МЕЧ и ТРОСТЬ
19 Ноя, 2017 г. - 09:47HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    БАЙКОВ Николай Аполлонович    (29.11.1872, Киев - 6.3.1958, Брисбен, Австралия) - писатель и натуралист. Дворянин, потомок Федора Исаковича Б" направленного в 1654-58 царем Алексеем Михайловичем во главе первого русского посольства в -Китай для установления дипломатических и торговых отношений. Бабушка Б. - Мария Егоровна - племянница Шамиля. Отец Б. - Аполлон Петрович Б. - военный юрист, член Главного военного суда в Петербурге, закончил службу в чине генераллейтенанта: одним из его друзей был Н.Пржевальский, с которым Б. встретился в 1887. Воспитывался Б. в Киевском кадетском корпусе; получив аттестат зрелости при 1-й петербургской классической гимназии, поступил на естественный факультет Петербургского университета, но через два года оставил университет. Окончил Тифлисское пехотное юнкерское училище. --- Военную службу начал в 1892 в 16-м гренадерском Мингрельском пехотном полку в Тифлисе, тюд командованием великого князя Николая Михайловича. По его рекомендации Б. познакомился с Г.Радде, известным путешественником и естествоиспытателем. Решив посвятить себя изучению Маньчжурии, Б. добился в 1901 при помощи Д.Менделеева, гостившего у великого князя, перевода в Заамурский округ пограничной стражи Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). В 1910-14 командовал ротой 5-го Заамурского полка, названной "тигровой" за мужество командира и солдат в охоте на хищников. За эти годы Б. исколесил обширный район Маньчжурии, от границ Кореи до Амура, выполняя задание Академии наук, Изложил научные результаты экспедиции в ряде работ; ввел тему Маньчжурии в русскую литературу (книга очерков и рассказов "В горах и лесах Маньчжурии", 1914). В 1-ю мировую войну "тигровая" рота Б. в составе 2-го Заамурского полка действовала на Юго-Западном фронте в Галиции, Б. был ранен, награжден орденом Св.Владимира за храбрость. --- В годы гражданской войны воевал в рядах Добровольческой армии. В Новороссийске заболел тифом; по выходе из госпиталя в 1920 вместе с семьей покинул Россию. Из Константинополя направился в Египет, через год оказался в лагере Сиди Бишр, возле Александрии. Два года скитался по Африке, Индии и др. странам Юго-Восточной Азии. В сентябре 1922 приехал во Владивосток, поверив слухам о восстановлении белой власти, но уже через месяц снова эмигрировал - на этот раз в знакомую ему Маньчжурию. Устроился сначала сторожем на лесной концессии КВЖД, С 1925 жил в Харбине, участвовал в создании Общества изучения Маньчжурии, опубликовал очерк "Маньчжурский тигр". В дальнейшем продолжал выступать с научными статьями и заметками натуралиста, но главным его делом стала литература, а основной темой - жизнь маньчжурской тайги и ее обитателей. Воспоминания и впечатления Б. - участника событий 1914-19, монархиста, который сравнивал Октябрьскую революцию со стихийным бедствием, разрушавшим естественный порядок вещей, отразились лишь в одной книге - "По белу свету" (Харбин, 1937). В других книгах взор Б. обращен к природе, в ней он находил высшую нравственность. В 1934 в Харбине вышел сборник рассказов "В дебрях Маньчжурии", а повесть "Великий Ван" (Харбин, 1936) принесла автору мировую известность. В начале 40-х в Японии заговорили даже о "буме Байкова". Видный японский писатель Кикути Кан назвал повесть "первоклассным произведением мировой анималистической литературы". Сюжет повести - история тигра, владыки маньчжурских лесов и гор. На природу Б. смотрел глазами человека, воспитанного на идеалах нового времени, которому дорога идея самоценности человеческой личности, но он стремился найти точки соприкосновения с иным миропониманием, выраженным в восточных верованиях и легендах. Через взаимоотношения Вана и охотника Туна, понимающего "душу" зверя, Б. пытался проверить свою сокровенную мысль о мировой гармонии, В отличие от произведений других эмигрантских авторов в повести Б. нет восторга по поводу строительства КВЖД, как "оплота русского влияния на Дальнем Востоке"; для него это - драма умирающей красоты Шухая, лесного моря, под натиском железного века нарушающего природное равновесие. Позже были опубликованы повести "Тигрица" (Харбин, 1940), "Черный капитан" (Тяньцзинь, 1943) и сборники рассказов "Тайга шумит" (Харбин, 1938), "У костра" (Тяньцзинь, 1939), "Сказочная быль" (Тяньцзинь, 1940), "Наши друзья" (1941), "Шухай" (1942), "Таежные пути" (1943), где снова перед читателем развертывается картина бескрайнего маньчжурского простора; герой многих рассказов русский богатырь Бобошин - готов заключить в свои медвежьи объятия весь Шухай, город ему враждебен. Тема ряда рассказов - превратности человеческих судеб в "окаянное время"; пронизанные поэзией стойкости в смертельной борьбе за существование, они были адресованы молодым читателям. --- Во время 2-й мировой войны правящие круги Японии стремились использовать популярность Б.; он был одним из шести писателей, представлявших литературу Маньчжоу-го на состоявшемся в ноябре 1 942 в Токио съезде писателей "великой Восточной Азии", созванном, чтобы продемонстрировать поддержку писателями "священной войны". Сам Б, высоко ценил народ и культуру Японии, но не японскую военщину. В декабре 1956 Б. с семьей переехал в Австралию, где и умер от атеросклероза. Незадолго до смерти написал книгу "Прощай, Шухай!", в которой называл Маньчжурию своей второй родиной. Произведения Б. переведены на многие европейские и восточные языки. --- Лит.: Сайками Токио. Писатель маньчжурской тайги Байков // Сэкай, 1962, № 2; Жернаков В.Н. Николай Аполлонович Байков. Мельбурн, 1968; Канэмицу Сэцу. По следам Байкова // Иван, 1987, № 9; Мелихов Г. Предисловие // Рубеж, 1992, № 1: Ким Рехо. Николай Байков. Судьба и книги // Лит. обозр., 1993, № 7-8. --- Ким Рехо ---

