МЕЧ и ТРОСТЬ
18 Дек, 2018 г. - 13:57HOME::REVIEWS::NEWS::LINKS::TOP  

РУБРИКИ
· Богословие
· История РПЦЗ
· РПЦЗ(В)
· РосПЦ
· Апостасия
· МП в картинках
· Царский путь
· Белое Дело
· Дни нашей жизни
· Русская защита
· Литстраница

~Меню~
· Главная страница
· Администратор
· Выход
· Библиотека
· Состав РПЦЗ(В)
· Обзоры
· Новости

МЕЧ и ТРОСТЬ 2002-2005:
· АРХИВ СТАРОГО МИТ 2002-2005 годов
· ГАЛЕРЕЯ
· RSS

~Апологетика~

~Словари~
· ИСТОРИЯ Отечества
· СЛОВАРЬ биографий
· БИБЛЕЙСКИЙ словарь
· РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

~Библиотечка~
· КЛЮЧЕВСКИЙ: Русская история
· КАРАМЗИН: История Гос. Рос-го
· КОСТОМАРОВ: Св.Владимир - Романовы
· ПЛАТОНОВ: Русская история
· ТАТИЩЕВ: История Российская
· Митр.МАКАРИЙ: История Рус. Церкви
· СОЛОВЬЕВ: История России
· ВЕРНАДСКИЙ: Древняя Русь
· Журнал ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ 1921 год
· КОЛЕМАН: Тайны мирового правительства

~Сервисы~
· Поиск по сайту
· Статистика
· Навигация

  
Электронный словарь
Поиск      
[ А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я ]



