусловного качества мини-мастера, произведения которого легко можно поставить на аукционе рядом с гигантами", --- В 60-70-е мемориальные выставки Ч. состоялись в Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Представлен в Музеях современного искусства в Париже и Нью-Йорке, галерее Тэйт в Лондоне, в Третьяковской галерее и во многих частных коллекциях. --- Лит.: Gagg S. Pavel Tchelitchew as a Twentieth Century Humanist. Cleveland, Ohio, 1972,- Боулт Дж. Художники русского театра.М., 1994; Художники русской эмиграции (1917-1941). СПб., 1994. --- И. Купцова ---

    ЧЕРЕПНИН Николай Николаевич    (15.5.1873, Петербург - 26.6.1945, Париж) - композитор, дирижер, педагог. Происходил из обедневшего дворянского рода. Его отец, Николай Петрович Ч. - известный петербургский врач, связанный с широкими кругами художественной интеллигенции, близко знакомый с М.Мусоргским, А.Серовым, Ф.Достоевским. Музыкальное образование в гимназические годы Ч. получил у профессоров Петербургской консерватории В.Демянского, Н.Шишкина, дирижера К.3ике, Поступив в 1891 по настоянию отца в Петербургский университет на юридическое отделение, Ч. не перестал заниматься музыкой и в 1893, не уходя из университета, поступил в консерваторию, сначала на фортепианное, а через некоторое время - на композиторское отделение. Учась в классе у Н.Римского-Корсакова, он много и старательно работал, пользуясь симпатией и особым вниманием со стороны великого композитора и педагога. Уже первые сочинения молодого Ч., созданные в студенческие годы, обнаружили крепкие связи с традициями "Могучей кучки", а представители ее М.Балакирев и Ц.Кюи - охотно оказали ему поддержку. В 1896 в Ораниенбауме прозвучало первое крупное симфоническое произведение молодого композитора - "Принцесса Греза", очень тепло принятое публикой. --- По окончании консерватории в 1898 (диплом юриста, полученный после завершения обучения в университете в 1895, так и не пригодился в жизни) началась активная творческая деятельность Ч. Как композитор он работал в разных жанрах: писал кантату "Сарданапал" по мотивам драмы Байрона, две симфонии, хоры, романсы, инструментальные ансамбли. В них заметны поиски новых музыкально-выразительных средств. В это время особенно близким Ч. оказался французский импрессионизм с его картинной изобразительностью, тонкими нюансами гармонических и оркестровых красок. Проявлял себя Ч. и как дирижер. Среди продирижированных им опер в Мариинском театре - "Сказание о невидимом граде Китеже", "Снегурочка" Римского-Корсакова, "Нерон" А.Рубинштейна, "Кавказский пленник" Кюи, "Кармен" Ж.Бизе. --- Жизнь и творчество Ч. в начале XX в. развертывалась в атмосфере многообразных контактов со своими великими современниками С.Рахманиновым, А.Скрябиным, С.Прокофьевым, И.Стравинским, А.Глазуновым, А.Лядовым. Он участвовал в деятельности объединения "Мир искусства", создав музыку к балетам для антрепризы С.Дягилева. Первым балетом Ч. - "Павильон Армиды" (на либретто А.Бенуа по мотивам Т.Готье, со сценографией А.Бенуа в постановке М.Фокина) - открылись в Париже в 1907 дягилевские Русские сезоны. В 1911 был создан и поставлен второй балет по "Метаморфозам" Овидия и либретто Л.Бакста "Нарцисс и Эхо" (сценография Бакста, пост. Фокина, дирижировал, как и первым балетом, Ч.). Известный музыкальный критик и ученый П,Асафьев назвал этот балет "нежно-благоуханной поэмой любви". --- Наряду с музыкальным театром Ч. много работал в жанрах оркестровой, хоровой и камерной музыки. В предреволюционные годы, самые продуктивные в творческом отношении, были написаны Симфониетта памяти РимскогоКорсакова, Торжественная кантата для хора, вокальный цикл "Из Гафиза", 6 музыкальных иллюстраций к "Сказке о рыбаке и рыбке" для фортепиано (оркестрованы позже). Особое место в творчестве Ч. занимала духовная музыка. В 1906-14 им были созданы 3 литургии, а в 1918- "Всенощная". --- Весной 1918 музыкальная общественность отметила 20-летие творческой деятельности Ч., а летом того же года, оставив службу в Петроградской консерватории, Ч. с семьей уехал в Тифлис, где продолжалась его деятельность оперного и симфонического дирижера и педагога. Он проработал директором Тифлисской консерватории 3 года. В 1921, получив приглашение от А.