    БАКЛАНОВ Георгий Андреевич    (наст. фам., имя Баккис Альфонс-Георг) (23.12.1880, Петербург -6.7.1938, Базель) - артист оперы и концертный певец (баритон). Латыш по отцу, русский по матери, рано осиротел, воспитывался в Киеве у родственников матери. Окончил Киево-Печерскую гимназию и поступил на юридический факультет Свято-Владимирского университета. Еще будучи гимназистом, под впечатлением от прослушанного в Киевской опере "Демона" А-Рубинштейна Б. увлекся оперой и неожиданно обнаружил у себя сильный голос. Вскоре он начал занятия у профессора Киевской консерватории Мартина Петца, воспитавшего многих видных певцов России и Польши. В 1901 Б. перевелся в Петербургский универститет (который так и не окончил). Здесь, в столице, он был прослушан педагогом и знаменитым в прошлом баритоном И.Прянишниковым, который настолько увлекся редкостным дарованием нового ученика, что взял его с собой в путешествие по Италии. В Милане Прянишников представил Б. профессору Витторио Вандзо. У него консультировались, проходили новые партии, совершенствовали вокальную технику известные русские артисты (в том- числе Л.Лашовская и Д.Смирнов). У Вандзо Б, занимался вплоть до возвращения на родину в конце 1903, Его первое выступление на сцене состоялось в январе 1904 в Киеве в партии Амонасро в опере Дж.Верди "Алда". Эту роль Б. готовил под руководством В.Лосского, известного оперного режиссера и певца. Несмотря на тщательную подготовку, дебют не обошелся без курьеза. В своих мемуарах Лосский рассказывает, что перед выходом на сцену Б. забыл завершить гримировку и "черный эфиопский царь появился с белой шеей и белыми руками!.. В публике раздался смех. Но как только дебютант открыл рот и дал первую ноту, публика замерла: это был из ряда вон выходящий голос. Звук лился, звенел, чаровал тембром, потрясал мощью. Успех был решительный". Окрыленный, Б. отправился в Петербург на пробу в Мариинский театр (февр. 1904). Несмотря на высокую оценку его таланта авторитетными артистами, включая Л.Собинова, Б. не получил приглашения в первый театр России и был вынужден подписать контракт с частной антрепризой на выступления в Житомире и Каменец-Подольске. В Ригу, куда отправилась труппа после Украины, его не взяли, т. к, посчитали слишком молодым, чтобы "петь в таком большом и музыкальном городе". Б, возвратился к Прянишникову в Петербург, продолжил у него занятия, а затем переехал Москву и с блеском выступил в театре С.Зимина в своей "коронной" партии - в рубинштейновском "Демоне" (15.4.1905). На спектакле присутствовал директор императорских театров В.Теляковский, год назад отказавший ему в поступлении в Мариинский театр. На этот раз Теляковский пожелал во что бы то ни стало заполучить молодого артиста. Б, не поверил его посулам и заключил контракт на следующий сезон с Зиминым, но Теляковский добился своего - заплатил Зимину неустойку, и уже 20 апреля новый баритон появился впервые на сцене Большого театра. --- В своем первом сезоне в Большом театре Б. исполнял партии Валентина в "Фаусте" Ш.Гуно, Амонасро в "Аиде" Дж.Верди, Эскамильо в "Кармен" Ж.Бизе. Но особенно прославился артист в роли Демона. Трактованный им в соответствии с врубелевским образом, "без пошлых крыльев, с огнеными глазами... его Демон был духом отрицания и зла". Вскоре судьба свела Б. с С.Рахманиновым.Ф.Шаляпин отказался от участия в премьерах его опер "Франческа да Римини" и "Скупой рыцарь", и молодому артисту поручили первое исполнение главных партий - Ланчотто и Барона. Впервые Б. довелось осваивать роли, не имеющие никаких исполнительских традиций. Опираясь на авторские пожелания и помощь известного артиста Малого театра А.Ленского, Б. создал впечатляющие образы, оказавшись на высоте требований, предъявляемых музыкой Рахманинова. Его выступление на премьере 11.1.1906 полностью удовлетворило автора. Партнерша Б. в тот вечер, ведущая солистка Большого театра Н.Салина, так пишет о нем в своей книге "Жизнь и судьба": "Юный, высокий, стройный красавец с баритоном необычайной красоты и силы. Он только начинал свою карьеру, но уже чувствовалось, что далеко пойдет. Действительно, пробыв недолго в Москве, он уехал за границу, и скоро зарубежная пресса стала приносить нам известия о его колоссальном успехе". За рубеж Б. отправился в 1909, а до того успел выступить в Большом театре в 14 операх. Он исполнил Руслана Глинки и Князя Игоря А.Бородина, партии Виндекса в "Нероне" А.Рубинштейна и Поярка в "Сказании о невидимом граде Китеже" Н.Римского-Корсакова, спел вердиевских Риголетто и Тельрамунда ("Лоэнгрин"), Зургу в "Искателях жемчуга" Ж.Бизе репертуар разнообразный и неординарный (от лирической партии Онегина до басовой Руслана). --- В 1909 Б. начал серию блистательных выступлений на сценах США. Он участвовал в открытии и в первом сезоне оперы в Бостоне (совм. с Л.Липковской и Е.Бронской), пел в Чикаго, в Нью-Йорке. В 1910 выступил в Венской придворной опере: Яго в "Отелло" Дж.Верди, моцартовский Дон Жуан, басовая партия Нилаканты в "Лакме" Л.Делиба. В 1911 русский баритон имел сенсационный успех в Германии, выступив в Гамбурге, Кельне, Лейпциге, Дрездене, Берлине, где пел Риголетто и Скарпиа в "Тоске" Дж.Пуччини. В том же году он пересек Атлантику и появился на сцене крупнейшего театра Южной Америки "Colon" в Буэнос-Айресе, а в "La Scala" пел Демона по приглашению великого дирижера А.Тосканини. В 1912 пел в Праге, в 1913-в парижской "Grand-Opera", весной 1914 -в Монте-Карло, в театре "Casino", собиравшем в то время (как "Metropolitan Opera" в Нью-Йорке) лучшие исполнительские силы мировой оперы. Здесь Б. вместе с Э.Карузо и Липковской выступил в "Риголетто", с М.Кузнецовой-Бенуа в "Тоске", с Дж.Мартинелли в "Девушке с Запада" Дж.Пуччини, с Липковской в премьере оперы А.Понкьели "Валенсианские мавры". Это лишь некоторые из зарубежных гастролей великого артиста. --- Будучи солистом Бостонской оперы (191114), Б. в каждом сезоне возвращался и выступал на родине. В Большом театре ему довелось участвовать в знаменитой постановке вагнеровского "Лоэнгрина" в 1911 с участием Л.Собинова, А.Неждановой, И.Петрова, Л.Балановской, под управлением прославленного немецкого дирижера А.Никиша. В Петербурге артист пел на сценах Мариинского театра и Народного дома (1913). В 1915 серию спектаклей с участием Б. дала Киевская опера. С этого года Б. подписал контракт с оперным театром в Чикаго, вторым по значению театром США, собиравшем труппу, способную соперничать с "Metropolitan Opera" - Р.Страччари, АТалли-Курчи, Т.Скипа.Б. покинул родину, как он полагал, на время, но оказалось - навсегда. --- В Чикагской опере Б. являлся первым баритоном (до 1930). После окончания 1-й мировой войны Б. снова появился в Европе, гастролировал в Варшаве, Париже, Белграде, Берлине. В столице Германии он был первым исполнителем партии Грозного в европейской премьере "Царской невесты" Римского-Корсакова, пел Мизгиря в "Снегурочке" (1923). По завершении работы в Чикагской опере она 1930 перебрался в Германию, приобрел дом в предместье Берлина.