    РОМАНОВ Борис Георгиевич    (10.3.1891, Петербург - 30.1.1957, Нью-Йорк) - танцовщик, балетмейстер, педагог. Сын гардеробмейстера Мариинского театра. Окончил Петербургское театральное училище в 1909 (педагоги М.Обухов, С. и Н.Легат, А.Ширяев). Невысокий, пропорционально сложенный, с лицом монгольского типа, Р. привлек к себе внимание уже на выпуске темпераментом и смелостью виртуозного танца, исполнив пляску шута из балета "Млада". Он был принят в труппу Мариинского театра на гротесково-характерные роли. Прослужив лишь год в кордебалете, стал получать сольные партии: Шут в "Щелкунчике", Король шутов в "Павильоне Армиды", Пьеро в "Карнавале" и "Бабочках", Лучник в "Половецких плясках" и др. В 1914 получил звание первого танцовщика. Его репертуар расширялся также за счет пантомимных и характерных ролей: Ротмистр ("Привал кавалерии"), флорестан ("Карнавал"), Невольник ("Корсар"), Солист ("Арагонская хота"), Эухенио ("Андалузиана" на муз.Ж.Бизе), характерные партии в операх и балетах. Участвовал в дягилевской антрепризе. Сцена сулила ему прочное будущее танцовщика. Но Р. решил не замыкаться в исполнительстве. Интерес к балетмейстерской деятельности возник у него рано, обнаружился в первый же месяц его службы в театре. В спектакле Красносельского театра он вместе с одноклассником Ф.Шерером исполнил в июне 1909 пляску шута из "Млады", изменив ее хореографию, введя второго исполнителя. --- Балетмейстерский опыт Р. приобрел, ставя поначалу вне академической сцены. Интенсивная художественная жизнь в Петербурге тому способствовала: танец и пластика в самых разных видах считались неотъемлемой частью многих зрелищ. Став "заведующим хореографической частью" в Литейном театре, Р. увлеченно занялся постановочной деятельностью. Условия работы были весьма специфическими и требовали изощренной фантазии балетмейстера: ставить приходилось на драматических актеров, балетной подготовки обычно не имевших. Откровенно развлекательный характер репертуара в небольшом театре, тяготевшем к малым эстрадным формам, заставлял считаться со вкусами публики. Зрители ждали разнообразия, и Р. с готовностью предлагал им одноактные балеты, пантомимы, танцевальные фантазии, сценки, интермедии. Комедийность, склонная к шаржу, пикантность рискованных ситуаций преобладали. В одноактной мимодраме "Рука", например, образ плотских вожделений создавался приемами свободной пластики (191 1). Скандальная известность хореографа началась с постановки "Козлоногих" на ультрамодернистскую для обывательского слуха музыку И.Саца (1912). Танец складывался из весьма изобретательных позировок и переходов, выражавших экстатическое похотливое беснование, которое уводило в глубины подсознания, в первоосновы жизни, в ту животную природу человека, что была сокрыта покровами цивилизации. Художественные интересы здесь парадоксальным образом смыкались с той сферой эмоций, которая будет присуща новым формам пластики, родившимся на рубеже веков и вполне утвердившимся в первые десятилетия XX в. Спектакль шел ежедневно с 12 октября по 1 ноября 1912 и вызывал противоположные отзывы. Публика на спектакль валом валила, но неожиданным зрелищем была шокирована.Р. не только потрафлял вкусам обывателя, но и охотно эпатировал эту публику, разжигая тем еще более любопытство и интерес. Первозданная, почти языческая чувственность выступила на первый план и в следующей постановке Р. - пантомиме "Ноктюрн слепого Пьеро", шедшей в Литейном театре следом за "Козлоногими" с 1 по 17.11.1912. Коломбина, увлекшись на карнавале плясками веселого Арлекина, обманывала мужа, слепого Пьеро. Чувственность обретала здесь формы то откровенно грубоватые, то смягченные флером манерности. В итоге оргиастический экстаз был центром действия и его высшей целью, а буйство эротики объявлялось единственной ценностью, не изменяющей человеку. --- Знакомство с дягилевской антрепризой и стилем ее работы произошло на 2-й год службы Р. в Мариинском театре. Молодой танцовщик, испросив у дирекции отпуск, принял участие в Русских сезонах. Лихорадочная спешка, недюжинный размах дела покорили юношу, жаждущего найти применение своим силам. С.Дягилев обратил внимание на новичка, отличавшегося пытливостью и настойчивостью. А когда после разрыва с М. Фокиным пришлось искать исполнителей уже задуманного, Дягилев вспомнил о Р. и поручил ему в сентябре 1912 постановку "Трагедии Саломеи". Музыка Флорана Шмитта была написана на сюжет мимодрамы Робера д'Юмьера, предназначавшейся еще для Лой Фуллер. Декорации принадлежали С.Судейкшу. Премьера состоялась 12.6.1913 в Театре Елисейских полей и успеха не имела. Спектакль был насыщен элементами гиньоля и призван был ужасать: отрубленная голова Иоанна Крестителя, выброшенная героиней в море, вдруг, кровоточа и поражая гигантскими размерами, появлялась на небе, укоряюще взирая на грешницу. Экстатическая экспрессивность была чужда Т.Карсавиной, исполнявшей главную роль. Равнодушие зрителей объясняли запутанностью сценария и невыразительностью оформления. Хореография плохой не объявлялась. Контракт с Дягилевым был продолжен. --- Ситуация складывалась весьма благоприятно и в родном театре. Отсутствие Фокина вынуждало дирекцию императорских театров искать новых претендентов на пост руководителя балетной труппы. В декабре 1913 было решено попробовать Р. как постановщика. На следующий сезон его уже пригласили на должность балетмейстера Мариинского театра, правда, на деле деятельность Р. в Мариинском театре ограничивалась в основном постановкой танцев в операх. Иногда ему поручали сочинять дивертисментные номера в балетных спектаклях. Сфера интересов Р. была достаточно широка. Он не избегал обращения к фольклору, в том числе русскому. Еще в декабре 1912 для Литейного театра он поставил сюиту характерных танцев "Праздничный день", явившуюся фантазией на русские народные темы и выдержавшую всего три представления. В октябре 1914 был создан "Лубок XVIII века" для танцовщицы и трех партнеров. Камерность состава исполнителей возмещалась взвинченным эмоциональным строем. Много значащей для формирования творческой личности Р.-хореографа стала встреча с поэтомакмеистом М.Кузминым в совместных постановках Литейного театра, в названии которого появилось уточнение - "интимный". В октябре-декабре 1913 Р. поставил несколько балетных миниатюр: автором либретто и музыки был Кузмин. Пикантность ситуации любовного треугольника соседствовала со стилизацией - и временной, и этнографической. То были балеты-пантомимы "Свидание" с сюжетом, восходившим к поэме Мюссе, и "Одержимая принцесса" - здесь смаковалась экзотика придуманного Китая. Рафинированность искусства Кузмина была близка Р. --- 1914 был для Р. многообещающим. 29 января в Мариинском театре состоялась премьера оперы "Измена" М.Ипполитова-Иванова: там Р. ставил грузинские пляски. Затем последовали цыганские - в "Алеко" С.Рахманинова, испанские - в "Кармен" Ж.Бизе, японские - в "Мегае" А.Тадеуша. Творческий багаж Р. расширялся за счет благотворительных спектаклей. В них принимали участие самые интересные исполнители. Например, карнавал Аэроклуба в Дворянском собрании ознаменовался балетом-пантомимой "Пьеро и маски" с музыкой Б.Асафьева (10.2.1914). Хореографию Р, исполнили Карсавина (Коломбина), В.