Павловой из Парижа написать музыку для спектакля и продирижировать им, Ч. уехал из Грузии. Он предполагал пробыть в Париже один сезон, однако вернуться оттуда более не смог. --- Тесно связанный с литературно-художественными кругами русской эмиграции, Ч., как известный дирижер, много выступал во вновь открывшихся антрепризах "Русской оперы". Он принимал участие в гастролях по разным городам Европы и Америки, имел в репертуаре русскую классику. Особенным успехом в его исполнении пользовались оперы "Князь Игорь" А.Бородина и "Борис Годунов" М.Мусоргского. На всю жизнь Ч. остался верен балетному театру, написав в общей сложности 9 балетов и несколько балетных сцен. Работы 1920-х - "Зачарованная птица" ("Русские сказки"), "Роман мумии" и др. - были написаны для парижского театра музыкальных миниатюр: в них блистали А.Павлова, Ида Рубинштейн. Последний балет - "Золотая рыбка" - был создан в 1937 по мотивам "Сказки о рыбаке и р^бке" Пушкина. --- В 1923 по инициативе Ч. в Париже была создана Русская консерватория, в которой он проработал почти до конца жизни. Будучи и директором, и педагогом ее, он отказался получать деньги за свой труд, считая, что те малые средства, которыми располагала консерватория, должны быть отданы более нуждающимся. --- Ч. никогда не оставлял мысль о возвращении на родину, он так и не принял французское подданство. Мысли о России находили выход в сочинении произведений на национальные сюжеты, в обращении к русскому фольклору, в интересе к древнейшим пластам церковной культуры. Свою первую оперу "Сват" (1929) Ч. написал по пьесе А.Островского "Бедность не порок". К 1930 относится сочинение второй оперы - "Ванька-ключник" по мотивам пьесы Ф.Сологуба.Ч. продирижировал этой оперой в Белграде, где она была с успехом поставлена в 1933 (одно из последних дирижерских выступлений Ч.). В своих операх композитор талантливо претворил традиции национальной бытовой комической оперы.Ч. также занимался редактированием и оркестровкой русских опер "Мельник, колдун, обманщик и сват" Соколовского, "Сорочинская ярмарка" Мусоргского, которая была поставлена и исполнена под управлением Ч. в "Metropolitan Opera" Нью-Йорка. В годы эмиграции Ч. создал 13 духовных хоров, 7 из которых были изданы в Нью-Йорке. --- В годы 2-й мировой войны семья Черепниных бедствовала, живя в оккупированном немецкими фашистами Париже, Из воспоминаний современников известно, что рукописями сочинений Ч. приходилось зимой растапливать печку. Дружба с эмигрантами-грузинами, почитавшими заслуги русского композитора, давала некоторые средства к существованию; благодаря их поддержке удалось исполнить в 1944 в зале Плейель одно из последних сочинений Ч. - "Грузинские погребальные песнопения", посвященные памяти Палиашвили и Баланчивадзе, --- С великой радостью воспринял Ч. весть о разгроме гитлеровских войск, по-прежнему мечтая о возвращении в Россию. Однако немногим более месяца спустя он скоропостижно скончался от сердечного приступа и был похоронен на русском кладбище Сент-Женевьевде-Буа под Парижем. --- Дело Ч. продолжил его сын - Александр Николаевич Ч. - композитор, пианист, педагог. Ему принадлежат ряд опер, балетов, симфонических произведений и др.: он активно содействовал музыкальному образованию в различных странах: Японии и Китае (1934-37 - директор Шанхайской консерватории, консультант при министерстве просвещения Китая, глава Токийского музыкального издательства), Франции и США (1949-64 - вел класс композиции в Чикагском университете): он также много концертировал в странах Европы и Азии; его сыновья Сергей и Иван, - верные музыкальным традициям семьи, также стали композиторами. Соч.: Черепнин Н. Воспоминания музыканта. Л" 1976. Лит.: Рассказывает Александр Черепнин // Сов. музыка, 1967, № 8; Томпакова О.М. Николай Николаевич Черепнин. Очерк жизни и творчества, М., 1991, --- Ю. Розанова ---