Б. занял значительное положение в артистическом мире германской столицы. Он сыграл решающую роль в выборе творческого пути юной М.Чеботаревой, определив ее будущее оперной певицы - вскоре она стала знаменитой Марией Чеботари, примадонной опер Вены, Берлина и Дрездена. После прихода к власти нацистов Б. переехал в Швейцарию и уединился в имении близ Базеля, где он и окончил свои дни. --- Несмотря на недолгую жизнь, Б. успел пережить свой голос и свою славу. Об этом свидетельствуют его последние записи, произведенные в Берлине в начале 1930-х. Артист тогда только что перешагнул 50-летний рубеж, возраст для баритона некритический, а уже слышны (сравнительно с ранними записями) значительные потери в голосе. Очевидно, сказалась безостановочная, в буквальном смысле слова, "на износ", работа на протяжении 25 лет. Но и эти поздние записи Б. производят большое впечатление. Ощущается высокий класс настоящего мастера, не знающего вокально-технических проблем, не щадящего ни свой голос, ни свои силы.Б. записывался довольно много, но не всегда удачно. Первые записи 1907 в Москве он был вынужден сделать с аккомпаниментом фортепиано, а не оркестра, поэтому в ариях имеются значительные купюры. Пластинки 1907, выпущенные компанией "Gramophone", быстро "уценились" и перешли в разряд более дешевых с маркой "Zonophone". В 1911 в США Б. записывал пластинки для компании "Columbia" и продолжил с нею сотрудничество в 1918. Компания "Gramophone", лидер граммофонной индустрии в Европе, произвела (в Милане или в Вене) сеанс записей великого русского баритона в 1913, В числе этих фонограмм имеются и лучшие в его звуковом наследии.Б. ошибочно приписывают несколько пластинок, выпущенных киевской компанией "Экстрафон" под маркой "Артистотипия" в 1914-15. В 1919 голос артиста записывала в США компания "Victor". Матрицы были переданы компании "Gramophone" для выпуска пластинок в Европе. Эти диски (с маркой "His Masters Voice") входили в серию пластинок ведущих артистов мира, представленных компанией. В 1923 (или 1924) несколько пластинок Б. записал в Берлине для "Vox", радио и граммофонного предприятия. Все это были т.н. акустические записи (осуществлены при помощи рупора). К микрофону Б. встал, когда его голос уже утрачивал свои исключительные качества. Репертуар пластинок артиста состоит почти полностью из оперных арий, некоторые исполнены на итальянском и французском языках. Два дуэта (в 1911 и 1913) записаны в ансамбле с Липковской. Лучшие записи Б. полностью подтверждают его высочайшую художественную репутацию. Он ни в чем не уступает своим современникам-итальянцам в "их" репертуаре. Но некоторые записи неудачны - Мефистофель и Борис Годунов. Слишком сильны впечатления от созданных Шаляпиным шедевров, в сравнении с которыми Б. явно проигрывает. Зато к числу бесспорных удач относятся замечательные исполнения фрагментов из "Демона", относящиеся к разным годам. Даже поздняя запись "Клятвы" свидетельствует, что восторги тех, кто слышал и видел Б. в этой роли, не преувеличены. Великолепен Б. в ролях "злодеев", его Яго, Барнаба в "Джоконде" А.Понкьели исполнены на уровне мировых образцов. --- Искусство великого русского артиста никогда не забывалось ни на Западе, ни на родине. В Австрии в 1970-х "Preiser" выпустил пластинку Б. в серии выдающихся певцов 1920-30-х. Фирма "Мелодия" выпускала монографические пластинки певца в 1977 и 1987. --- Лит.: Левик С.Ю, Записки оперного певца.М., 1962; Kutsch J. & Riemens L. Unvergangliche Stimmen. Sangerlexicon. Bern, Munchen, 1975; Пружанский A.M. Отечественные певцы 1750-1917. М., 1991; Перепелкин Ю.Б. Аннотация к пластинке фирмы "Мелодия" "Георгий Бакланов, баритон" в серии "Музыкальное наследие. Исполнительское искусство" М10, 48 015006. ---

    БАКСТ Лев Самойлович    (наст. фам. и имя Розенберг Лей Хаим; Бакст - фам. бабушки по матер. линии, принятая в качестве псевд. в 1889) (27.4.1866, Гродно - 27.12.1924, Париж) - живописец, график, художник театра. Отец - Робинович Израиль Самуил Борух Хаимович, мать - Басия Пинхусовна (урожд. Розенберг). Вскоре после рождения Б. семья переехала в Петербург. Окончив 6-ю петербургскую гимназию, занимался в 1883-87 в качестве вольнослушателя в Академии художеств у И.Аскназия, К.Венига и П.Чистякова. В ранних исторических и бытовых полотнах проявилось влияние передвижничества и позднего академизма. В 1888-92 работал над иллюстрациями для детских книг и периодических изданий "Художник" и "Петербургская жизнь". --- В 1890 сблизился с кружком А.Бенуа. В 1891 путешествовал по Германии, Испании, Италии, Швейцарии. С 1893 по 1897 жил подолгу в столице Франции, работал над картиной "Встреча адмирала Авелана в Париже" (закончена в 1900); совершенствовал рисунок в студии Ж.-Л.Жерома, а живопись в академии Р.Жулиана и на занятиях с финским художником А.Эдельфельтом. В 1896 ездил в Мадрид, в 1897-в Алжир и Тунис. Выполненные маслом и акварелью пейзажи и портреты Б. (в числе последних портреты-типы: "Испанец", 1891, акварель; "Молодой дагомеец", 1895, акварель и др.) экспонировались на выставках: Академических (1890, 1896, 1897), рисунков русских художников "Blanc et noir" (1890), Общества русских акварелистов (1891-97), Международных в Дрездене (1892) и Берлине (1896) и др. --- К концу 1890-х Б. стал горячим энтузиастом объединения молодых художественных сил России. Ему принадлежала идея "Выставки русских и финляндских художников", устроенной С.Дягилевым в начале 1898 в Петербурге и затем показанной в Мюнхене, Дюссельдорфе, Кельне и Берлине. В дальнейшем Б. активно сотрудничал с Дягилевым и Бенуа в издании журнала "Мир искусства" (1898/991904), участвовал в выставках того же названия (1899-1903, 1906, 1913), в выставке "Современное искусство" (1903), ретроспективных выставках русского искусства в Париже и Берлине (1906), в Международной художественной выставке в Венеции (1907), выставках Союза русских художников (190310) и др. --- Особое место среди работ Б. 2-й половины 1890-х - 1900-х занимали портреты деятелей культуры Серебряного века: В.Нувеля, акварель, 1895; Д.Философова, пастель, 1897: А.Бенуа, акварель, пастель, 1898; И.Левитана; Ф.Малявина (оба литогр., 1899); В.Розанова, пастель, гуашь, 1901; З.Гиппаус, черный карандаш, мел, сангина, 1906: С.Дягилева, масло, 1906; А.