Мейерхольд (Пьеро) и он сам (Арлекин). Р. сближал с Мейерхольдом интерес к традиционализму. Тем не менее единомышленниками они не были: балетмейстер по-прежнему тяготел к чуждой режиссеру поэтике ужасного. --- Новая встреча с экзотическим Китаем ждала Р. у Дягилева. Премьера "Соловья" - оперы с балетом И.Стравинского - состоялась 26.5.1914 на сцене Парижской оперы, Постановку осуществили А.Бенуа и А.Санин: оформление принадлежало Бенуа. Зрелищность выступала здесь на первый план, Центральной сценой спектакля стал Китайский марш чрезвычайно помпезная процессия, постепенно разворачивавшаяся в роскошную, живописно оформленную картину.Р. мастерски сочинял пластику каждой группы, свободно играя пространством сцены и компануя живую картину из красочных, подобных диковинным цветам, фигур. Авторы спектакля - и Стравинский, и Бенуа - остались довольны результатом. Публика встретила премьеру сдержанно. Сотрудничество Р. с дягилевской антрепризой больше дало, пожалуй, самому хореографу: бесценный опыт совместной работы с интереснейшими мастерам; но продолжения оно не имело. --- К 1915 Р. стал наиболее активно действующим хореографом в Петербурге. Режиссер И.Лапицкий, организовавший в 1912 Театр музыкальной драмы (ТМД) в здании консерватории, пригласил в свою труппу Р. - и как хореографа, и как учителя танцев. В 1915 Р. здесь поставил одноактный балет по сказке Х.Андерсена "Принц-свинопас" на музыку А.Давидова, позднее показанный на благотворительном спектакле в Мариинском театре. Кроме того, хореограф сочинял танцевальные сцены в других постановках ТМД. И все-таки именно благотворительные вечера предоставляли наибольшую творческую свободу хореографу. Запомнившимся событием стал вечер в Мариинском театре 31.10.1915. Были показаны три балета-миниатюры: уже известный "Принц-свинопас" и два новых - "Что случилось с балериной, китайцами и прыгунами" на музыку В.Ребикова к опере "Елка" и "Андалузиана" на музыку "Арлезианки" Ж.Бизе. Последняя миниатюра имела наибольший успех, свидетельствовала и о зрелости хореографа, и об оригинальности его сложившегося самостоятельного художественного мышления. Либретто принадлежало поэту-сатириконцу П.Потемкину, декорации были созданы Судейкиным. В испанском кабачке развивалось соперничество матадора (Р.) и бродяги (Монахов) за обладание гитаной (Е.Смирнова). Та раззадоривала обоих, упиваясь своей властью над ними, делала неизбежной и схватку, и кровавый исход. Истекающие кровью, свившиеся в клубок, связанные веревкой воедино, соперники продолжали размахивать навахами, нанося смертельные раны. Жизнь покидала их - а вокруг разгоралась стихия темпераментного танца, подчиняя себе все и всех, даже чинного аббата, пускавшегося в общий плясовой разгул, финальная вакханалия толпы, потряхивающей руками в такт музыке, убеждала мощью и экспрессией. Эмоциональный строй был взвинчен и обострен, утверждался как новое эстетическое качество и был по сути предчувствием новых тенденций в искусстве танца - тенденций экспрессионизма. "Андалузиана" повторялась и в других благотворительных спектаклях - например, 8.2.1917 на сцене петроградского Палас-театра с О.Федоровой, Монаховым, В.Пономаревым. --- Революция Р. поначалу не испугала - скорее поманила новыми возможностями проявить талант и инициативу. Весной 1918 он вошел в состав "трудового товарищества" Театра трагедии, созданного Ю.Юрьевым и объединившего видных деятелей русской культуры, в их числе - М.Горького, Ф.Шаляпина, С.Прокофьева.Р. помогал режиссеру АТрановскому ставить массовые сцены в "Макбете" Шекспира с музыкой Асафьева и Юрьевым в главной роли. В Театре художественной драмы (на сцене быв. Литейного) Р. ставил танцевальные эпизоды в "Севильском обольстителе" Тирсо де Молино. После объединения обоих театров в Большой драматический Р. продолжал в нем работу балетмейстера. На его сцене 22.4.1919 состоялся концерт Р. и Е.Смирновой, включавший его номера. Особый успех имел "Танец Саломеи" в исполнении Смирновой. В мае 1918 с постановками Р. познакомились москвичи во время гастролей группы петроградских танцовщиков во главе с Р. и Смирновой. Попыткой поделиться своими мыслями о танце и искусстве сочинять хореографию стала статья Р. "Заметки танцовщика" (Бирюч петроградских гос. театров, 1918, № 7). Опираясь на опыт М.Петипа, изучение его архива, собственные размышления, Р. анализировал соотношение музыки и танца, призывал к балетному симфонизму, 1-я годовщина Октябрьской революции была отмечена постановкой Р. балета "Карманьола" с музыкой Асафьева на тему Великой французской революции. Спектакль шел на сцене одного из петроградских клубов. Оставшись единственным штатным балетмейстером петроградского балета, Р. задумал ставить балет "Сольвейг" на музыку Э.Грига с оформлением А.Головина и работал над сценарием к нему. 7.12.1919 в Мариинском театре был показан дивертисмент "Вечер национальных танцев" в постановке Р" имевший, по признанию рецензентов, наибольший успех в сезоне. --- Р. покинул Россию весной 1920 (зарубежные источники называют 1921). Странствия начались с Бухареста. Затем последовал Берлин. Здесь совместно с Эльзой Кругер он организовал труппу "Русский романтический балет", в которую вошли также Смирнова, впоследствии ставшая его женой, и А.0бухов. Основу репертуара составили одноактные балеты "Пир Гудала", "Пастораль" Глюка, "Арлекинада" Дриго, "Картинки боярской свадьбы". Труппа, возглавляемая Р., гастролировала по Центральной и Западной Европе в течение 5 лет. Один из спектаклей "Русского романтического балета" в Лондоне посетила А.Павлова, пригласившая соотечественников войти в ее труппу. Началась совместная гастрольная деятельность.Р. и Обухов выступали партнерами Павловой в "Кокетстве Коломбины" и, кроме того, обогатили дивертисмент своими концертными номерами. Положение приглашенных "звезд" давало возможность участвовать не во всех гастролях. Одним из следующих было приглашение Р. в труппу Павловой в качестве балетмейстера. Так репертуар труппы пополнился "Русским танцем" на трех исполнителей (мужчина и две женщины). Смирнова возобновила для Павловой Grand Pas из "Пахиты". В 1928-34 Р. исполнял обязанности балетмейстера в театре "Colon" (Буэнос-Айрес). В том же качестве работал некоторое время в Монте-Карло и Югославии, в Римской опере и миланском "La Scala". --- Оставшуюся часть жизни Р. жил и работал в Нью-Йорке. В 1938-42 и 1945-50 он был балетмейстером "Metropolitan Opera". В 1944 - хореограф нью-йоркской труппы маркиза де Куэваса "Ballet International", в 1956- труппы "Ballet Russe de Monte Carlo". Р. ставил свои собственные сочинения в этих труппах и возобновлял чужие балеты - старые и новые: "Жизель", "Щелкунчик", "Петрушка", "Пульчинелла". Преподавал также в Школе балетного репертуара. Отдавая должное вкладу Р. в развитие американского балета, авторитетнейшее оксфордское издание энциклопедического словаря "Ballet" (by Horst Koegler, London, New York, Melbourne, 1982) называет его не только русским, но и "американским танцовщиком, хореографом и руководителем". --- Лит.: Мага Т. Boris Romanov // Dance Magazine, 1957, № 3; Красовская В. Русский балетный театр начала XX века, ч. 1. Хореографы.Л., 1971. --- А. Соколов-Каминский ---