    ЧЕРНОВ Виктор Михайлович    (псевд. Вечев Я., Гарденин, Ленуар В., Оленин Б., Тучкин, Юрьев Б. и др.) (9.11.1873, Новоузенск, Самарской губ. - 15.4.1952, Нью-Йорк) - политический деятель, публицист. Из дворян, Отец Ч. - бывший крепостной, дослужившийся до должности уездного казначея и ордена Св.Владимира, получивший дворянство; мать - из обедневшей дворянской семьи, умерла рано, оставив пятерых детей (Виктор был младшим). От второй жены отца родилось еще пять детей, семья едва сводила концы с концами, каждое лето арендовала землю под запашку и проводила его в деревне. В детские годы у Ч. возникло трепетное отношение к деревне, земле и крестьянам. С 1883 учился в саратовской гимназии, осенью 1891 был переведен в гимназию в Дерпте. В 1892 поступил на юридический факультет Московского университета. Участвовал в студенческом движении, один из организаторов и депутатов Всероссийского съезда студентов, защищал идею единства и самостоятельности студенческого движения. Тяготел к народничеству, хотя сознавал, что в своем патриархальном виде оно не имеет шансов на победу, требуется обновление его идейного багажа. Тогда же начал поиск "третьего решения" в главном вопросе спора между народниками и марксистами - о судьбах капитализма в России; самостоятельно и в различных кружках штудировал произведения К.Маркса и Ф.Энгельса. В апреле 1894 арестован по делу партии "Народного права", однако принадлежность Ч. к партии не была доказана. В заключении изучал работы И. Канта, Ф. Ланге, К. Маркса, П. Струве. 23.1.1895 освобожден под залог в 1000 руб.; вышел из тюрьмы социалистом. Написал статью "философские изъяны доктрины "экономического материализма" (не опубл.), в которой освещались вопросы критической философии, социологии, судеб капитализма и революционного движения в России. Позднее считал, что в этой статье он изложил все основные идеи, которые впоследствии развил и защищал в своих работах. Считал, что Россия может выйти из кризиса лишь заменив мелкое производство крупным, но замена эта должна произойти минуя капитализм, мирным и постепенным путем с использованием общины и артели, применяющих научные знания и передовую технику. --- В ноябре 1895 сослан в Камышин, затем переведен в Тамбов. Сотрудничал в "Тамбовских губернских ведомостях" и "Саратовском дневнике", работал в местном губернском земстве. 25.1.1898 женился на А.Слетовой, учительнице местной воскресной школы. При содействии Ч. была создана первая революционная крестьянская организация - "Братство для защиты народных прав" в селе Павлодар Тамбовской губернии, выработан его устав, в котором говорилось о необходимости крестьянского самоуправления, отмене частной собственности на землю, организации крестьян в борьбе за свои права "по возможности законными средствами" и лишь в крайнем случае - насильственными. Организовал небольшой съезд представителей от крестьян нескольких уездов, где было одобрено написанное Ч. "Письмо ко всему русскому крестьянству", призывавшее крестьян объединяться в тайные "Братства". --- 1.5.1899 вместе с женой и тестем легально выехал за границу. В феврале 1900 по инициативе Ч. была создана аграрно-социалистическая Лига, в программной брошюре которой "Очередной вопрос революции", написанной Ч" говорилось о том, что целью Лиги является вовлечение трудового крестьянства в революционное рабочее движение путем издания и распространения литературы для народа. Тогда же встретился с основателем и лидером Союза русских социалистов-революционеров Х.Житловским, по предложению которого перебрался в Берн, вошел в Союз, познакомился с Лавровым. В 1900 в журнале "Русское богатство" опубликовал серию статей, в которых заложены философские и социологические основы неонародничества. Считал Маркса "великим учителем" в области экономики. Вместе с тем полагал, что в российском земледелии превалировали негативные черты капитализма: этот вывод стал основой теории Ч. о благотворности некапиталистической эволюции русской деревни к социализму. Задачу социалистов Ч. видел в содействии этой эволюции, используя формы народной жизни, организации производства, а также воззрения, привычки.Ч. принадлежит идея социализации земли (стала основным требованием эсеровской программы-минимум), согласно которой земля должна не национализироваться, а становиться общенародным достоянием и предоставляться всем работающим на ней на условиях уравнительного пользования. Как социалист-утопист Ч. верил, что возможна перестройка общества согласно идеалу в виде "царства душевной гармонии, царства примирения и солидарности всех интересов". --- В декабре 1901 по предложению Г.