Павловой, итальянский карандаш, 1908 и др. Развиваясь в русле мировых художественных процессов, творчество Б. обнаружило в начале ХХв. характерные признаки стиля модерн с его метафоричностью образов и декоративностью изобразительных приемов, особенно заметных в тяготеющей к орнаменту и силуэту журнальной, книжной и прикладной графике (рисунки для журналов "Мир искусства" 1902-4, "Золотое руно", 1906) и в таких станковых работах как "Ужин" (масло, 1902), "Ливень" (гуашь, тушь, 1906), "Ваза" (гуашь, акварель, 1906). В последней, запечатлев себя и свою жену бредущими по двум тропинкам, огибающим большую садовую вазу, Б. отразил перипетии личной жизни. В 1903 он женился на Любови Павловне Гриценко - дочери П.Третьякова, вдове художника Н.Гриценко; для совершения религиозного обряда перешел из иудаизма в лютеранство. В 1907 у Б. родился сын Андрей (1907-1972), в будущем художник театра и кино. Брак оказался непрочным, в 1910 супруги развелись, и Б. вернулся к религии предков; однако сохранил с женой и сыном дружеские отношения, поддерживал их материально. --- В 1900-е Б. неоднократно совершал поездки в Западную Европу, в память о чем остались пейзажи, свидетельствующие о возросшем живописном мастерстве, об умении запечатлеть природу в обобщенных выразительных формах: "Пристань в Ментоне" (масло, 1903), "Оливковая роща в горах" (масло, 1903-4), "Море" (масло, 1908). В 1907 Б. вместе с В.Серовым побывал в Греции, завершил панно "Древний ужас" ("Terror Antiquus", масло, 1908). В этот период Б. был увлечен идеей неоклассицизма, что проявилось в его публицистических выступлениях, педагогической деятельности в студии Е.Званцевой (1906-10) и лишь отчасти в собственном творчестве, до конца остававшемся неотрывным от модерна. --- Наиболее полно Б. реализовал себя в театре. В 1901 с группой коллег по "Миру искусства" работал над эскизами декораций и костюмов к неосуществленной постановке в Мариинском театре балета Л.Делиба "Сильвия". В последующие годы в оформлении Б. были поставлены пантомима "Сердце маркизы" (1902) в Эрмитажном театре, балет И.Байера "Фея кукол" (1903) в Эрмитажном и Мариинском театрах, трагедии Еврипида "Ипполит" (1902) и Софокла "Эдил в Колоне" (1904) в Александрийском театре, трагедия Софокла "Антагона" (1904, частный спектакль И. Рубинштейн). В 1907 началось сотрудничество Б. с балетмейстером-реформатором М. Фокиным (эскизы костюмов для танцевальных номеров: "Лебедь" в исполнении А.Павловой и др.), С 1909 работал в антрепризе С.Дягилева, с 1911 ее художественный директор. Отказ от канонов классического балета, слияние танца и пантомимы, изобразительность хореографии, стремление к стилистическому соответствию выразительных средств представляемой эпохе повышали роль художника, делая его соавтором балетмейстера.Б. стал одной из центральных фигур Русских сезонов, выполнив эскизы декораций и костюмов к балетам, слагающимся в несколько тематических циклов. Первый из них - ориентальный ("Клеопатра" на муз.А.Аренского, С.Танеева, М.Глинки и др., 1909; "Шехеразада" Н.Римского-Корсакова, 1910; "Жар-птица" И.Стравинского, 1910; "Синий бог" Р.Гана и "Тамара" М.Балакирева, 1912), окрашенный, по словам одного из критиков, "в цвета страсти и сказки". Второй европейский ("Карнавал" Р.Шумана, 1910; "Призрак розы" КМ.Вебера), обращенный к эпохе романтизма и стилю бидермайер. Третий - античный ("Нарцисс" Н.Черепнина, 1911; "Дафнис и Хлоя", М.Равеля, 1912; "Послеполуденный отдых фавна" К.Дебюсси, 1912), где проявилось увлечение художника греческой архаикой и Эгейской культурой. В работе для сцены раскрылась способность Б., разделяя мирискусническую влюбленность в искусство прошлого, смело переосмысливать его мотивы, подчинять их вкусам, настроениям, ритмам своей эпохи. Отразив тенденцию времени к синтезу искусств, спектакли, оформленные Б., становились движущейся живописью или зримой музыкой: танцующие фигуры, приводя в движение яркие пятна одежд, покрывал, шарфов, образовывали новые и новые гармонии. Созданные им эскизы костюмов оказывались проектами будущего сценического образа, помогавшими М.Фокину, В.Нижанскому и др. балетмейстерам и танцовщикам найти соответствующее хореографическое решение.Б. во многом определил то воздействие, которое Русские сезоны оказали на мировой балет и декорационное искусство. --- Конец 1900-х - начало 1910-х - самый плодотворный период в творчестве Б. Он работал также над эскизами костюмов и декораций для антрепризы И.Рубинштейн (мистерии Г.Д'Аннунцио "Мученичество Святого Себастьяна" и "Пизанелла", 1911 и 1913: драма О.Уайльда "Саломея", 1912; трагедия Э.Верхарна "Елена Спартанская", 1912), для труппы А.Павловой (балет на муз. "Восточная фантазия" М.Ипполитова-Иванова и М.Мусоргского, 1913; балет П.Чайковского "Спящая красавица", 1916), для парижских и лондонских театров. Влияние Б. перешагнуло границы рампы, сказалось в оформлении интерьера и в светской одежде. Крупнейшие парижские модельеры Пуаре, Пакен, Борт, Куртизье создавали модели, навеянные бакстовскими спектаклями, и сам художник приходил к сотрудничеству со знаменитыми фирмами, принося в костюм яркую театральность. --- Обосновавшись в 1910в Париже, Б. после этого лишь несколько раз побывал в России. Приезды осложнялись из-за распространявшегося на него закона о черте оседлости. Только после избрания в 1914 действительным членом Академии художеств Б. получил право на проживание в Петербурге, но началась 1-я мировая война, и ему больше не суждено было попасть на родину. Не осуществилась и постановка в Мариинском театре мимодрамы-балета Ж.Роже-Дюкаса "Орфей", над эскизами декораций и костюмов к которому Б. работал в 1914-15 в Швейцарии и в Париже. --- С дягилевской антрепризой Б. продолжал сотрудничать и тогда, когда Фокина и мирискусников сменили балетмейстеры и художники следующих поколений: эскизы декораций и костюмов к мимодраме-балету "Шутницы" Д.Скарлатти (1917), к балету П.Чайковского "Спящая красавица" (1921) и др. В последние годы жизни он выполнял также эскизы для парижских театров "GrandОрбга", "Theatre Jumnase", "F6mina", "de la Renaissanse". Б. был отзывчив на художественные искания более молодых мастеров: в его работах можно увидеть соприкосновения и с фовизмом, и с кубизмом. Однако с годами Б. становился все более одинок, его мучило сознание, что основные его достижения позади. Оформляя "Спящую красавицу", он словно грезил о первых дягилевских сезонах, о своих былых триумфах. Все тяжелее становился отрыв от родины. "Каждый день растет в его мастерской количество русских образов группы, фигуры. Они русские не только по костюмам, но и по жестам. Зачем они? Художник сам не знает", - писал один из критиков. Эти образы легли в основу постановок в 1922 в театре "Femina" по сценарию самого Б. мимодрамы "Подлость" и водевиля "Старая Москва". Диссонансы между традиционными национальными мотивами и жесткими геометризованными формами выражали и ностальгию мастера, и неприятие им многого в современной действительности. Таким образом, в поздних созданиях Б. проявились черты, становящиеся характерными для художественной культуры русской эмиграции. --- В 1910-е - начале 1920-х Б. не оставлял работы над портретами (в числе его моделей Ж. Кокто, 1911; Л.