    РОСТОВЦЕВ Михаил Иванович    (28.10.1870, Житомир - 20.10.1952, Нью-Хейвен, США) историк античности и археолог. Прадед Р. был купцом; дед - директором гимназии в Чернигове. Отец, И.Я.Ростовцев - по образованию филолог-классик, знаток и исследователь поэзии Вергилия - сделал блестящую карьеру в области образования: от директора гимназии в Житомире до попечителя Оренбургского учебного округа; поддерживал близкое знакомство с Н.Пироговым. Мать Р. (урожд. Монахова) в совершенстве владела несколькими иностранными языками, занималась литературными переводами, увлекалась садоводством. В Оренбурге ее стараниями было основано отделение Русского общества садоводства. --- Среднее образование П. получил в Киеве, где в 1888 окончил гимназию. Затем два года учился на историко-филологическом факультете Киевского университета. В этот период Р. увлекался одновременно и классической, и русской историей: его преподавателем в университете был Ю.Кулаковский. Затем перевелся на 3-й курс Петербургского университета, где стал изучать классическую филологию у Ф.Зелинского, И.Помяловского, В.Ернштедта, Ф.Соколова, П.Никитина, а археологию - у Н.Кондакова. Во время учебы в университете Р. подружился с С.Жебелевым, Я.Смирновым и Б.Фармаковским. Позднее друзья стали завсегдатаями дома Н.Кондакова, где собирались члены кружка "фактопоклонников". В дальнейшем работа этого кружка была связана с Археологическим обществом и Музеем древностей при Петербургском университете. --- В 1892 Р. окончил Петербургский университет и на собственные средства отправился в путешествие по Италии. В 1895-98 находился в научной командировке за рубежом. Сначала он выехал в Константинополь, затем вместе со Смирновым и Фармаковским посетил Афины и некоторые острова Эгейского архипелага. При содействии Немецкого археологического института в Риме осенью 1895 Р. побывал в Италии, а оттуда выехал в Вену. Именно в это время появилась одна из самых ранних его статей на немецком языке, написанная для "Archaeologisch-Epigraphishe Mitteilungen aus Oesterreich", которая легла в основу его магистерской диссертации. Одновременно Р. приступил к разработке новой для себя темы истории свинцовых тессер. Весной 1896 он вместе с Кондаковым и Смирновым посетил Испанию. Впоследствии Р. вспоминал об этой поездке как о весьма полезной и особенно отмечал влияние Смирнова, который научил "смотреть" вещи и "видеть" в них существенное. С тех пор археология для Р. являлась не только источником иллюстраций, но и возможностью получить независимую информацию, не менее важную и ценную, чем сведетельства нарративных источников. "Мы должны, и мы постоянно учимся тому, как с помощью археологии писать историю", - отмечал он. Переехав из Испании в Париж, Р. приступил к работе над каталогом свинцовых тессер в "Cabinet des Medailles". Из Франции он переехал в Англию, а оттуда возвратился в Россию. --- В Петербурге Р. был приглашен на должность приват-доцента кафедры классической филологии столичного университета и Высших женских курсов. В 1899 защитил магистерскую диссертацию "История государственного откупа в Римской империи", ав 1903- докторскую диссертацию "Римские свинцовые тессеры". Почти сразу после этого Р. было предложено руководство кафедрами в Петербургском университете (с июня 1903 - профессор кафедры классической филологии) и на Высших женских курсах. Преподавательская деятельность Р. в этих учебных заведениях продолжалась вплоть до его отъезда из России в 1918. Одновременно он принимал деятельное участие в работе Русского археологического общества. --- Летом 1901 Р. вступил в брак с Софьей Михайловной Кульчицкой, происходившей из семьи известных польских аристократов. --- Начало политической деятельности Р. относится к 1903-5, когда он стал членом ряда общественных организаций. Уже после 1905 он вступил в ряды партии кадетов. Сотрудничал с журналами "Мир Божий", "Вестник Европы" и "Русская мысль". С началом 1-й мировой войны и вплоть до лета-осени 1917 Р. неоднократно организовывал сбор средств в пользу раненых воинов и беженцев. Деятельность Р. была высоко оценена правительством Франции, наградившим его орденом Почетного легиона. 9.5.1917 он был избран академиком Российской Академии наук. --- В 1918 на основе приглашения, присланного Р. из Швеции от О.Монтелиуса, Академия наук командировала его в Европу; из командировки он в Россию не вернулся. Два первых года эмиграции Р. провел в Англии, в Оксфордском университете. Одновременно с научными штудиями принимал деятельное участие в организации поддержки белому движению, выступал с публичными лекциями, осуждавшими большевистский режим в России. Вместе с П.Милюковым, А.Тырковой-Вильимс и Г.Вильямсом стоял у истоков Русского освободительного комитета в Лондоне ("Russian Liberation Committee."). В это время им было написано большое количество политических и публицистических работ. Наиболее известной из них является брошюра "Пролетарская культура", вышедшая в свет на английском языке. В 1919-20 Р. по приглашению французского правительства посетил ряд университетов Франции, где выступил с лекциями о современном положении в России. --- В 1920 Р. переехал в США, где его ожидала преподавательская деятельность на кафедре древней истории в университете Висконсина в Мздисоне. Он вел также активные научные исследования. Стремясь компенсировать отсутствие необходимого источникового материала для изучения древностей юга России, ученый много путешествовал, по-настоящему "открыл" для себя Индию и Китай и благодаря фантастической научной интуиции восполнил лакуны в своем творческом поиске материалом, собранным в этих регионах. --- В 1925 Р. был приглашен в Йельский университет, где создал собственную научную школу: с 1925 по 1939 он являлся профессором древней истории и классической археологии, с 1938 по 1940 был хранителем древностей из "Dura-Europos" в Йельском университете, в 1940-44 - хранителем произведений древнего искусства, и одновременно в 1939-44 - директором Археологических исследований университета. Красноречивее всего о научной карьере Р. свидетельствуют строки из исторических регистров Йельского университета, где сообщается, что с 1919 по 1941 ему были присвоены почетные звания и степени самых престижных университетов Европы и США: в 1919- Оксфордского, в 1925- Висконсинского в Мэдисоне и Йельского, в 1931 - Кембриджского, в 1936 - Гарвардского, в 1937 - Афинского, в 1941 - Чикагского. --- Научное наследие Р. грандиозно и многолико. Он активно разрабатывал проблемы истории и культуры северо-черноморских греческих колоний, античной цивилизации и "варварской" периферии, стремился показать их взаимодействие ("Эллинство и иранство на юге России". Пг., 1918). Р. предстает тонким знатоком и ценителем искусства в фундаментальном труде "Античная декоративная живопись на юге России" (T.I. СПб., 1914). В разработке социально-экономических проблем древнего мира он был близок концепции экономического развития древних обществ Эд.