Гершуни и Е,Азефа вошел в только что созданную ими партию социалистов-революционеров (ПСР) и редакцию центральной партийной газеты "Революционная Россия". В 1901-2 объехал ряд европейских городов, выступал с рефератами по программным и тактическим вопросам партии перед русскими студентами и эмигрантами, защищал ее идеи в острых дискуссиях с Г.Плехановым, В,Лениным, Ю.Мартовым, Л.Троцким и др., читал курс лекций по аграрным вопросам и по вопросам новейшей критики учения Маркса в Русской школе общественных наук в Париже. С лета 1902 публиковал серию статей в "Революционной России", в которых сформулировал и теоретически обосновал программные и тактические принципы партии, Главный теоретик и идеолог партии эсеров в течение всей ее истории. Вместе с Азефом представлял ПСР на Парижской конференции российских революционных и оппозиционных партий (осень 1904), входил в состав эсеровской делегации на Амстердамском конгрессе 2-го Интернационала (авг. 1904). В апреле 1905 вместе с Е.Брешко-Брешковской участвовал в конференции российских революционных партий в Женеве. --- В конце октября 1905 вернулся из-за границы в Петербург. Инициатор создания, член редакции и один из ведущих сотрудников первой легальной народнической газеты "Сын отечества" (изд. ок. двух недель). Во время 1-го съезда партии (кон. дек. 1905 - нач. янв. 1906) играл исключительную роль. По воспоминаниям М.Вишняка: "Всю эту разноголосицу приводил к некоему общему знаменателю В.М.Чернов. Он был головой выше других членов съезда. И ему не было абсолютно чуждо ни одно из разноречивых мнений, высказывавшихся на съезде. В то время он в совершенстве владел искусством составлять растяжимые формулы, которые можно толковать и так и этак, Ч. был главным докладчиком и оппонентом от имени ЦК партии, автором почти всех резолюций и редактором протоколов". Избран в состав ЦК, в котором занимался преимущественно литературной работой. В 1906-7 один из основателей, член редакции и ведущий публицист эсеровских газет "Голос", "Дело народа", "Мысль", "Народный вестник", "Партийные известия", "Труд", "Знамя труда". --- Выступал за бойкот выборов в 1 -ю Государственную думу, усиление центрального террора и подготовку вооруженного восстания. После того, как население страны не поддержало тактику бойкота Думы, участвовал в формировании думской фракции Трудовая группа, объединившей большинство крестьянских депутатов, в подготовке ее программы и тактики. Выступал против разрозненных крестьянских выступлений, главной целью которых был захват помещичьих земель. Одновременно настаивал на усилении социалистической пропаганды в крестьянстве, надеясь таким образом направить и удержать крестьянскую революционную энергию в русле программы своей партии. С началом восстания в Свеаборге направлен ЦК в крепость. В сентябре 1906 участвовал в работе съезда крестьянских работников партии эсеров (Иматра). Был среди организаторов летучих боевых отрядов, взявших на себя террористическую деятельность партии. Выступал против бойкота 2-й Думы. Участник 2-го съезда партии (февр. 1907), основной докладчик, автор большинства резолюций, касающихся вопросов тактики партии во 2-й Думе. Сторонник создания блока левых сил в Думе и их совместных с кадетами действий против правительства, вновь избран в состав ЦК. Член аграрной комиссии, выработавшей земельный проект, внесенный этой группой в Думу с подписями 104-х депутатов. После роспуска Думы вместе с другими членами ЦК перебрался в Финляндию. Выезжал на Урал для выяснения возможности развернуть широкую партизанскую борьбу против правительства. Считал 3-ю и 4-ю Думу "конституционной фикцией", выступал за их бойкот. --- На 1-й общепартийной конференции (авг. 1908, Лондон) предлагал усилить социалистическую пропаганду в массах, особенно среди крестьянства, интенсифицировать боевую подготовку масс и центральный террор, в том числе и против Николая II. Считал, что Боевая организация сможет осуществить террористический акт против императора лишь в том случае, если ее возглавит Азеф. Долго не мог примириться с мыслью, что Азеф - провокатор, защищал его от обвинений, считал их полицейской интригой. Поверил в них лишь после личной встречи с бывшим директором департамента полиции А.Лопухиным (дек. 1908, Лондон). 5.1.1909 вместе с Б.Савинковым и Б.