Мясш, 1914; В.Цукки, 1917: И.Рубинштейн, 1921; И.Бунин, 1921), выполнил ряд декоративных панно, среди которых семь на сюжет сказки Ш.Перро "Спящая красавица" для особняка Д.Ротшильда в Лондоне (1914-22). Занимался литературной работой, публиковал статьи, выступал с лекциями о современном искусстве и одежде. Много раз выезжал в различные города Западной Европы, в начале 1924 побывал в США - в Вашингтоне и Нью-Йорке. --- Летом 1924 во время репетиции труппой Рубинштейн в парижском "Grand-Opera" балета "Истар" на музыку В.д'Энди по сценарию Б. и в его оформлении с художником случился нервный припадок. В конце года он скончался в клинике Руаль-Мальмезена и был похоронен на кладбище Батиньоль. --- В зарубежный период своей жизни Б. участвовал во многих международных выставках. В 1910 на выставке в Брюсселе был награжден Большой золотой медалью, в 1911 был избран вице-президентом жюри Общества декоративных искусств во Франции; стал членом Осеннего салона в Париже и Брюссельской Королевской академии. Персональные выставки Б. при его жизни и после его смерти прошли в Париже (1957), в Лондоне (1912, 1913, 1917, 1976), в Брюсселе, в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, в Чикаго и в др. городах Европы и Америки. В 1992 выставка произведений Б. из петербургских собраний состоялась в Русском музее. --- Произведения Б. хранятся в Третьяковской галерее, в Музее изобразительных искусств им. Пушкина, в Театральном музее им.А.Бахрушина в Москве, в Русском музее, и Музее театрального и музыкального искусства в Петербурге, в Музее декоративных искусств в Париже, в Музее Виктории и Альберта в Лондоне, в Музее Эшмолиана в Оксфорде, в Метрополитен-музее в Нью-Йорке и в др. отечественных и зарубежных собраниях. Архив Б. - в отделе рукописей Третьяковской галереи. --- Соч.: Пути классицизма в искусстве // Аполлон, 1909, № 2-3; Серов и я в Греции: Дорожные записки. Берлин, 1924. --- Лит.: Бенуа А. "Салон" и школа Бакста // Речь, 1910, 1 апр.: Levinson Andre. Histoire de Leon Bakst. Paris, 1924; Spencer Charles. Leon Bakst. London, 1973; Пружан И.Н. Лев Самойлович Бакст.Л... 1975; Борисовская Н.А. Лев Бакст.М., 1979; Голынец С.В. Лев Самойлович Бакст. 1866-1924. Л., 1981; Leon Bakst: Set and Costume Designs. Book Illustrations. Painting and Graphic Works. Text and selection by J. Pruzhan. Leningrad, 1986; Лев Бакст. Живопись. Графика. Театрально-декорационное искусство. Авт.сост.С.В.Голынец.М., 1992. --- С. Голынец ---

    БАЛАНЧИН Джордж    (наст. фам., имя Баланчивадзе Георгий Мелитонович) (9.1.1904, Петербург - 30.4.1983, Нью-Йорк) хореограф, педагог, танцовщик. Отец - Мелитон Баланчивадзе, грузин, уроженец Кутаиси, композитор по профессии, автор хоровой и церковной музыки. Мать - петербуржанка Мария Николаевна (урожд. Васильева) - увлекалась игрой на фортепиано. Младший брат Андрей впоследствии стал известным композитором. Старшей сестре прочили будущее балетной артистки и неоднократно приводили экзаменоваться в Театральное училище. В одно из таких посещений было предложено просмотреться и Георгию, В отличие от сестры его приняли в училище.Б., намеревавшийся стать военным, неожиданно для самого себя оказался на поприще артистическом. --- С пяти лет мать обучала Георгия игре на фортепиано. Страсть к музыке сохранилась у него на всю жизнь. Музыка и танец, в их органическом слиянии и нерасторжимом союзе, определили особенность дара будущего хореографа. Именно Б. суждено было вновь обрести утраченное балетом начала века чувство гармонии и идеальной красоты. Это было новое понимание вечных идеалов совершенства в искусстве - того, что стало в будущем истоком неоклассицизма. --- В Театральном училище Б. учился у П.Гердта пантомиме, у С.Андрианова классическому танцу: оба были премьерами, признанными столпами академизма. Кумирами для Б. были Т.Карсавина и Е.Гердт, среди танцовщиков - С.Андрианов и П.Владимиров. Первой ролью, отмеченной в программке, стала для Б, роль Обезьяны в балете "Дочь фараона", исполненная на третьем году обучения в училище. В 1916 вместе с другими воспитанниками, участниками спектакля, он был представлен царю. --- Октябрьская революция 1917 привела к закрытию училища. Отец уехал в Тифлис, стал министром культуры продержавшейся недолго Грузинской республики. Вслед за ним отправилась и вся семья, за исключением Георгия. Тот оставался в Петрограде с теткой и в ожидании возобновления занятий вынужден был зарабатывать на жизнь, служа тапером в кинотеатрах. Характерный для того времени пафос преобразований был заразителен, и Б. мечтал о новом искусстве, жадно тянулся к знаниям. Параллельно с возобновившимися занятиями в училище он поступил в Петроградскую консерваторию на теоретико-композиторский и фортепианный факультеты (1920-24). Это не помешало Б. успешно окончить Театральное училище и быть принятым в кордебалет бывшего Мариинского театра (1921-24). Одновременно он серьезно занимался музыкой. --- Будущее пианиста, композитора, дирижера было для Б, вполне реально. --- Сочинение музыки, постижение ее композиционных принципов, несомненно, способствовали пробуждению интереса к балетмейстерской деятельности. Одна из первых самостоятельных постановок - любовный дуэт на музыку А.Рубинштейна "Ночь", исполненный им с О.Мунгаловой на училищной сцене (1920), - была расценена начальством как скандально-эротическая. Следующая постановка Б. была также лирическим дуэтом на музыку Э.Фибиха "Поэма", партнершей Б. была А.Данилова. Здесь Б. выступал уже и как художник по костюмам. Первой рецензии удостоился "Вальс" на собственную музыку (исполнение то же): "Вестник театра и искусства" (11.6.1922) отмечал редкое соединение в одном лице таланта композитора, хореографа, танцовщика. --- Гастроли московского хореографа К.