Мейера. "История государственного откупа в Римской империи от Августа до Диоклетиана" (1898), "Исследования по истории римского колоната" (1910) посвящены изучению роли эллинистического наследия в распространении откупной системы и колоната, сложному генезису римского общества, его корням. В труде "Большое поместье в Египте III в. до н.э." (1922), представляющем по сути сводку фактических данных, составленных по материалам архива Зенона, Р. анализировал структуру хозяйства диойкета Аполлония. Птолемеевское государство представлялось ему централизованным государством с национализированной продукцией сельского хозяйства и промышленности, где функционировала детально разработанная система планирования и государственного контроля. Именно всеохватывающий государственный контроль, по мнению Р., являлся истинной причиной падения царства Лагидов, Хозяйство Аполлония он рассматривал как уменьшенную копию царского хозяйства. --- Колоссальный личный исторический опыт, грандиозные события 1-й половины XX в., свидетелем и участником которых стал Р., наложили отпечаток на разработанную им историческую концепцию развития античного мира ("эволюция античного мира является уроком и предостережением для нас"), послужили источником смелых исторических параллелей, проводимых Р.: в Ленине и Троцком ему видились Катилина и Клодий, а в Керенском - Цицерон. Цезарь же представал в изображении Р. истинным революционером. --- Самые значительные труды по истории социально-экономического развития древних обществ были написаны Р. в эмиграции. "Социально-экономическая история Римской империи" (1926) и "Социально-экономическая история эллинистического мира" (1941) являют собой образец гениальной модернизации античной истории; Р. анализировал борьбу античной "буржуазии" и "пролетариата", "античный капитализм", "феодальный древний Восток". Эти труды и по сей день продолжают оставаться в центре внимания исследователей древности, в первую очередь, благодаря тому, что они представляют собой пример удачнейшего синтеза и интерпретации разнородных исторических источников и богатого фактологического материала для подкрепления оригинальной концепции развития эллинистического мира. Современное европейское и американское антиковедение до сих пор плодотворно использует идеи и гипотезы Р. о развитии античного общества. Научная и преподавательская карьера Р. - это почти 60 лет беспрестанного научного поиска и сотни публикаций в самых известных издательствах и журналах. Отдельно следует отметить учеников Р.: в разные годы у него учились Э. Бикерман, А. Момиллиано, Дж. Гиллам и др. --- В эмиграции Р. принимал участие в организации нескольких периодических изданий: "The New Russia", "Struggling Russia", "The New Europe", "Новый журнал". Испытав вскоре разочарование в политической деятельности, он тем не менее первоначально поддерживал связи с "Russian Information Bureau", которое, фактически, являлось филиалом Русского освободительного комитета в Нью-Йорке. Одновременно Р. сотрудничал с научными и образовательными группами, возникшими в межвоенный период в Европе и США: Русской академической группой в Париже, Американским комитетом по обеспечению образования русскому юношеству за границей ("American Committee for the Education of Russian Youth"), который был учрежден в 1919 американским археологом и византинистом Томасом Уайтмором (существовал под разными названиями), Семинарием (позднее Институтом) им.Н.Кондакова, Российско-американским комитетом при Институте им.Н.Кондакова, Толстовским фондом, основанным в 1939в Вашингтоне по инициативе Б.Бахметьева и др. --- Многочисленные архивы сохранили переписку Р. с цветом русской эмиграции в Европе и США - М.Алдоновым, И.Буниным, Г.Гребенщиковым, Н.Лосским, В.Набоковым, С.Паниной, Н. Рерихом, К. Сомовым, П. Сорокиным. С некоторыми из них Р. был знаком еще в петербургский период жизни, когда "вторники" у Ростовцевых притягивали к себе интеллектуальную и творческую элиту Петербурга (у них бывали А.Блок, Л.Бакст, историки Н.Кареев и Н.Кондаков, литературовед Н.Котляревский, И.Бунин и мн. др.). В судьбе других {Г.Вернадского, В.Набокова, византиниста А.Васильева, И.Гессена, историка-слависта Л.Старковского, М.Вишняко, литературоведа В.Ледницкого, Э.Бикермана) он принимал деятельное участие, уже находясь в эмиграции. Случайная встреча в сентябре 1922 с П.Сорокиным, только что эмигрировавшим из России в США, сделала их искренними друзьями. С такими же теплыми чувствами он относился к художнику М.Добужинскому. --- У Ростовцевых не было детей. Поэтому они завещали все свое имущество, архив и библиотеку университетам, многочисленным знакомым и ученикам. --- Соч.: Рождение Римской империи. Пг., 1918; Скифия и Боспор. Критическое обозрение памятников литературных и археологических.Л., 1925; A History of Ancient World, vol. 12. Oxford, 1926-27; Mystic Italy. New York, 1927; The Caravan Cities. Oxford. 1932; Dura-Europos and Its Art. Oxford, 1938. --- Лит.: Бороздин И, Ученые заслуги М.И.Ростовцева. М., 1915; Вернадский Г.В.М.И.Ростовцев (к 60-летию его) / Сб. статей по археологии и византиноведению. Прага, 1931, IV; Welles С.В. Michael lvanovich Rostovtzeff (1870-1952) // The Russian Review, 1953, № 12; Coser L.A. Refugee Scholars in America. New Haven, 1984; Bowersock G.W. Rostovtzeff in Madison // The American Scholar, 1986, Summer; Фролов Э.Д. Судьба ученого: М.И.Ростовцев и его место в русской науке об античности // Вест. Древней истории, 1990, № 3: Wes M.A. Michael Rostovtzeff: Historian in Exile // Historia. (Zeitschrift fiir Alte Geschichte), 1990, № 65. --- К. Аветесян ---