Моисеенко участвовал в допросе Азефа, после которого тот скрылся. Считая себя ответственным за Азефа, Ч. вместе с другими членами ЦК на 5-м Совете партии (май 1909) заявил об уходе в отставку; был избран в состав редакции газеты "Знамя труда". Не согласившись с "Заключением" судебно-следственной комиссии ЦК по делу Азефа, в апреле 1911 вышел из состава Заграничной делегации партии и редакции "Знамени труда"; временно исполнял обязанности редактора .историко-партийного журнала "Социалист-революционер" (изд. в 1911-12 в Париже). 22.4.191 1 уехал из Парижа на Капри с намерением "посвятить себя исключительно литературной деятельности" и передать ответственные ключевые позиции в партии другим, т.к. "мы не оправдали себя как руководители и практические работники". --- В 1912-13 возглавлял идеологический журнал "Заветы", 1-ю мировую войну называл величайшей катастрофой для европейской цивилизации, считал идейным и моральным самоубийством для социалиста принятие той или иной воюющей стороны, говорил, что социалисты должны стать "третьей силой", бороться за мир без аннексий и контрибуций. В годы войны играл ведущую роль в газетах эсеров-интернационалистов "Мысль" и "Жизнь". Участник Циммервальдской и Кинтальской конференций социалистов-интернационалстов. --- 8.4,1917 вместе с большой группой эсеров (Аргунов, Авксентьев, Савинков, Фондаминскай и др.) через Англию вернулся в Петроград, вошел в состав городского комитета партии, исполняющего функции ЦК, и редакции газеты "Дело народа", избран членом Исполкома и товарищем председателя Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, членом т.н. "контактной комиссии", поддерживавшей связи Совета с Временным правительством, затем товарищем председателя ВЦИК и почетным председателем ЦИК Совета крестьянских депутатов. Считал, что революция имеет "народно-трудовой", переходный характер, главные ее задачи - демократизация власти и социализация земли, что создает условия и возможность.для эволюционного развития к социализму. Занял пост министра земледелия в 1-м коалиционном кабинете, внес на рассмотрение Временного правительства около десятка законопроектов: они были встречены в штыки в правительстве и вызвали резкую критику буржуазной печати. Против Ч. была развернута кампания по обвинению его в связи с германскими властями в период его сотрудничества в журнале "На чужбине", пропагандировавшем интернационалистские идеи среди русских военнопленных. В политической борьбе Ч. не проявил ни воли, ни решительности, делал уступку за уступкой, в итоге лишь 2 из предложенных им законопроектов стали законами о запрещении земельных сделок и о прекращении работ столыпинских землеустроительных комиссий. Входил во 2-е коалиционное правительство, подал в отставку, полагая, что участие в проводимой политике окончательно дискредитирует партию эсеров. Считал необходимым создание однородного социалистического правительства. Выступал против требования большевиков о передаче Советам всей полноты власти. --- Благодаря Ч. на 3-м съезде партии удалось на время приглушить разногласия путем избрания "эклектически компромиссного центра" и принятия компромиссных резолюций, авторство большинства которых принадлежало Ч. По словам Н.Ракитникова, Ч. "лучше, чем какойлибо другой член партии всегда олицетворял единство партии". После распада партийного центра возглавил левоцентристскую группу ЦК. 2,10.1917 получил отпуск для "объезда России" с целью выяснения настроения масс. Получив весть о большевистском перевороте в Петрограде, предпринял неудачные попытки поднять войска Западного фронта против большевиков и организовать однородное социалистическое правительство без большевиков. Во 2-й половине ноября 1917 вернулся в Петро-град, где участвовал во 2-м Всероссийском съезде Советов крестьянских депутатов (по предложению Ч. была принята резолюция о недоверии большевистскому Совету народных комиссаров), в 4-м съезде партии эсеров. Выступал за мирную агитационную пропагандистскую работу в массах, отзывы и перевыборы пробольшевистских депутатов Советов. Высказывал опасения, что партия эсеров своими неосторожными экстремистскими действиями даст повод большевикам для срыва Учредительного собрания и развязывания гражданской войны; категорически возражал против планов эсеровских боевиков "срезать" большевистскую головку, захватить в качестве заложников, а