Голейзовского и его поиски новых выразительных возможностей пластики произвели на Б. сильное впечатление. Не отказываясь от ценностей традиционного искусства, Б. соединял восхищение творчеством М.Петипа с увлеченностью новыми художественными идеями. Этот симбиоз в начале 20-х многим представлялся невозможным, На самом деле это направление оказалось плодотворным. Группа единомышленников создала в 1923 объединение "Петроградский академический Молодой балет" с Б. в качестве главного хореографа. Сюда вошли энтузиасты молодые артисты балета и студенты - будущие художники и балетоведы. Концертная программа называлась "Эволюция балета: от Петипа через Фокина к Баланчивадзе" и состояла из традиционных номеров и новых, поставленных участниками. Здесь хореография Б. стала приобретать самобытные черты. Заявкой на рождение оригинального художника танца была постановка Б. "Траурного марша" Ф.Шопена в память жертв революции. "Вечера Молодого балета" проходили на многих площадках Петрограда и Москвы.Б. ставил охотно и много: пантомимное действо на фоне хора, произносившего текст поэмы А.Блока "Двенадцать", танцы в опере "Золотой петушок" Н.Римского-Корсакова на сцене Малого оперного, танцы в драматических спектаклях Александрийского и Свободного театров. 5.7.1924 Б. с группой артистов оперы и балета выехал на гастроли за рубеж. Так начались странствия длиной в жизнь, --- Встреча с С.Дягилевым, работа балетмейстером в его труппе (1925-29) ввели Б. в круг творческих интересов самого оригинального в мире коллектива. Погоня Дягилева за новым заставляла сотрудничавших с ним художников включаться в этот лихорадочный темп непрерывно сменяющейся новизны. О повторах, об эксплуатации найденного не могло быть и речи.Б. успешно выдержал заданный и ревниво поддерживаемый мэтром темп, создавая разные спектакли. В этом помогала хореографу его музыкальность: встреча с оригинальной, новаторской музыкой отнюдь не обескураживала его. Принципиальной, определившей многолетнее сотрудничество в будущем, была встреча с И.Стравинским: Б. осуществил новую версию "Песни соловья" (1925) на его музыку с 14-летней А.Марковой в главной роли. С новейшими тенденциями западноевропейской музыки Б. познакомился в работе над спектаклями "Пастораль" Ж.Орика (1926), "Кошка" А.Соге (1927) и др. Жанровое разнообразие, экспериментальная природа этих работ способствовали стремительному развитию таланта Б. Молодой хореограф - редкий случай в мировой практике - вскоре создал шедевры, сохранившиеся в репертуаре по сей день, ставшие признанной классикой XX в.: "Аполлон Мусагет" Стравинского (1928) и "Блудный сын" С.Прокофьева (1929). Новаторские устремления соединились здесь с обращением к вечным темам, воплотились в лаконичные и совершенные в своей изумительной простоте неоклассицистские образы. Смерть Дягилева оборвала так плодотворно начавшийся союз двух крупнейших мастеров культуры XX в.Б. сохранил на всю жизнь благодарность мэтру и в одном из интервью заявил: он стал тем, что он есть, благодаря Дягилеву. А "Блудный сын" - последняя премьера Русских сезонов - стал кульминацией завершающего периода существования дягилевской труппы. Трансформация фамилии в более удобопроизносимую для иностранцев Джордж Баланчин - также была сделана по инициативе Дягилева. --- В 1932-33 Б. - балетмейстер труппы "Ballet Russe de Monte Carlo", где поставил "Мещанина во дворянстве" Р.Штрауса, "Конкуренцию" Орика, "Котильон" Э.Шабрие. В 1933 организовал труппу "Ballet 1933", в которой за год поставил "Песни" Д.Мийо, "Моцартиану" П.Чайковского (Четвертая сюита), "Семь смертных грехов" К.Вейля и др. Этот последягилевский европейский период не был для Б. успешным: из балета Монте-Карло его вытеснил Л.Мясин, а вновь организованная им труппа не смогла конкурировать с параллельно выступавшей мясинской. В трудных условиях маленькой группы, без финансовой поддержки требовалось не только быстро ставить, но и обходиться весьма скромными постановочными средствами. Приходилось обращаться к готовой музыке, а не заказывать ее композитору. --- Постепенно складывались черты новой эстетики балетного искусства - мобильность, лапидарность, экономия, учет особенностей зрительского спроса. Ей предстояло утвердиться в следующий, американский, период творчества Б. --- Знакомство с Л.Кирстейном в 1933, пригласившим Б. работать в Америку, круто изменило всю его жизнь. Это было начало прочной и плодотворной дружбы: один ставил, другой занимался всем остальным - финансами в том числе, - чтобы обеспечить эту постановочную деятельность. Оба мечтали о своей балетной школе - она была открыта в 1934. В следующем году начала функционировать их труппа "American Ballet" (название затем неоднократно менялось; последнее - "New York City Ballet"). Заслугой Б. было создание постоянно действующей в Америке высоко профессиональной балетной труппы со Своим репертуаром, пополняющейся в основном за счет выпускников своей школы. Полувековая деятельность Б. в Соединенных Штатах по сути привела к рождению новой, американской традиции классического танца, сделала этот танец неотъемлемой частью американской культуры. --- Б. принял Америку сразу, целиком и, по утверждению его биографа Б.Тайпера, никогда не страдал ностальгией. Ему все здесь нравилось - и пристрастие нации к музыке и спорту, и внешний вид моложаво подтянутых, щедрых на улыбку людей, их раскрепощенность и контактность. Нравился ему и распространенный тип спортивной фигуры, повлиявший несомненно на идеал внешности балерины Б. - рослой, по-мальчишески длинноногой, суховато-аскетичной. --- Для своей труппы Б, поставил огромное количество балетов - около 150, В качестве одного из главных постановочных принципов Б. объявлял разнообразие, сравнивая деятельность хореографа и кулинара: зритель, пришедший в театр, должен быть удовлетворен в своих "гастрономических" интересах. И Б. удавалось удерживать капризную любовь публики в течение многих десятилетий, став в итоге непререкаемым авторитетом и подлинным кумиром.Б. воспитывал вкус американцев, Он знакомил их также с шедеврами хореографии мастеров прошлого, и прежде всего Петипа, которыми сам в юности восхищался. Так появились "Раймонда" (совместно с Даниловой, 1946), "Лебединое озеро" (2-й акт, 1951; pas de deux, 1960), "Щелкунчик" (1954), "Арлекинада" (1965), "Дон Кихот" (с муз. Н.Набокова, 1965). --- Хореография могла цитироваться либо сочиняться заново, но всегда была источником вдохновения Б. Иногда образы балетного Петербурга служили лишь отправной точкой для собственных вдохновенных хореографических фантазий - таких как "Кончерто барокко" на музыку И.