    РОЩИНА-ИНСАРОВА    (урожд. Пашенная) Екатерина Николаевна (12.6.1883, ? 28.3.1970, Париж) - актриса, Дворянка, дочь актера Н.П. Рощина-Инсарова, сестра актрисы В. Пашенной. Впервые вышла на сцену в 1897. В 1899 была приглашена Н.Синельниковым в его киевскую труппу, затем играла в театрах Астрахани, Пензы, Москвы (театр Корша), Ростова-на-Дону, Самары и др. городов. В 1905-9 - в Петербурге, в театре Литературно-художественного общества, в 1909-1 1 - в Москве, в театре К.Незлобина, где сыграла Анфису ("Анфиса" Л.Андреева), в 1911 перешла в Малый театр. С 1913 снова в Петербурге, в Александрийском театре. Для Р.-И. как исполнительницы роли Элизы Дулитл В.Мейерхольд поставил "Пигмалион" Б.Шоу. По его словам, в роли Катерины в "Грозе" А.0стровского Р.-И. "со всем ее скитским обликом" была "точно сошедшей с картины Нестерова". Другие основные роли, сыгранные Р.-И. в России: Нора ("Нора" Г.Ибсена, Магда ("Родина" Зудермана), Маргарита Готье ("Дама с камелиями" А.Дюма-сына), Даша ("Любовь" И.Потапенко), Елизавета Дроздова ("Бесы" по Ф.Достоевскому), Лулу ("Обнаженная"), Анна ("Цена жизни" Вл.НемировичаДанченко), Беата ("Бесчестные" филиппи), Нина ("Маскарад" М.Лермонтова). "Она самая молодая и самая талантливая в Александринке", - писал Мейерхольд. Критика отмечала изящество ее игры, изощренность и тонкость нюансов, глубину переживаний, В последние предреволюционные годы ее образы приобрели еще большую ясность и завершенность. --- Уехала в 1918 с мужем, офицером, графом С.Игнатьевым, из Москвы на юг и в 1919 эмигрировала. В Париже впервые выступила 5.1.1921 на вечере памяти Л.Толстого. В 1922 участвовала в спектакле "Ревность" М.Арцыбашева. Организовала свою труппу, затем открыла русский Камерный театр и студию в Риге, просуществовавшие два сезона. Вернувшись в 1925 в Париж, при материальной поддержке Ф.Юсупова давала еженедельные спектакли в театре "Альбер". В 1926 отмечалось 25-летие сценической деятельности Р.-И., ее приветствовали А.Куприн, И.Бунин, К.Бальмонт, Н.Тэффи, Вас.Немирович-Данченко, Б.Зайцев, Д.Мережковский, который назвал ее "одной из наших самых тонких и пленительных артисток" и пожелал "увидеть ее опять на милой старой Александрийской сцене в свободном Петербурге", В 1928 Р.-И. разошлась с мужем, с 1933 жила в парижском пригороде БулоньБийянкур. Главным источником существования было для нее участие в литературно-художественных вечерах ("Москва театральная"), концертах, сборных спектаклях, а также уроки актерской игры для русских и французов (среди ее учениц Ани Вернье, Лиля Кедрова). Играла на французском языке в театре Ж. и Л.Питоевых. До 1934 переписывалась с В.Пашенной, уговаривавшей ее вернуться на родину; с такими же предложениями обращался к ней Вл.Немирович-Данченко. Входила в дирекцию воссозданного осенью 1934 в Париже Театра русской драмы. Режиссер и исполнитель ролей в "Цене жизни", в пьесе Тэффи "Старинный романс", в "Без вины виноватых" и "Женитьбе Бальзаминова" Островского. Играла до 1949. Последний раз выступила в 1957 на вечере памяти Тэффи. В том же году перебралась в пригород Парижа - Кормей-ан-Паризи. Похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. --- Лит.: Е.Н.Рощина-Инсарова. Пг., 1916; Коваленко Ю. Первая актриса русского Зарубежья // Известия, 13.10.1993; Из зарубежных архивов // Театр. жизнь, 1993, № 3. --- Арх.: Колумбийский ун-т, Бахметьевский арх. США. --- Р. Ильин ---