если понадобится, то и ликвидировать Ленина и Троцкого. Депутат Учредительного собрания, на первом и единственном заседании (5.1.1918) избран его председателем. Это был "звездный час" в его политической биографии. После разгона Учредительного собрания безуспешно пытался возобновить его работу в Москве, на Дону или на Украине; в июне 1918 направился в Самару, где образовался Комитет Учредительного собрания, однако добрался туда лишь в сентябре 1918, когда уже была создана Директория. На пленуме ЦК и на съезде членов Учредительного собрания Ч. безрезультатно добивался осуждения Директории, образование которой рассматривал как тяжелое поражение демократии. --- В период гражданской войны Ч. видел задачу в том, чтобы не только свергнуть диктатуру большевиков, но и сохранить одновременно социалистическую перспективу развития революции. Поэтому он считал, что эсеры вольны играть роль "третьей силы", ведущей решительную борьбу за демократию на два фронта - и против белых, и против большевиков. Наиболее эффективной, с точки зрения Ч., могла быть тактика "войны-восстания", ставка не на регулярные воинские силы, а на организованные ударные воинские части, прорывающиеся на территорию противника и поднимающие на восстание против большевистского режима недовольные слои населения. Весть о перевороте Колчака застала Ч. в Екатеринбурге; участвовал в создании комитета сопротивления. Арестован, однако на следующий же день освобожден благодаря вмешательству чешских легионеров, вместе с другими участниками съезда членов Учредительного собрания отправлен в Челябинск, а оттуда - в Уфу, где перешел на нелегальное положение. Намеревался выехать на Украину с целью установления там власти Учредительного собрания. В Уфе принял участие в дискуссии по вопросу о тактике партии. В борьбе с белыми считал возможными все средства, "вплоть до террора и восстания", предлагая прекратить на время вооруженную борьбу с большевиками. После победы считал необходимым вновь развернуть антибольшевистский фронт. Был категорически против любых соглашений с большевиками. --- В марте 1919 нелегально прибыл в Москву. Относясь с недоверием к решению ВЦИК о легализации ПСР, настаивал на сохранении законспирированного партийного аппарата и сам оставался на нелегальном положении. Участвовал в печатной и устной пропаганде, призывал массы на борьбу с Колчаком и Деникиным, одновременно резко критиковал большевистский режим. После запрещения деятельности партии эсеров участвовал в издании антибольшевистской газеты "Вольный голос красноармейца". Выступая на собрании, организованном Союзом рабочих-печатников в честь прибывшей в Москву английской рабочей делегации, заявил, что русские рабочие вместо свободного, творческого социализма получили "какой-то новый, партийный абсолютизм, какой-то своеобразный опекунский социализм, олигархически-чиновничий, по строю управления, казарменный и военно-каторжный по методам - словом, аракчеевский коммунизм...". --- 20.9,1920 в связи с решением ЦК перенести издательство партийной литературы за границу покинул Россию. Основал и до конца октября 1921 единолично (потом коллегиально) редактировал партийный журнал "Революционная Россия", издававшийся сначала в Ревеле, затем в Берлине и Праге. С осени 1920 член --- Заграничной делегации ПСР, уполномоченный российского центра партии за границей, пытался проводить официальную левоцентристскую политику, определенную 4-м съездом и 8-м, 9-м и 10-м Советами партии. Однако, критикуя правых эсеров-эмигрантов за их тактику коалиции, все же принял активное участие в работе эсеровской фракции на частном совещании членов Учредительного собрания (янв. 1 9 2 I, Париж), что стало одним из последних наиболее значимых в политическом отношении компромиссов ради сохранения формального единства партии: "Вы, - писал Ч. в ЦК ПСР, - может быть, недовольны мною за то, что я не выступил в Париже более категорически против того, что произошло. Формально вы будете, пожалуй, даже правы, но имейте в виду: я и без того все время ходил по самому краю обрыва. Еще один шаг - и был бы полный разрыв с Керенским, Зензиновым, Минором, не говоря о более правых". Во время Кронштадского выступления (март-апр. 1921) публиковал в журнале "Революционная Россия" статьи, призывавшие