Баха, "Ballet Imperial" на музыку Чайковского (Второй концерт для фортепиано, оба - 1941). Многоактные балетные спектакли, основа репертуара императорского русского балета, появлялись в творчестве Б. редко. Хореограф создал целое направление в репертуарной практике мирового балетного театра - особого рода одноактные балеты, хореография которых не только сочинялась на основе инструментальной симфонической музыки, но была органически связана с ее образностью и структурой. Идея такого спектакля восходила к петербургскому опыту Б. и в основе содержалась в ряде экспериментов М.Фокина и А.Горского. ФЛопухов своей танцсимфонией "Величие мироздания" на музыку Четвертой симфонии Л.Бетховена (1923), осуществленной силами "Петроградского Молодого балета", теоретически формулировал и полемически заостряял эту идею.Б. пытался найти хореографические образы, адекватные симфонически-музыкальным. Но в отличие от предшественников Б. удалось в каждом конкретном случае оставаться верным духу музыки, передавать в танце индивидуальные особенности композиторского мышления и письма. Дару хореографа оказались одинаково подвластны и классическая, и остро современная музыка. Им созданы такие шедевры как "Симфония до мажор" ("Хрустальный дворец") на музыку Ж.Бизе (1947), "Агон" на музыку Стравинского (1957), "Серенада" на музыку Чайковского (1935) и др.Б. поставил 27 балетов на музыку Стравинского, в том числе "Поцелуй феи", "Игра в карты" (оба - 1937), "Концертные танцы" (1944), "Орфей" (1948), "Жар-птица" (1949), "Пульчинелла" (совм. с Д.Роббинсом, 1972) и др., а также множество концертных номеров. Плодотворной оказалась педагогическая деятельность Б" вырастившего многих первоклассных балерин и танцовщиков, помогшего раскрытию их индивидуальности таких как П.Мак-Брайд, Мария Толчиф, М.Хейден, В.Верди, А.Кент, С.Фаррел, Г.Киркланд, Ж,д'Амбуаз, А.Митчелл, Э.Виллелла, П.Мартинс, Ж.П.Бонфу и др. --- В 1962 и 1972 Б. побывал на родине во время гастролей "New York City Ballet". Наследием Б. занимается фонд его имени. --- Соч.: Унтер-офицерская вдова, или как А.Л,Волынский сам себя сечет // Театр, 1923, № 13; Рассказывает Баланчин // Сов. музыка, 1963, № 1; О балете и о себе // Лит. Грузия, 1963, № 1; Balanchine's New Complete Stories of the Great Ballets. New York, 1968 (совм. с F.Mason). --- Лит.: Taper B. Balanchine. New York. 1963: Koegler H. Balanchine und das moderne Ballet. Velber bei Hannover, 1964; Карп П. Джордж Баланчин // О балете.Л., 1967; Dance Magazine, 1972, June; Гаевский В. Парижские сезоны Баланчина // Театр, 1978, № 4. --- А. Соколов-Каминский ---

    БАЛИЕВ Никита Федорович    (наст. фам., имя Балян Мкртич Асвадурович) (9.1876 (по др. св. 18771, обл. Войска Донского - 4.9.1936, Нью-Йорк) - актер, режиссер, конферансье. Из купеческой семьи. Окончил Практическую академию в Москве, владел несколькими европейскими языками: пытался заниматься коммерцией, но неудачно. Любитель театра и страстный игрок. В 1906, путешествуя в компании с приятелем Н.Тарасовым (миллионером, изысканным и всесторонне талантливым человеком), познакомился в Берлине с артистами Московского Художественного театра (МХТ). Оказав театру, испытывавшему финансовые затруднения, материальную помощь, Б. и Тарасов стали его пайщиками, а Б. к тому же - секретарем В.Немировича-Данченко. Так, благодаря случайности, осуществилась мечта Б. о театре. Однако помехой на пути к сцене была его неартистическая внешность. Полный, с лицом подобным луне, маленькими, умными, насмешливыми глазами, он становился объектом нередко обидных шаржей и карикатур. И всетаки Б. настойчиво добивался возможности войти в состав труппы. С 1908 он начал играть эпизодические, порой бессловесные роли (Хлеб в "Синей птице", Шарманщик в "Анатеме", Гость в "Жизни человека"); безуспешно просил доверить ему более серьезные роли. Талант Б. неожиданно раскрылся в т.н. капустниках Художественного театра, где Б. выступал в роли конферансье, демонстрируя свое остроумие, находчивость, способность к импровизации. Томясь бездействием, Б. проводил свободное время, кроме ресторанов и скачек, в вырезывании различных карикатур, комических рисунков из иностранных журналов и сочинении к ним куплетов, частушек, шансонеток. Фигурки в его руках действовали, разговаривали. Так рождался будущий театр. Чтобы сделать капустники более регулярными (обычно они устраивались 2-3 раза в сезон), Б. вместе с Тарасовым и некоторыми актерами МХТ снял подвал в доме Перцова напротив храма Христа Спасителя и открыл ночное кабаре артистов МХТ "Летучая мышь". К серому сводчатому потолку была подвешена эмблема - ночной зверек, на большом столе горела толстая, высокая свеча, лежала книга, где посетители оставляли автографы. Это был закрытый клуб для общения людей искусства. Среди выступавших можно было увидеть знаменитых актеров: В.Качалова, И.Москвина, О.Книппер-Чехову, В.Лужского, А.Коонен и др. Интеллигентность, вкус, артистичность актеров театра пронизывали всю атмосферу кабаре, Балиевские шутки и пародии попадали точно в цель, но обижаться здесь было не принято. Обращенные прежде всего на свой театр (МХТ), они обнажали и высмеивали скрытые неурядицы и конфликты. В одной из первых поставленных Б. пародий (на "Синюю птицу") вместо живых актеров действовали марионетки. Сделанные скульптором Н.Андреевым, они отличались портретным сходством, в том числе с руководителями МХТ. --- Остроумец и весельчак, Б. в жизни был часто молчалив, раздражителен, угрюм. Не выносящий покоя и одиночества, он оставался закоренелым холостяком. Его всегдашнее недовольство собой в сочетании с энергией и настойчивостью заставляло осуществлять новые замыслы, искать новые формы, --- Из перцовского подвала "Мышь" выгнало наводнение 1909. Другой подвал был снят в Милютинском переулке, 16. Здесь кабаре изредка начало давать платные представления, становясь "полуоткрытым". Б. "дирижировал" всем ходом создаваемых им представлений, сам исполнял номера: имитировал шансонетку, "пел" острые куплеты, читал "лекцию о хорошем тоне", в паре с Б.Борисовым (оба в клоунских костюмах) вел злободневный диалог. Продолжали ставиться пародии на спектакли МХТ: "Гамлет", "Пер Гюнт", "Екатерина Ивановна" и др. В прежней "клубной" обстановке проводились веселые чествования М.Савиной, Л.Собинова, О.Садовской, М.