    РУБАКИН Николай Александрович    (псевд. Н. Александрович, Книжный червяк, С. Некрасов, Ораниенбаумский, Н.Р-н и др.) (1.7.1862, Ораниенбаум, Петербургской губ. -23.11.1946, Лозанна, Швейцария) - книговед, библиограф, писатель. Из семьи купца 2-й гильдии, городского головы Ораниенбаума. Окончив реальное училище, сдал экстерном экзамены за курс классической гимназии и поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета: посещал также лекции на историко-филологическом и юридическом факультетах. Первую статью опубликовал в 1877 в журнале "Детское чтение". В 1886 окончил университет с отличием; тогда же был арестован за участие в нелегальной студенческой организации и подчинен гласному надзору полиции на 1 год. С 1892 руководил принадлежавшей матери общедоступной библиотекой (передал ее в марте 1907, когда она насчитывала 115 тыс. томов, Российской лиге образования, как заявил Р., "всему петербургскому населению и прежде всего - петербургскому пролетариату и трудовой интеллигенции"). Работая в издательствах О.Поповой (1894-97) и И.Сытина (1897-99), организовал выпуск книг для народа; составлял программы для самообразования, изучал особенности читательского восприятия ("Этюды о русской читающей публике", 1895). Выразил свои убеждения народника-просветителя в рассказах "Искорки", "Книгоноша" и др. Сблизился, будучи в 1895 в ссылке в Рязани, с П.Милюковым: был видным деятелем либеральных организаций 90-х - начала 900-х: Союза взаимопомощи русских писателей, Комитета грамотности и 3-го отделения Вольного экономического общества. Участвовал в протесте против избиения студентов 1.3.1901, за что был выслан из Петербурга на 2 года; поселился в Крыму, близ Алушты, где под влиянием Е.Брешко-Брешковской вступил в партию эсеров. Написал ряд революционных брошюр и статей, основанных на данных статистики ("Хватит ли на всех земли?", "Военная бюрократия в цифрах", "Много ли в России чиновников?" и др.: итоговая работа - "Россия в цифрах". СПб., 1912). Вышел из партии эсеров после разоблачения Е.Азефа. С 1906 жил в Выборге, с декабря 1907 в эмиграции в Швейцарии (в Кларене, с 1922в Лозанне). --- Р. - автор множества научно-популярных книг (до 250, общий дореволюционный тираж свыше 20 млн. экз.). Новаторский характер носил основной библиографический труд Р. "Среди книг" (1-е изд. 1906) - систематический обзор русской литературы по всем отраслям знания, Для правого фланга общественности просветительская деятельность Р. оказалась неприемлемой, ввиду ее определенно социалистической направленности: В.Пуришкевич называл Р. "одним из самых опасных, самых дерзких посягателей на народную душу"; В.Розанов - "социал-библиографом". Лидеры социалдемократии, в частности, В.Ленин, отдавая должное Р. ("чрезвычайно ценное предприятие"), напротив, видели недостаток его труда в "эклектизме" и принципиальном отказе от полемики, которую Р. считал "одним из лучших способов затемнения истины". На этой позиции неприятия агрессивной партийности Р. оставался и позже, особенно под впечатлением событий гражданской войны: "Все прут против всех", писал он; вопросы об истине и справедливости окрашены "кипеньем не столько человеческих, сколько звериных чувств". По убеждению Р., эти великие вопросы, "не решенные даже в ходе тысячелетий, разумеется, не решаются в какие-нибудь два часа, да притом еще в вихре всеобщей потасовки", когда "тысячи голосов кричали, что истина может быть только белой", а "другие доказывали, что она не иначе, как красная". Необходимо, утверждал Р., "искреннее доброжелательство к людям", нельзя "тащить людей в рай... за волосья". --- На протяжении многих лет Р. разрабатывал библиопсихологию - "науку о социальном и психологическом воздействии книги", получившую признание в Западной Европе. В советских изданиях 20-х библиопсихология была подвергнута разносной критике как "руководство для деятельности, объективно направленной к разоружению пролетариата и притуплению его классовой бдительности"; "рубакинщина" объявлялась "смертельным врагом марксистско-ленинского мировоззрения". В 1916 Р. основал при Институте Ж.-Ж.Руссо (Женева) секцию библиопсихологии, преобразованную затем на базе новой библиотеки, собранной Р. за границей, в Международный институт библиопсихологии в Лозанне. В 1930 советское правительство назначило Р. персональную пенсию. В письме В.Бонч-Бруевичу (1931) Р. убеждал его в том, что созданный им институт - "чуть ли не самый важный центр советской литературы за пределами СССР"; писал Н.Чехову (1934), что не чувствует оторванности от родной страны, живет и питается "духом ее социалистического строительства". В годы 2-й мировой войны Р. снабжал книгами советских военнопленных, бежавших в Швейцарию из немецких лагерей. Согласно завещанию Р., его библиотека (св. 100 тыс. томов) была перевезена в 1948 в Москву, составив "рубакинский фонд" Российской государственной библиотеки. Прах Р. похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. --- Соч.: Introduction i la psychologie bibliologique. t.l-2. Paris, 1922; Что такое библиологическая психология? Л., 1924; Психология читателя и книги.М.-Л., 1929; Избранное, т. 1-2. М., 1975. --- Лит.: Иванова Л.М. Архив Н.А.Рубакина // Сов. библиография, 1962. Na 3; Арефьев Е.П.Н.А.Рубакин как книгособиратель и его библиотеки в Советском Союзе / Книга, сб.8. М.. 1963; Разгон Л. Под шифром "Рб". Книга о Н.Рубакине.М., 1966; Мавричева К.Г. Н.А.Рубакин.М., 1972; Рубакин А.Н. Рубакин. Лоцман книжного моря. 2-е изд.М., 1979. --- И. Розенталь ---