поддержать Кронштадт всеобщей стачкой и восстанием, предлагал по телеграфу Кронштадтскому ревкому свою помощь, --- В июне 1926 в результате раскола Заграничной делегации эсеров меньшинство во главе с Ч. монополизировало "Революционную Россию". В марте 1928 группа Ч. вышла из заграничной организации партии, возглавлявшейся Областным комитетом, и образовала Заграничный комитет партии эсеров, продолжавший, по словам Ч., "старую левоцентровую ориентировку партии". Летом 1927 выступил с идеей создания "Лиги Нового Востока", объединившей представителей социалистических партий украинцев, белорусов и армян. В 1929-30 совершил длительную поездку в США и Канаду, в ходе которой предложил мексиканскому правительству план создания в этой стране земледельческих колоний из русских эмигрантов; содействовал образованию в США группы партии эсеров, разделявшей его идеи. --- Сложившийся в России строй Ч. считал не социализмом, а "интегральным государственным капитализмом", а личный режим Сталина - "логическим выводом из внутренней тенденции развития, присущей государственному капитализму". Исключая возможность мирного перерождения "госкапиталистической системы большевиков" в сторону демократического социализма, полагал, что большевистская диктатура может быть "или свергнута всенародным восстанием, или сдаться под угрозой его созревания и наступления". Миссию партии эсеров Ч. видел в "возглавлении и руководстве всеобщим напором на правящую госкапиталистическую корпорацию". При этом победа над госкапитализмом не должна была привести к возврату к "капитализму частно-буржуазному". Партия эсеров, по мнению Ч., должна заранее готовиться к отражению попытки использовать крушение большевизма в интересах "цезаризма, бонапартизма, империализма". Отвергал "активистские" авантюры, всякое форсирование событий, считал недопустимым преждевременное и бесплодное расточение народных сил в "розницу", полагал необходимой моральную и политическую подготовку "к новой эпохе народно-общественного подъема". Считал положительным признание иностранными государствами Советской России для сохранения мира в Европе, --- С середины 1930-х Ч. выступал за создание в европейских государствах народного фронта с участием коммунистов против набиравшего силу фашизма. В октябре 1938 предложил Исполкому Социалистического Интернационала проект резолюции, в которой утверждалась необходимость содействовать сближению Англии, Франции и США с Советским Союзом для того, чтобы помешать сближению СССР с фашистской Германией. С октября 1938 жил в Париже. В 1940 вместе с другими русскими социалистами перебрался в Нью-Йорк; член эсеровской организации, редколлегии журнала "За свободу". После нападения Германии на СССР признал необходимым "стать на защиту России" при условии, если советское правительство прекратит войну со своим собственным народом и объявит политическую амнистию. Незадолго до своей смерти в числе 14 русских социалистов подписал обращение "На пути к единой социалистической партии", в котором утверждалось, что история сняла все спорные вопросы между различными русскими социалистическими течениями и поставила задачу их объединения в одну социалистическую партию. --- Оставил богатое и разнообразное литературное наследство. В 1925 издал книгу "Конструктивный социализм", в которую вошли старые статьи по вопросам программы партии и теории социализма, публиковавшиеся ранее в "Революционной России"; основная мысль книги - социализм в своем развитии прошел утопическую и научную фазы и теперь вступает в фазу конструктивную, в фазу практического строительства. В 1930-е писал историю партии эсеров (не завершена). --- Соч.: Аграрный вопрос и современный момент. М., 1917; Война и третья сила. Пг., 1917; К обоснованию программы партии социалистов-революционеров. Пг., 1918; Записки социалиста-революционера, кн. 1. Берлин-М.-Пг., 1928; Конструктивный социализм, T.I. Прага, 1925; Рождение революционной России. Париж-Прага-Нью-Йорк, 1934; Перед бурей. Воспоминания. Нью-Йорк, 1953; Показания В.М.Чернова по делу Азефа в следственной комиссии партии с.-р. 2 февраля 1910// НЖ. 1970, № 100, 101. --- Арх.: ГАРФ, ф.5847: ф.102, ДП-7, 1897, д.96, ч.2; ДП 00, 1906, 1 отд., Д.201. --- Н. Ерофеев ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..