Блюменталь-Тамариной. Но постепенно "Летучая мышь" превращалась в открытый театр-кабаре, спектакли с продажей билетов шли регулярно, 4 раза в неделю. Полновластным хозяином театра становился Б., вся его жизнь оказалась связанной с "Летучей мышью", равно как и последняя обязана ему своим существованием и славой. --- В труппу Б. пригласил артистов московских и петербургских театров (Т.Дейкарханову, Е.Хованскую, Е.Маршеву, ЛКолумбову, А.Гейнц, Вл.Подгорного, Я.Волкова и др.): постоянные гастролеры - артист Театра Корша Б.Борисов, исполнитель песенок Беранже В.Хенкин. В качестве авторов Б. привлек редактора журнала "Рампа и жизнь" Л.Мунштейна, поэтов Б.Садовского, Т.Щепкину-Куперник, композиторов В.Гартевельда, А.Архангельского, балетмейстера К.Голейзовского. Летом 1912 театр совершил первую гастрольную поездку: Киев, Днепропетровск, Ростов и др.; начались ежегодные успешные гастроли в Петербурге. --- В Москве театр обосновался в 1914 в подвале дома Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке. Зрительный зал на 350 мест: расписанный художником С.Судейкиным занавес: уютно обставленные мебелью красного дерева фойе, на стенах картины, карикатуры, шаржи. Несмотря на 5-рублевые билеты (в стоимость, кроме представления, входил бокал шампанского), в театре, сохранившем атмосферу элитарности и непринужденности, были неизменные аншлаги. В антрактах Б. играл роль гостеприимного хозяина.К.Станиславский отмечал "неистощимое веселье, находчивость, остроумие" Б.; его отличала "смелость, часто доходящая до дерзости, умение держать аудиторию в своих руках, чувство меры, умение балансировать на грани дерзкого и веселого, оскорбительного и шутливого, умение вовремя остановиться и дать шутке совсем иное, добродушное направление". "Человек на грани двух миров, мира подмостков и зрительного зала", - писал о Б.Н.Эфрос. Свою заслугу Б. видел в том, что перевел жанр западноевропейского кабаре "на язык русских осин". Б. создавал "миниатюры стиля"; инсценированные стихотворения и анекдоты: пародии на "жестокие романсы"; "ожившие" картины ("Бабы" Ф.Малявина), куклы ("Вятские игрушки", "Парад деревянных солдатиков"), сцены в духе стилизованного искусства XVIII в. ("Под взглядом предков", "Старинный фарфор"). Использовал модные песенки и танцы, шарады, скороговорки, каламбуры. Тонкая режиссура Б., выверенность пластики и ритмического рисунка обеспечивали мгновенные переходы настроений от грустного и даже трагедийного к заразительно веселому. В годы 1-й мировой войны Б. включил в репертуар злободневные сценки Дона-Аминодо "Серая шинель", пародию "Сон Вильгельма", драматические песенки "Женщина в трауре", "Мать" и др.: считал, что "в годину народного бедствия" спектакли "Летучей мыши" должны вызывать "хохот сквозь слезы". Б. ставил больше спектаклей по классическим произведени ям: "Казначейша" (М.Лермонтов), "Бахчисарайский фонтан", "Граф Нулин", "Пиковая дама" (А.Пушкин), "Нос", "Шинель" (Н.Гоголь), рассказы А.Чехова, стихотворения И.Тургенева, Ф.Сологуба и др. Благодаря режиссуре Б. рождался особый жанр сценической миниатюры: событийный ряд выстраивался в серию стремительно менявшихся эпизодов наподобие кадров кинематографа, решенных преимущественно пластическими и живописными средствами. --- Б. приветствовал Февральскую революцию (гротеск "В 12 часов по ночам", сценки Мунштейна "Страницы истории русской революции"), гордился тем, что его театр "внес посильную лепту в завоевание Свободы". Рецензенты утверждали, что театр "окрасился в красный цвет". Однако приспособиться к новой обстановке, к "гулу проклятий, злобы, ненависти", к новому составу публики, особенно после октябрьского переворота, Б. не сумел. Сотрудничество с новыми авторами {Н.Тэффи, А.Толстой, И.Эренбург), постановка оперетт Оффенбаха, поездка (в конце 1918- начале 1919) в Киев и Одессу не изменили положения. 12.3.1920 торжественно отмечался очередной юбилей театра. Затянувшееся из-за множества чествований до 2-х часов ночи представление стоило Б. штрафа и трех суток ареста. Вскоре после этого "Летучая мышь" отправилась на гастроли по Кавказу, а оттуда за границу. В Москве остался богатый театральный гардероб, библиотека. С Б, выехала небольшая часть труппы, --- Уже первые спектакли в парижском театре "Феллина", затем в лондонских "Апполо", "Колизеум" прошли с триумфальным успехом. Затем последовала Америка: Нью-Йорк, Голливуд, Лос-Анджелес и др. Поначалу игрались старые программы. Преобладали пантомимы, вокальные и танцевальные номера; комический эффект достигался также английским и французским произношением Б. "Тайме" писала, что представления "Летучей мыши" притягательны удивительным сочетанием вкуса с эксцентричностью, и оба эти качества особенно ярко обнаруживаются в личности Б. Постепенно обновляя состав труппы и репертуар, попеременно посещая с театром США и европейские страны (а затем и Латинскую Америку и Южную Африку), Б. закрепил за собой репутацию "истинного мастера своего дела" {К.Бальмонт). М.Сарьян писал по заказу Б. декорации к пантомиме "Зулейка" (1926). В парижском театре "Мадлен" Б. поставил инсценировку "Пиковой дамы" на французском языке (1931). Согласно оценке оформившего спектакль Ю.Анненкова, Б. впервые дал решение пушкинской новеллы, более адекватное Пушкину, чем либретто оперы Чайковского. Оставаясь в центре культурной жизни русского зарубежья, Б. проводил вечера отдыха, конферировал с Н.Тэффи, И.Одоевцевой', посещал гастроли советских театров. "Великая депрессия" 1929 уничтожила состояние Б., страсть к игре завершила разорение.Б. пытался создать в Париже "Театр русской сказки", готовил постановку "Руслана и Людмилы" с декорациями С.Чехонина. Но удержать театр не удалось, он закрылся в 1934. --- Последние годы жизни Б. провел в США, выступал как конферансье в больших ревю, пытался сниматься в Голливуде. Весной 1936 работал в маленьком, созданном им, кабаре в подвале нью-йоркского отеля "Сен-Мориц". В мае кабаре закрылось.Б. хлопотал о гастролях, ездил к импрессарио; в такси случился инсульт. --- Лит.: Эфрос Н. Театр "Летучая мышь" Н.Ф.Балиева.М., 1918; Ракитин Ю. Никита Федорович Балиев. Памяти друга // Илл. Россия, 1937, № 45-47; Тихвинская Л. "Летучая мышь" // Театр, 1982, № 3; Бессонов В.А., Янгиров P.M. Большой Гнездниковский переулок, 10. М., 1990; Моск. наблюдатель, 1992, № 9. --- Е. Уварова В. Бессонов. ---


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 20 30 40 50 60 70 80 >>
На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..