    РУБИНСКИЙ Иван Александрович    (1.1.1890, ел. Маяк, Изюмского у., Харьковской губ. 15.10.1967, Бейрут) - инженер-конструктор. Родился в семье священника. После окончания Харьковской духовной семинарии (1910) поступил на механическое отделение Московского технического училища (МТУ). Уже на 1-м курсе активно включился в деятельность Воздухоплавательного кружка, созданного при училище под руководством Н.Жуковского в 1909; участвовал в постройке летательных аппаратов, создании измерительных приборов и проведении экспериментальных исследований. С начала 1-й мировой войны принял участие в организации авиационной школы добровольцев при Московском обществе воздухоплавания и обучался в ней "искусству летания". В октябре 1914 вместе со своим однокурсником К.Ушаковым сконструировал тренажер для обучения пилотированию самолета, использовавшийся впоследствии в школе. В 1915 поступил "охотником" в действующую армию, окончил краткие теоретические курсы авиации при МТУ и после производства в прапорщики заведовал технической частью и авиационными мастерскими военно-авиационных школ в Москве. Наряду с этим вел исследования в Аэродинамической лаборатории МТУ, выступал в качестве эксперта по вопросам авиации в различных учреждениях.Р. разработал прибор для записи реакции самолета на действие элеронов и рулей, исследовал коэффициент сопротивления авиационных стрел - металлических стержней с оперением, которые широко применялись тогда авиацией воюющих стран для уничтожения живой силы противника. Ему принадлежит установка для записи траекторий самолетов (и падающих бомб), с помощью которой, сравнивая моторный полет с планирующим, можно было определять характеристики винтомоторной группы самолета. В 1916 Р. спроектировал (в сотрудничестве с Ушаковым) зеркальный коллиматорный прицел, применявшийся с весны 1917 на фронте и переданный военным миссиям союзников (применялся в Англии во время 2-й мировой войны). --- В 1916 Р. был рекомендован Советом МТУ для командирования в союзные страны - Англию и Францию - с целью изучения состояния производства самолетов в этих странах, но последовавшие события не позволили реализовать его планы. В 1916 Р. назначили в 1 -и авиационный парк, переведенный из Петрограда в Одессу. Этот парк делегировал его на авиационный съезд в Москве (1917). Там Р. был выбран членом Совета авиации. Октябрьский переворот застал его в Одессе, и ввиду приближения австрийских войск на Р. легли заботы об эвакуации рабочих и имущества парка в Саратов. Демобилизовавшись в январе 1918, Р. вернулся в Москву для завершения своего обучения в Московском училище. Здесь у него возникла идея объединения научных работников и инженеров, связанных с проблемами авиации. М.Громов посоветовал ему обратиться по этому вопросу в правительство, а Н.Жуковский рекомендовал привлечь к организации такого центра еще А. Туполева. Осенью Р. направил в НТО ВСНХ официальное предложение о создании "Центрального аэрогидродинамического института" (ЦАГИ). Предложение это было одобрено, и в декабре 1918 ЦАГИ начал свою работу под руководством "коллегии" в составе трех человек: Н.Жуковский (председатель), А.Туполев и Р, --- Наряду с ЦАГИ Р. участвовал в работе центрального управления авиационных заводов. В 1919 он был направлен для урегулирования взаимоотношений с рабочими на авиационный завод в Одессу, занятую в это время белогвардейцами. Там, в Одессе, Р. принял решение уехать из России в Америку. Он поступил кочегаром на пароход, который, однако, был реквизирован Добровольческой армией и превращен в госпитальное судно для тифозных больных. Вскоре Р. заразился тифом и оказался в пароходном лазарете, корабль же в связи с эвакуацией белой армии был направлен в Египет. В результате Р. попал в лагерь для беженцев под Александрией. Недалеко от лагеря находился английский военно-воздушный парк, и Р. устроился туда на работу (1920). Однако вскоре он переехал в Сирию. В 1921 Р. женился на уроженке Тифлиса - Эллине Браун, дочери работавшего на Кавказе английского инженера; у них было двое сыновей и дочь. --- В 1922-25 Р. имел частную инженерную практику в Дамаске и в течение двух лет (1924-25) работал также в вычислительном бюро Управления земельного кадастра и сельскохозяйственной мелиорации государств Сирии, Алауитов и Великого Ливана (французские подмандатные территории на Ближнем Востоке). В 1926 Р. переехал в Ливан, где получил должность преподавателя в частном Американском университете в Бейруте. В 1931 Р. стал адъюнктом, затем доцентом (1939) и профессором инженерных наук (1951). Удивительно разносторонним был спектр его преподавательской деятельности в университете. Он вел курсы теоретической и аналитической механики, графостатики, теории механизмов, гидравлики, гидрологии, теплотехники и термодинамики, изысканий в общей и высшей геодезии, практической астрономии, ирригации, технического черчения; руководил проектированием по водоснабжению, отоплению и холодильному делу: вел лабораторные и практические занятия по инженерной гидравлике, испытанию материалов, теплотехнике и практической геодезии: читал дополнительные курсы для аспирантов по векторному анализу, теории ошибок, небесной механике, гидродинамике. Разнообразие общетеоретических и прикладных инженерных курсов, которые вел Р., свидетельствовало не только о его личной одаренности, но и о той блестящей инженерной школе, которую он прошел в МТУ. Первый годичный отпуск Р. провел в 1938/39 учебном году в Массачусетском институте (США). Здесь он предложил употреблять в сверхзвуковых аэродинамических трубах тяжелые газы вместо воздуха, что сильно снижало потребную мощность (о результатах своих исследований Р. сообщил в советское консульство - для передачи в ЦАГИ). Следующий свой годичный отпуск Р. провел в 1950/51 учебном году в Принстонском университете (США), где продолжил исследования по применению стекловолокна в предварительно напряженном бетоне. В 1955 Р. ушел на пенсию, но числился научным сотрудником университета до 1963. --- Р. принадлежит масса новаторских идей и изобретений в различных областях. К сожалению, многие из них остались неосуществленными из-за отдаленности Бейрута от ведущих научных центров промышленно развитых стран. В 1923 Р. направил в Военное ведомство США обоснование целесообразности полетов в стратосфере в целях выигрыша скоростей. В 1925 разработал вычислительные приборы для обработки геодезических данных. С 1930 изучал снижение гидродинамического сопротивления судов с помощью "воздушной подушки", предвосхитив последующее бурное развитие этой идеи. Им была спроектирована вычислительная машина для решения систем уравнений со многими неизвестными.Р. изучал распространение звука по натянутым струнам и использовал результаты этого исследования для разработки устройства, усиливающего звук или аналогичные вибрационные процессы. Он предложил оригинальные дифференциальные трансмиссии для высоких коэффициентов передачи. На протяжении ряда лет успешно занимался проектированием и испытанием простейших высокоэффективных центробежных водяных насосов для орошения, начало работ над которыми было положено запросом Переселенческого комитета Лиги наций.Р. участвовал в проектировании и строительстве в Бейруте сооружений для промышленного обезвоживания нефти газами. Ему принадлежит также конструкция ряда измерительных приборов. Небольшой сборник его работ содержит статьи, посвященные снижению трения в грунтах с помощью электроосмоса, использованию методов графостатики для оптимизации коммуникационных линий, устройствам для опреснения морской воды, центрифужным испытаниям хрупких материалов, использованию "жидкого стекла" в дорожном строительстве, устройству для предварительного напряжения бетонных стержней и расчету предварительно напряженных бетонных блоков. Последнюю свою работу (1966) о простых аналогиях, поясняющих действие тяготения, написанную к 300-летию закона всемирного тяготения, Р. посвятил памяти двух русских ученых - П.Лебедева и Н.Жуковского. Незадолго до смерти (1965) Р. побывал в Москве, оставив здесь свои краткие автобиографические заметки. --- За многогранную научно-техническую и преподавательскую деятельность правительство Ливана наградило Р. орденом Кедра, а министерство образования республики - бронзовой медалью. --- В качестве хобби Р. увлекался цветной стереофотографией, конструированием быстроходных лодок, мастерил визуальные средства для преподавания. --- Похоронен на бейрутском кладбище в Ашрафие, отпевание было совершено в церкви Св.Димитрия. --- Соч.: The Use of Heavy Gases or Vapors for High Speed Wind Tunnels // Journal of the Aeronautical Sciences, 1939. vol.6, № II; Research Papers. Beirut, 1964; К истории Воздухоплавательного кружка. Рукопись. Научно-мемориальный музей Н.Е.Жуковского. --- Лит.: Emeritus Professor Ivan Rubinsky Dies in Beirut // American University of Beirut, Faculty Bulletin, 1968, 13 Jan.; Некоторые даты к истории ЦАГИ.М., 1978. --- В. Бычков Г. Михайлов ---

На фотозаставке сайта вверху последняя резиденция митрополита Виталия (1910 – 2006) Спасо-Преображенский скит — мужской скит и духовно-административный центр РПЦЗ, расположенный в трёх милях от деревни Мансонвилль, провинция Квебек, Канада, близ границы с США.

Название сайта «Меч и Трость» благословлено последним первоиерархом РПЦЗ митрополитом Виталием>>> см. через эту ссылку.

ПОЧТА РЕДАКЦИИ от июля 2017 года: me4itrost@gmail.com Старые адреса взломаны, не действуют..